Истории города Туманов

История девятая: Человек, который был Зимой

В городе Туманов нет времен года. Ни цветущей весны, первой ступающей на дорогу к новому началу. Ни солнечного лета, наполняющего мир буйными ароматами. Ни янтарной осени, укрывающей все невесомым одеялом багряных листьев. Ни морозной зимы, рисующей узоры на окнах и крышах.

В городе Туманов странная, неуловимая погода, то и дело похожая на лето, или на весну, или на осень. Та погода, когда одновременно не холодно и не жарко, ничего уже не цветет и еще не осыпается, не льет дождь и не слепит северный ветер. Даже ее смягчает туман.

Но иногда, только изредка, в город Туманов приходит Зима. Он всегда возвращается с запада, оставляя вместо следов тонкий слой льда. Он возвращается вместе с порывами ветра, завывающего в трубах.

Вокруг него падают, мерцая в неверном свете фонарей, снежинки. От совсем крохотных до таких, что едва поместятся на ладони. Они падают и вновь поднимаются в пируэтах замысловатого танца, который никогда не прекратится. Они, как прикормленные птицы, садятся Зиме на запястье, стоит только подставить руку.

Филин чувствует его приближение. Черный-с-голубым Дом ежится, хлопает ставнями и бормочет чужими голосами в темноте. Филин спускается на порог и садится там, поглаживая камни. Дом постепенно успокаивается. Зиму выдает скрипящая под сапогам изморозь. Он ищет взглядом Филина и находит на привычном месте. Его всегда встречают на пороге. Немного насторожено, с опаской. Ты - это действительно ты? Зима кивает, поднимая воротник. Филин улыбается. Он ведь на самом деле рад. Почти абсолютно счастлив. Зима идет дальше.

При его появлении фонари разгораются ярче, как будто своим светом и призрачным теплом хотят разогнать окружающий его холод. Ветер, сопровождающий его, бросается в атаку и разбивается о матовое стекло. Те, кто светят там, внутри, в безопасности. Их не достанет ни мороз, ни вьюга. Коротким движением руки Зима призывает ветер к порядку. Тот неохотно прячется в складках его плаща. Говорят, все ветра находят там пристанище. Говорят, Зима - их страж и охранник, следящий, чтобы дули в меру и к месту. Говорят...

Зима подходит к приоткрытой двери «Селены» и застывает на пороге. С ним - ночь, сумрак и холод, внутри - огонь, веселье и жизнь. Он слышит громкий голос Леопарда и звонкий смех Синеглазого. Слышит тихое дыхание Дух и негромкое сопение Серого. Слышит, как мурлычет кошка, забравшаяся к кому-то на колени. Слышит звук поленьев в камине. Чувствует, как внутри бьется жизнь.

Зима отворачивается, сунув руки в карманы. И нос к носу сталкивается с Филином. Тот стоит босиком на тонком снегу, покрывшем ступеньки, и ежится.

- Напугал? - тихо спрашивает Филин, протягивая руку. Зима отодвигается. Ему не хочется касаться живого, не хочется причинять боль.

- Ничего, - шепчет Филин. - Ничего, я потерплю.

Зима неловко касается чужой, обжигающе-горячей ладони. Филин что-то напевает без слов. Тихо-тихо, почти неслышно. Напевает, качаясь с пяток на носки и дирижируя в воздухе свободной рукой. Напевает вдохновлено, словно не чувствует вечный холод, когтями вцепившийся в его ладонь.

И зима отступает. Снежинки прекращают плясать, мягко опускаясь вниз. Ветер утихает, прячась в щели между домов. Изморозь под их ногами расплывается водой.

Зима чувствует, как холод, давно ставший его неизменным спутником, засыпает, убаюканный песней Филина.

- Не надо было... - бормочет он, выдергивая руку. Филин становится на цыпочки, едва доставая ему Зиме до плеча, хмурится и уперто заявляет:

- Надо. Идем, - и проскальзывает к уже распахнутой двери «Селены». На пороге - Синеглазый. Ему сегодня едва за двадцать, а на голове - венок из солнечно-желтых цветов.

- Что ж вы так долго? - с улыбкой спрашивает он. - Заходите!

И Зима делает шаг. Там, за порогом, остается почти все. Потом оно вернется, и он снова пойдет по мирам - Зимой. А сейчас он всего лишь человек, который был Зимой.



Джуди Ли

#30327 в Разное

В тексте есть: мистика, паралелльные миры

Отредактировано: 11.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться