Истинный дракон, страждущий некромант и прочие неприятности

О забытых воспоминаниях

Солнце светило нестерпимо ярко, нещадно припекая мою и без того многострадальную головушку. Я прищурилась, вставая. Что-то в происходящем со мной было неправильно. Но вот что — я пока сообразить не могла. Просто стояла и смотрела пустым взглядом по сторонам, разглядывая близ растущие сорняки и витавшую в воздухе пыль. Где-то недалеко шумела своими лопастями дамба и переливалась в свете солнца широкая полоска змеи-реки.

Я прикрыла глаза, улыбнувшись. Монотонный плеск воды успокаивал. Правда, очень скоро, прислушиваясь, я стала различать помимо шелеста дамбы ещё какие-то посторонние звуки, полностью ломающие всю гармонию.

Скривив губы, я поспешила к берегу. Все же было интересно, что там происходит. Чуйка меня не подвела: на берегу реки и вправду затевалось неладное.

— Выродок, жалкая пародия на человека! — вопил какой-то загорелый и необычайно ушастый пацан, сверкая неровными зубами. — Это ведь ты на прошлой неделе нашу корову проклял, да? Ну, теперь берегись! Живым не уйдешь!

Компашка длинноухого противно заржала. Стоявший же у кромки воды худосочный мальчишка побледнел. На фоне рослых и крепких подростков явно сельского разлива он выглядел совсем ребенком. Я бы ему навскидку не дала бы и десяти лет, длинноухому же по моим меркам было около семнадцати-восемнадцати.

— Простите, но ваша корова была сильно больна все эти годы. Я всего лишь облегчил её страдания… — залепетал парнишка, ссутулившись. Он поспешно начал ретироваться с берега, вызвав очередной взрыв хохота у парней. Уйти просто так это стадо шакалов ему, естественно, не позволило. Мальчику преградил путь здоровый амбал, как бы невзначай поигрывая куском арматуры.

— Эй! А ну прекратили, живо! — я более не смогла стоять в стороне, поспешив на помощь парнишке. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы признать в нём некроманта. Я отлично знала, что некроманты со смертью не врут, особенно такие одаренные, как этот. А в том, что он был одарен, у меня никаких сомнений не возникало. Если уж он сказал, что животное должно было издохнуть в страшных мучениях, то его вмешательство стало лишь актом милосердия по отношению к корове.

Каким же было моё удивление, когда моя рука, призванная остановить затевающееся побоище, прошла сквозь плечо носителя арматуры. Я даже отскочила на метр от неожиданности, глядя округлившимися глазами на руку. Рука как рука, вполне осязаемая… Но тогда что тут происходит?

— Что, бесий выкидыш? Думал сбежать, да? — подвякнул ещё какой-то парень, заходя мальчику за спину. На меня он, ожидаемо, не обратил никакого внимания, просто пройдя насквозь. — А не получится. Сегодня так славно светит солнышко… Ну чем не повод избить какого-нибудь некромантишку?

— Нет, не надо! Прошу! — взмолился мальчишка, неловко пятясь в сторону. Там его уже поджидал длинноухий:

— Что, не хочешь с нами повеселиться? — мальчишка отчаянно замотал головой. Длинноухий рассмеялся. Ехидно так, с издевкой. На мои крики и ярость, пылающую алым пламенем он, аналогично остальным, не обращал внимания. — А вот я очень хочу! — парень хмыкнул и прищелкнул пальцами. В тот же миг в место подле мальчишки-некроманта ударила молния. Мальчик вскрикнул от боли и страха, прикрыв глаза рукой. Место подле него характерно обуглилось и дымило. Мне же с трудом удалось сдержать поток нецензурной брани, так и готовый сорваться с языка. Впрочем, помешать начинавшемуся побоищу я не могла: моих криков никто не слышал, а касания проходили сквозь тела.

— Прошу, прекратите! Что я вам сделал? — залепетал мальчишка, протирая заслезившиеся глаза.

— Как минимум ты родился! — хохотнул ещё один парень. — Омрачил своим рождением не только свою семью, но и всю нашу деревню! Постоянно живность нашу моришь! Да от твоего взгляда даже наши посевы сохнут, тварь! Мертвяк поганый, скорее бы тебя уже забрали в ад высшие силы!

— И заберут! С нашей помощью, естественно! Давно уже прибить эту падаль надо было! Никто и не хватится его, никто и не вспомнит! Все деревенские нам только спасибо скажут за спасение деревни от этого чудища! — носитель арматуры оскалился и замахнулся. Паренек уклониться не успел, получив арматурой по голове. На землю пролилась ярко-алая кровь, стекающая из рассеченной брови. Некромант упал носом в землю, беспомощно растянувшись на траве. Его худенькое тельце сотрясалось от боли.

Я со злостью бросилась вперед, проскочив сквозь замерших парней, кинувшись к некроманту. Мальчишке было явно плохо. Даже магу не стоит попадать под удар таких опасных железок. Я попыталась поднять его, но схватила руками пустоту. Стало страшно от собственного бессилия.

— За что…? — шептал он, пытаясь подняться. Его лицо было испачкано в крови, гелиотроповые глаза неестественно блестели из-под прядей чёрно-белой челки. — Просто отстаньте от меня! Не троньте меня! — крикнул он истерично, вскинув вверх руку. Меж его пальцев сверкнула черная молния и ударившись в стоящее неподалеку дерево моментально обратило его в труху с оглушительным грохотом.

— Чтоб меня ведьма прокляла… — пробормотал парень с арматурой, начиная заметно дрожать. Молния пронеслась как раз неподалеку от его носа.

— Просто уйдите! Разве вы не видите, что я опасен?! — закричал, поднявшись, мальчик, схватившись за начудившую руку. Он затравленно огляделся, попытавшись скрыться. Он оступился и, неуклюже взмахнув руками, угодил в заросли репейника, тут же обратившегося в пыль, стоило только рукам некроманта коснуться листьев.

— Эй, хулиганье! Опять маленьких обижаете?! — подобно грому среди ясного неба, прогремел до боли мне знакомый звонкий голосок. Не веря своим ушам, я обернулась, увидев на мостике точную мою копию, только лет эдак в пять.



Ляксандр Македонский

Отредактировано: 17.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться