Истоки неприятностей

Font size: - +

Глава 10, в которой рассвет не приносит облегчения

Карета подпрыгнула на ухабе и бодро покатила дальше. От толчка Нина проснулась и какое-то время тупо пялилась перед собой, соображая, что происходит. Потом вспомнила: после аварии кто-то уступил им свой экипаж, чтоб добраться до города. Власта Мир вообще предлагала заночевать в её особняке, гостевых комнат там хватало, но Ракун твёрдо решил вернуться в Викену.

Выглядел магос ужасно: весь в грязи и местами в крови, бледный до зелени и, кажется, едва не падающий в обморок. Нина думала, что он отключится по дороге, но вместо этого нечаянно уснула сама, и не мешали ей ни поскрипывающие колёса, ни жёсткое сидение, ни тихий разговор.

- Да я вам клянусь, что не могла она сломаться сама по себе! - уверял водитель разбившейся машины, сидевший напротив. Судя по тону, говорил он это далеко не в первый раз. - Не представляю, что могло случиться!

- Спокойно, спокойно, я верю. - Голос Ракуна звучал устало, но твёрдо. - Ты куда-то отлучался от машины?

- Да, но совсем ненадолго. В уборную один раз. И ещё когда дождь начался, всех пригласили под крышу, горячим чаем угостили. За счёт хозяев и в честь праздника.

- Хороший праздник получился. - Магос не глядя ухватил с сидения термос и отхлебнул прямо из горла.

- И не говорите, - вздохнул водитель. - Чудо, что уцелели. Уж думал, всё, крышка нам, а тут это дерево словно само под колёса бросилось. Передок помяли чуть — это не беда, починим. Разобраться бы, что там стряслось с тормозами-то.

- Разберись. И мне счёт за ремонт пришли. Оплачу.

- Да бросьте, вы же не виноваты. Моё дело было отвезти и привезти, я не справился.

- Я сам разберусь, в чём виноват, а в чём нет, - огрызнулся Ракун и зачем-то посмотрел на Нину. И, конечно, сразу же заметил, что она не спит. - Доброе утро.

За окном действительно уже светало. Пригород Викены потихоньку просыпался: распахивались окна, голосили петухи, дремали на козырьках крыш набесившиеся за ночь марты.

- Я, с вашего позволения, тут сойду, - решил водитель. – Родственники вон в том доме живут, у них и остановлюсь, чтоб на другой конец города не ехать.

Магос кивнул и долбанул кулаком по стенке, давая сигнал кучеру.

- Ты сам-то спал? – набросилась с расспросами Нина, как только они остались вдвоём. – Сейчас приедем – немедленно ложись. Хотя нет, сначала мыться. Выглядишь так, будто грохнулся в болото в обнимку с мотком колючей проволоки.

- Это был куст. – Ракун со вздохом пощупал заклеенную пластырем щёку. – А по делу что скажешь?

Речь шла явно не о похищении списка гостей, а о более поздних событиях.

- Считаешь, аварию подстроили специально? – нахмурилась Нина.

- У тебя есть другие версии?

- Случайное стечение обстоятельств тоже исключать нельзя, хотя вероятность очень уж небольшая. А вот если кто-то покопался в тормозной системе, пока машина стояла без присмотра, то возможны разные варианты. Зависит, например, от того, кто распорядился устроить угощение для водителей. Если госпожа Мир решила сделать людям приятное — это одно. А вот если Биниас…

- Бинниас - придурок, конечно, но на что-то серьёзное вряд ли способен, - с сомнением протянул Ракун. – Ну припугнул я его немножко, подумаешь… Разве контрабандная машина стоит двух трупов?

- Трёх. Ты бы тоже сидел в салоне, если бы… - Нина замялась. – Ну, если бы я не психанула.

- Но ты психанула. Всё ещё считаешь, что нам надо поговорить?

- Всё ещё считаю, что это лучше сделать дома и после того, как ты проспишься и придёшь в себя.

- Думаешь, за это время что-то изменится? Я всё равно не буду извиняться за какой-то дурацкий поцелуй. Что сделано – то сделано.

Нина и не ждала извинений. Если рассуждать логически, Ракун поступил правильно, поцеловав Марлену. С какой стороны не посмотри — правильно. И их не поймали и даже не заподозрили, всё прошло гладко, но на душе всё равно было мерзко и пусто, как будто оттуда с корнем вырвали что-то важное, и теперь получившаяся дыра ныла и кровоточила, не давая вдохнуть.

Но Нина всё же нашла в себе силы ответить:

- А и не надо извиняться. Ты всё сделал как надо. Это я виновата. Думала, что смогу к этому привыкнуть. К тому, что не знаю, где ты, с кем ты. К тому, что ты всегда поступаешь как хочешь, не спрашивая моего мнения.

- Да я же специально в контору… - начал Ракун, но Нина жестом остановила его. Не хотела слушать. Потому что он опять был прав. Поэтому и хотела отложить этот диалог хотя бы немножко, давая себе возможность остыть и смириться с ситуацией. Не вышло.

- Да хоть в контору, хоть куда угодно. Ты не изменишься, где бы ни работал. Даже если я свяжу тебя и запру в подвале, ты не перестанешь думать о других женщинах. И я не хочу тебя запирать, не хочу тебе мешать, не хочу требовать объяснений. Не хочу тебя менять. – Очень некстати вспомнилось утреннее «Люблю тебя таким, какой ты есть». Нина едва удержалась, чтоб не сказать это вслух, и взамен пробормотала: – Давай, ну… ты будешь сам по себе, каким хочешь и с кем хочешь, а я сама по себе. Останемся друзьями. Так же говорят в таких случаях, да?

- Ты хочешь, чтоб мы расстались? – Ракун нервно потёр глаза, и без того красные, воспалённые.

- Я хочу, чтоб ты был свободен. Действовал без оглядки на меня. Не рисковал жизнью ради меня. Знаешь, когда это произошло… ну, когда мы ехали вниз, и уже понятно было, что машина не останавливается, я вдруг подумала, что даже рада. Рада, что сейчас умру, и на этом всё закончится. Ты немножко погорюешь, конечно, а потом забудешь — и станешь жить как раньше, без проблем. Зачем ты вообще меня спасал? Это могло тебя убить!

- Дура, - прорычал магос. И уже собрался прибавить что-то ещё, но тут карета остановилась. За окном серым монолитом возвышался дом Лисара.



Екатерина Шашкова

Edited: 20.04.2018

Add to Library


Complain