Исторический район

Размер шрифта: - +

Глава 11.

Голова гудела как разворошенный улей. Всю дорогу до дома Елена пыталась связать воедино отдельные кусочки мозаики. Она раньше и не подозревала, что жизни людей, которые никогда и не знали друг друга, могут связаться в тугой узел из-за чьей-то глупости, необдуманного поступка. И узел этот вдруг окажется невозможно развязать, только если разрубить, оборвав ниточки чьих-то жизней. Виталий Клочков, который вдруг увлекся черной магией, так кстати натыкается на могилу ведьмы. Случайность? Скорее всего да, ведь вряд ли где-то сохранилось упоминание о конкретном захоронении какой-то там ведьмы. Потом Виталий погибает, связанно ли это с его увлечением или нет - неизвестно. Но этот злосчастный кулон остался и спустя двадцать лет начал собирать жертвы. Сначала Настя Клочкова, потом её подруга, теперь Елена. Или в этой истории все гораздо проще и, как говорит Женька, все это можно объяснить логически?

Когда они распрощались с Соколовым, Елена обрушила на Женьку весь шкал эмоций – она пыталась выразить словами то, что цеплялось друг за дружку в голове, становясь в определенный порядок и выстраивая в общем-то мрачную картину. Но одноклассник все невероятные умозаключения Елены объяснил для себя шоком. Он-то видел все в ином свете: город маленький и тут все через одного друг с дружкой знакомы. То что Виталька так удачно откопал ведьму парень считал совпадением. Да, Клочкову очень сильно повезло. Единственное, что не укладывалось в Женькину логическую картинку, это появление псины, которую видела и слышала только Ленка. Но тут он отвечал, что слишком мало информации и поэтому выводы он сделать не может.

Елена вряд ли помнила как дошла до своего дома. Когда мысли немного улеглись, она смогла среди них выделить одну, что пугала её больше остальных. Она нечаянно призвала дух ведьмы! Звучит по-идиотски, невероятно, но это факт. И если не провести вовремя обратный ритуал, то скоро вместо нее по квартире будет разгуливать ведьма в Ленкиных джинсах и водолазке. Какой ужас…

Ей было необходимо с кем-то поделиться и уже подходя к подъезду Лена решила, что позвонит Маринке и обсудит с ней открывшиеся факты. Или лучше позвонить Насте Клочковой? Все-таки речь идет о её брате. Или именно Насте ничего как раз и не нужно рассказывать – потому что тут радоваться нечему. Она не успела додумать эту мысль, потому что взгляд наткнулся на обжимающуюся возле её подъезда парочку. Она еще машинально лезла в сумку за ключом от подъезда, а сама уже рассматривала Ромыча, который обнимал какую-то девушку и норовил ту поцеловать. Не надо быть шибко умной, чтобы понять к чему этот спектакль. А точнее для кого. С чего бы Ромычу не обжиматься у себя в подъезде? Нет, надо встать именно здесь, чтобы или Ленка сама или её мама, которая потом конечно расскажет дочке, убедилась, что у Ромыча все в порядке и девки сами на него вешаются. Это было и слишком напоказ и одновременно как-то до смешного наивно. Но на Елену эта ситуация повлияла совершенно иначе. Она последние дни барахтается как лягушка, угодившая в кувшин с молоком. Готова на все, лишь бы избежать ужасной участи, которая ждет её, если верить книге о старинных ритуалах. Каждую ночь ей снятся кошмары и забирают у неё силы. А этот идиот, по другому и не скажешь, решил на еще свежую рану соли посыпать с перцем, чтобы уж совсем ей света невзвидеть. Елену разозлило не то, что он с другой девушкой, а то, что он специально это демонстрирует, прямо в глаза тычет.

Горячая волна прошла от пяток до макушки Елены, рука сжала брелок с ключами. Парочка посторонилась, когда девушка протянула ключ к домофону. Писк звонка она не услышала, все перекрыл голос Ромыча:

- О, Лен, привет. А я тебя и не признал сразу, богатой будешь.

Она потянула дверь подъезда на себя, но Ромыч будто случайно в этот же момент облокотился о дверь плечом.

- Познакомься, Лен, это моя девушка. Олеся.

Лена глубоко вздохнула, как вздыхают взрослые над слишком расшалившимися детьми:

- Рада за тебя. Дверь отпусти, ты мне пройти не даешь.

В этот момент Ромыч потянул на себя завизжавшую Олесю и та прильнула к парню, а оба они так и продолжали блокировать дверь. И это стало последней каплей. Так бы она может и промолчала, но сам напросился.

- Олесь, когда тебе Ромыч говорить про любовь будет и про серьезность намерений – не верь ему. Он девушек как перчатки меняет. Еще на прошлой неделе он все это другой девчонке рассказывал.

Олеся растеряно отстранилась от Ромыча, тот хмыкнул пренебрежительно, но от двери отошел. И Ленка, наконец, прошмыгнула в подъезд.

Мама Елены была дома и вкусные ароматы из кухни свидетельствовали о хорошем настроении Ирины Владимировны.

- Лен? Ты что-то поздно, стемнело уже.

- Мам, я с Женькой была.

- Ну и хорошо. А что там у нас во дворе творится? Целый час под окнами визг и смех.

- А это Ромыч новую девушку выгуливает.

Получилось настолько ехидно, что Лена и сама поразилась. А Ирина Владимировна сначала недоуменно подняла брови, а потом нахмурилась:

- Это он что, паршивец, специально, да? Чтобы ты увидела?

Вид Ирины Владимировны был весьма воинственен: с полотенцем в руках, нахмуренными бровями.

- Ой, мам, да пускай тискаются на здоровье.

Лена старалась сказать это как можно равнодушней, но её мама не поверила. Она подошла к дочери и поцеловала в висок:

- Вот он и показал всю свою натуру. Не достойно повел себя. Так что не трать свое время и нервы на такого экземпляра. Вокруг достаточно других хороших мальчишек.

- Да мам, конечно.

 

Когда во сне Лена снова очутилась в туманной призрачной дымке, она совсем не удивилась. Скорее, вздохнула про себя: «Опять». Но в этот раз кошмар все-таки отличался от предыдущих сновидений. Туман вокруг вдруг стал очень плотным, казалось, что его можно потрогать, пощупать. Но девушка стояла не шелохнувшись, напряженно ожидая, что будет дальше. И в какой-то момент она явственно почувствовала, что за её спиной кто-то стоит. Но любопытства не было. Был только страх. Страх, который тут же перешел в ужас, когда она отчетливо услышала шепот:



Татьяна Бегоулова (Дулепова)

Отредактировано: 09.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться