Истории о любви и не только

Размер шрифта: - +

Сынок

Он пришел домой взъерошенный, пальто расстегнутое, и тут же помятый портфель полетел в дальний угол прихожей.

—Сынок, это - ты? – раздался радостный женский голос из кухни.

—Да, мам, это - я. Голодный, как зверь, - ответил вошедший.

—А у меня все готово, дорогой. Мой руки, переодевайся и иди за стол. Тебя ждет сюрприз, - весело сказала мать.

Кухня была большая и уютная. Мебель здесь была старинная, добротная: сервант темного дерева, такие же настенные шкафы, диван, большой и уютный, не то, что современные узкие диванчики в маленьких кухнях,  большой круглый стол, стулья массивные, с высокими спинками, на стене висели резные часы с кукушкой и гирями в виде шишек. Часы зашипели, подумали, потом открылось расписное оконце, и кукушка, высунувшись, прокуковала один раз. Она всегда куковала один раз, когда часы показывали тридцать минут любого часа. Оконце закрылось, и опять послышалось размеренное: «тик-так» - дробью посыпалось время. Все было чисто убрано, нигде не было ни пылинки, ни соринки. Все было начищено, натерто, вымыто, выдраено. Везде лежали кружевные салфетки. Вякая вещь была на своем месте и не переставлялась годами. Здесь можно было готовить с закрытыми глазами, ничего никогда не перепутав. Пахло сдобой и ванилью.

—Садись, садись, дорогой, - встретила мать сына на кухне. – Проголодался? Борщ с чесночком будешь?

—Нет, борщ не хочу, а что еще есть?

—Рыбку твою любимую пожарила, и пюре с молочком, маслица побольше, как ты любишь, салатик.

—Рыбу буду. А сюрприз?

—А вот это съешь, потом сюрприз будет.

—Ну, мам, можно с сюрприза начать? – Надул губы сын.

—Нет, нет, нет, - с напускной строгостью сказала мать. - Садись за стол.

И мать начала хлопотать у стола: подала сыну салфетку, достала закутанную кастрюлю с пюре (чтобы не остыло к приходу сыночка), готовый салат уже стоял на столе, выложила рыбу на тарелку.

—Смотри, какая тарелка, сынок, твоя любимая, с лисой и котом, помнишь сказку: «Котик-братик, выручи меня!».

—Помню, как не помнить, я тогда так хотел кота выручать идти.

—А что так поздно? – Вспомнила вдруг она.

—В футбол с ребятами погоняли. Знаешь, мам, мы выиграли: пять – два, - с гордостью стал рассказывать сын.

—А с кем ты играл в команде, Мишенька?

—Та-ак, - задумался Миша и стал загибать пальцы, - Вовка Крайнев, Серега Плотников, Игорь, ты его не знаешь, и Ленька Кравцов, помнишь его?

—Это тот, который в пятом классе с Юлькой целовался?

—Да, точно, ты запомнила, - засмеялся Миша.

—Ну, как не запомнить, тогда ваша классная, Татьяна Семеновна, на родительском собрании рассказывала. Юлька родителям пожаловалась, такой переполох был.

—А пацанам так понравилось, что они всех подряд стали целовать.

—А на собрании всем это таким смешным показалось. Ну, и смеялись же мы, а классная ваша из-за этого сердилась.

—А знаешь, я ведь тогда Наташку Сибирцеву поцеловал, - как-то робко признался Миша.

—Да ты что? – всплеснула руками мать, - неужели? А я и не знала.

Мать задумалась, качая головой.

— Мам, что с тобой? Ведь это все было несерьезно, - утешал ее сын.

—Да, я – так. Ничего. Что-то взгрустнулось. А кто был в проигравшей команде? – веселое настроение вернулось к ней.

—Четверых ты, мам, не знаешь, а пятый, как ты думаешь, кто? Угадай! - съев ложку пюре, с восторгом посмотрел он на мать.

—Даже и не знаю. Кто бы это мог быть?

—Витька Семочкин из сорок шестой квартиры! Они два года назад переехали в центр, а машина у них импортная, - с гордостью за соседа сказал Миша.

—Вот ведь как взлетели люди, кто бы мог подумать, - задумчиво ответила мать. – А помнишь, как вы с ним в песочнице подрались из-за лопатки?

—Да, жестокая была битва, у меня два синяка, а у него было больше.

Они от души посмеялись, вспомнили еще пару эпизодов из раннего детства Миши и Семочкина, попутно вспомнили других мальчишек.

—Завтра тоже будем играть в футбол, - сообщил Миша матери.

—А что тебе завтра приготовить? Что тебе хочется, Мишенька?

—Мама, а сюрприз? Ты забыла? – заволновался Мишенька.

—Ой, ну, как же я так! Заговорилась, - засуетилась мать, подавая блюдо на стол. – Вот, ванильные пампушки с джемом!

—Мои любимые! А молочка нальешь?

—Конечно, сыночек.

—Мишенька с удовольствием жевал одну за другой пампушки.

—Бери, бери еще, - уговаривала мать.

—Ой, мам, смотри, растолстею, - запротестовал Миша.

—Не растолстеешь, ты вон у меня какой спортсмен! – С гордостью сказала мать.

Наконец Миша наелся, лениво потянулся, откинулся на диван.

—Знаешь, мам, я бы завтра никуда не пошел.

—Притомился, Мишенька, ну, ничего, еще день завтра, а потом – выходной.

—Пожалуй, я пойду и посмотрю телевизор, сегодня будет крутой боевик. Я, помню, его года два назад раз пять смотрел.

—Иди, Мишенька, иди. А я тут приберу.

Миша ушел смотреть телевизор, переместившись с одного дивана на другой. А мать начала убирать посуду. Она, не спеша, все помыла, расставила на свои места, так, как все и стояло до этого ужина. С любовью расправила завернувшуюся салфетку, осмотрела все кругом, ничего не забыла ли. А потом села на диван довязывать Мишеньке свитер. Спицы мелькали в ее руках, а губы улыбались: она вспомнила Мишеньку, когда тому не было еще и года. Какой он был славненький, кудрявый мальчишечка. А какой он был ласковый! Да он и сейчас такой. И она умильно вспоминала, вспоминала…



Галина Жадан

Отредактировано: 23.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: