Истории о любви и не только

Размер шрифта: - +

Сквозь лёд ничего не видно

Лена летала по дому счастливой пчелой: нужно было все приготовить к приезду мужа из трехдневной командировки как нельзя лучше. Все было убрано, вылизано, приготовлено, а она все носилась по комнатам: то в спальне поправит покрывало на кровати, то в зале протрет еще раз подоконник или журнальный столик возле дивана, то на кухне оглядит критичным взглядом празднично сервированный стол, где уже стояли свечи, салаты, закуски и только горячие блюда дымились в кастрюльках, а потом то тарелку подвинет, то салфетки переложит.

Елена Сергеевна, или Лена, Леночка, Елена Прекрасная, Алена – окружающие называли ее по-разному – была счастливейшей женщиной. Уже шесть лет замужем, муж хороший во всех отношениях, работает в ООО «Галактика», название попахивает претензией на мировое господство, так Елена выразила свое отношение к торгово-закупочной фирме мужа, которая была действительно крупной, имела по всей области филиалы, куда муж, будучи заместителем директора, выезжал в командировки. Поначалу Леночка переживала из-за частых поездок мужа, но он как-то, взяв ее за плечи и заглянув ей в глаза, спокойно, как будто под гипнозом, заставил ее успокоиться и поверить ему:

— Давай договоримся, что ты будешь мне доверять. Проверить, где я, ты не сможешь, так что не волнуйся, просто жди меня, а я обещаю тебе, что буду рваться с работы только к тебе.

И она верила, терпеливо дожидаясь мужа из командировок или просто с работы, не позволяя себе даже предположить, что его могут задержать совсем иные причины.

Приходила Елена Сергеевна с работы домой, расслаблялась, ей было хорошо в ее не большой, но и не маленькой квартире, мечтала о ребенке, которого муж пока не хотел, но недавно стала думать о том, что пора уже самой решить эту проблему, и она отказалась от таблеток. Последнее время муж много работал, приходил поздно, уставший, сразу ложился спать, хотя Лена и ждала его. Ей хотелось любви и близости, но он отворачивался от нее и мгновенно засыпал, то ли от усталости, то ли полноты полученных за день эмоций и впечатлений, посапывая и, переворачиваясь на спину, похрапывал, а она улыбалась в темноту со светлой радостью и мечтой о ребенке. Редкие ночи любви, украденные у заработавшегося мужа, заполняли ее сознание безоговорочным счастьем, у нее и мыслей не было, что она может делить мужа с кем-то еще. Она верила мужу, так верила, что если бы ей кто-то осмелился даже предположить об измене мужа, она долго смеялась бы над этим несчастным, дерзнувшим озвучить такую крамолу.

Лена при случае и без случая любила говорить о своей жизни: о муже, приносящим кучу денег, о доме – полной чаше простого человеческого и женского счастья. С подругами ли, с матерью, на службе она не уставала твердить о душке-муже, о своем славном житье-бытье, жужжала эдакой пчелой, потерявшей голову от обилия цветов, готовой ухватить в свои натруженные лапки все медоносы без остатка. С другими мужчинами по работе ли, в гостях ли она была подчеркнуто вежлива, не более того, при разговоре с ними опускала глаза, но не из скромности, а из страха, что ее могут уличить во флирте. Подруги завидовали, сослуживицы кисло ухмылялись, кривя губы, мать качала головой и называла Лену Наташей Ростовой, на что Лена, молча, улыбалась, сияя от счастья. Но в последнее время все чаще стала сетовать про себя на то, что у нее с Лёнечкой нет детей.

— Ну, какая же я Наташа Ростова? - Возразила она как-то матери, а потом возопила, - нет у меня детей.

А мать ей посоветовала:

— Слишком уж ты угождаешь мужу. Хватит заглядывать в глаза мужу, открыв рот.

— Я так делаю? – Удивилась Лена.

— Ты делаешь хуже, – горячилась мать, но в ответ услышала звонкий смех дочери.

— Мама, мой муж стоит того, чтобы заглядывать ему и в рот, и в глаза.

Отсутствие ребенка было единственной печалью у счастливейшей женщины.

Лена каждый вечер самозабвенно ждала мужа с работы. Сама она заканчивала службу в шесть и к семи возвращалась домой, успев зайти в магазины, которых вокруг дома была тьма тьмущая. А потом начинались приятные хлопоты к встрече мужа. Муж у Елены был редким трудоголиком: все силы оставлял на работе, домой приходил отрешенный, усталый, рассеянный, на любой вопрос Елены отвечал: «Я – выжатый лимон».

Вот так и сегодня.

Елена так увлеклась ожиданием, думая, как же сказать Ленечке о ребенке, который у нее будет, что даже вздрогнула, услышав звонок в дверь. Муж открывал дверь своим ключом, но при этом всегда нажимал на звонок, зная, что Лена ждет его и всегда при этом восклицая: «Любимая!».

С разбегу Лена бросилась на шею мужу.

— Ну, ну, Леночка, я так устал сегодня, дай хоть разуюсь.

Наконец-то муж дома. Дождалась.

— Иди в душ, а я разогрею ужин.

— Нет, нет. Я – выжатый лимон, ужинать не хочу и не могу.

— Я хотела тебе сказать…

— Елена Прекрасная, давай завтра! – Раздражение его нарастало. - Я очень устал. Я даже в душ не пойду, только вымою руки.

— Хорошо, хорошо, милый! – она и не заметила его резкий тон.

Лена убрала холодный ужин в холодильник, зашла в ванную, встала перед зеркалом, взяла одну баночку, потом другую из многочисленных баночек и бутылочек на зеркальной полке, неторопливо сняла макияж, потом, приняв душ, легла в кровать, нырнув в холодную волну шелковых простынь рядом с похрапывающим мужем.



Галина Жадан

Отредактировано: 23.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: