Исторический район

Размер шрифта: - +

Глава 1.

Когда Женька вызвался проводить Елену до дома, она с радостью согласилась. Не то чтобы парень ей сильно нравился, отношения у них были чисто приятельские, бывшие одноклассники как-никак. Но с ним было интересно. Они делились обстоятельствами студенческой жизни и прекрасно понимали друг друга. Их дома отделяла всего одна остановка на маршрутке и это расстояние они решили пройти пешком, тем более что погода располагала к прогулкам. Конец октября выдался необычно ясным и сухим, надо успеть насладиться погожими деньками.

Чем ближе они подходили к дому, в котором теперь жила Елена, тем сильнее девушка замедляла шаг, словно оттягивая момент, когда она шагнет в мрачный, всегда тенистый двор.

- Ну и как тебе на новом месте?- Женька словно прочитал мысли своей спутницы. Елена скривилась:

- Да ну, серость сплошная. Дом старый, одни старики да старухи во дворе.

- Ну, это ты зря про серость. С исторической точки зрения, весь квартал от старой больницы до самого оврага очень примечательное место. Ты знаешь что дом, в котором ты сейчас живешь, построен на месте бывшего кладбища?

Елена даже споткнулась. Женька придержал её за пояс курточки, да так и продолжил держать, будто боялся, что девушка убежит.

- Это ты сейчас серьезно про кладбище?

- Конечно, серьезно. А ты что, реально не знала? Ну и кто после этого серость?- Женька радостно улыбнулся, будто сделал однокласснице самый крутой в мире комплимент.

Продолжив путь, Женька решил, во что бы то ни стало просветить Елену.

- Вообще-то, в городском музее выставлено два каменных надгробия с этого кладбища. И одно из них принадлежит не абы кому – а самому Кулакову. Скажи еще, что не знаешь, кто такой Кулаков.

Лена пожала плечами, и Женька бойко продолжил:

- Кулаков - один из знаменитых жителей нашего города девятнадцатого века! Был купцом и занимался благотворительностью. И вообще, по воспоминаниям современников хороший человек был.

Женька продолжал еще что-то говорить, но Лена его уже не слушала. Парень просто повернут на истории еще со школьных лет. И если уж он начинал что-то рассказывать – лучше сделать вид, что тебе жутко интересно. Когда после школы Женька поступил на исторический факультет, никто из одноклассников и не удивился.

- Ну вот и пришли. Спасибо, что проводил. Пока, Жень.

Парень, которого прервали на полуслове, растерянно заморгал и пробормотал:

- А, ну да. Пока. Увидимся еще.

 

Четырехэтажный дом, стоящий буквой «г» вызывал у Елены сильное раздражение. Ей не нравилось в этом доме все: от запаха в подъезде, до звука домофона на входной двери. Тенистый двор, в котором словно в лесу высились березы и шумели ветвями клены, с одной стороны был огорожен самим домом, а с другой стороны плотными рядами покосившихся сараев, стены которых местами даже мхом покрылись.

Да уж, никаких сомнений что раньше здесь находилось кладбище и быть не может. Слишком уж атмосфера мрачная. Возле подъезда стояла нынешняя соседка, которая частенько заглядывала к маме поговорить «о жизни». Мама, в отличие от Елены, быстро освоилась на новом месте, завела знакомства с соседками. И если бы не раздававшиеся из-за двери ванной всхлипы и плач, Лена бы подумала, что мама вполне довольна жизнью.

- Добрый день, Наталья Павловна.

Елена хотела быстро прошмыгнуть в подъезд, но вдруг остановилась.

- Наталь Павловна, а это правда, что наш дом на месте бывшего кладбища построили?

Соседка, до этого что-то листавшая в смартфоне, подняла на Лену задумчивый взгляд.

- Да, говорят так. Отец рассказывал, что когда в сарае погреб рыл, на гроб наткнулся. А из него спускалась девичья коса.

Все это женщина проговорила совершенно равнодушно, без эмоций. И снова уткнулась в смартфон.

 

На кухне, окно которой выходило во двор, даже днем было не светло. Береза, росшая перед окном, своими ветвями почти касалась стекла. Лена зажгла свет и поставила чайник на плиту. Мысли все вертелись о том, что ей сообщил Женька. Она недоумевала: разве можно строить жилой дом на месте кладбища? Это вообще в голове не укладывается. Она принесла на кухню свой ноутбук и пальцы забегали по клавиатуре.

Женька не врал. Действительно, до тридцатых годов прошлого века их район занимало Тихвинское кладбище. Была даже часовня. А потом новая власть кладбище постановила закрыть, а на месте захоронений началась стройка. Лена даже плечами передернула: кто этот умник, которого осенила «гениальная» идея?

Её раздумья прервало мычание за стеной. А потом послышался успокаивающий и приглушенный голос Натальи Павловны. Мычанье повторилось уже громче, с требовательной интонацией и Лена расслышала слова соседки:

- Сейчас, сейчас. Потерпи, Оленька. Сейчас остынет.

От мамы Елена знала, что соседка одна воспитывает девочку. Оленька родилась нездоровой, и муж Натальи Павловны ушел из семьи. Лена никогда не видела эту девочку, да и желанием не горела. По словам мамы, Оленьку редко вывозят на улицу, потому что нужна мужская помощь, чтобы вынести инвалидную коляску во двор.

 

То, что у Ирины Владимировны выдался нелегкий день, Елена поняла сразу, как та переступила порог. Сжатые губы, недовольно наморщенный лоб – сейчас начнет придираться по каждой мелочи. Лена поспешила скрыться в своей комнате и тут, словно спасение, раздался сигнал пришедшего сообщения. Это Ромыч оповещал, что ждет её во дворе. Она подошла к окну и увидела темную высокую фигуру, ошивающуюся возле детской площадки.

Когда Елена выскользнула в коридор, мама громко, не скрывая недовольства, спросила:

- Опять с этим охламоном идешь?

Лена молча продолжила одеваться.

- Дочь, ну неужели ты не видишь, что этот парень тебе не пара? Он из другого социального слоя. К тому же он старше тебя. Он…



Татьяна Бегоулова (Дулепова)

Отредактировано: 09.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться