Истории о любви и не только

Размер шрифта: - +

Душа моя

Андрей - Лиде.

«Здравствуйте, Лида!

Я прочитал в газете Ваше письмо. Прочитал случайно. Я никогда раньше эту газету даже не листал. Мне принесли книги, завернутые в газетный лист. Смешно, правда? Сейчас так уже никто не делает. Сейчас всё кладут в пакеты или упаковочные коробки. Но мне повезло: я увидел в этой газете Ваше письмо и прочел его. Это тоже редкость – писать письма. Поверите ли, ведь я тоже пишу письмо в первый раз. Когда я решил ответить на Ваше письмо, мне пришлось разыскивать адрес газеты, потом писать в редакцию и просить Ваш адрес. Всё это я делал на компьютере через Интернет. А тут пишу письмо и сам себе удивляюсь. В девятнадцатом веке писали пространные письма о чувствах, о любви, о делах. Какие письма писали Пушкин, Тургенев, П.Шмидт Грибоедов, который обращался к Нине Чавчавадзе «душенька», «душа моя», «милый друг» (забытые, милые русские слова),! Это только то, что я читал, а что говорить вообще о письмах! Еще и полвека тому назад писали письма. Но уже больше о делах, о семейных событиях. А сейчас у каждого есть мобильный телефон, можно поговорить или послать SMSку, можно послать письмо по электронной почте. А письмо?! Вот так, в конверте?! Как будто видишь динозавра, или давно вымершую экзотическую птицу. Наверное, мы с Вами похожи на каких-нибудь тираннозавров или птеродактилей (других я не знаю: не люблю читать о вымерших животных, потому что мне интересны только живые): в век SMSок пишем письма, Вы – в газету, а я – Вам. Удивительно, правда? Мне хотелось бы, чтобы Вы мне ответили. Если у Вас есть адрес электронной почты, сообщите, так будет легче общаться, ведь письма так долго идут.

Я сижу за компьютером целый день – это моя работа и развлечение. Бывает, прихватываю и ночи. Кстати, нашел обширную статью о Вашем имени. У Вас красивое имя – Лидия. Мне оно напоминает Грецию первого-второго веков нашей эры. И переводится оно так: живущая в Лидии (это область в Малой Азии первых веков). Может быть, я ошибаюсь?

Простите, что текст письма написан не рукой, а набран на компьютере.

 

Лида – Андрею.

«Здравствуйте, Андрей!

Как странно было читать Ваше письмо. Да, я писала в газету в ответ на статью о том, как «здорово заниматься спортом, ходить в походы в лес, в горы», о том, что «туризм должен быть основой жизни», что нужно брать с собой в походы детей. Меня задел тон этой статьи: человек должен быть здоров и должен постоянно ходить по горам, по долам. Должен! А что делать другим? Инвалидам, калекам? Таким, как я? Мне даже с палочкой ходить трудно. За меня все уже сделала болезнь (полиомиелит), которым я переболела в детстве. Эта статья растерзала мне сердце. И перевернулась душа. Мне так захотелось с огромным рюкзаком пойти в поход, что я больше ничего не видела взамен этого. Мне хотелось этого, как хочется ребенку большую яркую и очень дорогую игрушку с витрины магазина, которую ему никогда не купят. Я написала свой «крик души» в газету в ответ на статью, а потом легла и лежала так неделю. Мне просто захотелось умереть. А мама взяла отпуск и сидела около меня сутками, вызывая каждый день разных врачей. Но я ведь не больна – просто подошла к черте, когда нужно решать, как жить дальше. Мне двадцать восемь, и так, как я жила раньше, дальше жить нельзя. Я должна решить всё сейчас, или нет смысла тянуть старую жизнь. Я хотела быть врачом, лечить людей. Но средств на учебу не было (у меня мама одна), и я окончила медицинское училище, сейчас работаю лаборантом в поликлинике. Подруг у меня нет, парня тоже нет. Кому нужна хромоножка?! Вот так и прозябаю: работа – дом, дом – работа. Я не ждала ответа. Тем удивительнее было получать письма на свой крик души. Их пришло пять (до Вашего). Писали и старые, и молодые, и все давали советы или читали мораль: «возьми себя в руки», «подумай о других, о тех, кому хуже», «не кисни», «не падай духом». Разве от этого должно быть лучше? И должно сразу все зажить? Просто – от слов? Ведь в жизни-то у меня ничего не изменилось. Разве можно вот так, вдруг, поменять себе мысли? Заставить себя думать так, как думает другой? Но другой не жил твоей жизнью, у него всё по-другому. Чужую беду рукой разведу, а своей ума не приложу. Кто был в моей шкуре? Кто чувствовал то, что чувствую я? Я сказала им про себя, что не надо лезть в мою жизнь, мне не нужны советы, и не стала даже отвечать им. Нельзя вторгаться в чужую жизнь, не нарушив ее порядка, или худший вариант – не разрушив ее. Правда, в моем случае разрушать уже нечего. Я не красуюсь, мне правда не хочется жить. Руки я на себя не наложу, жаль маму, но смысла в жизни нет. А ведь по большому счету, человеку абсолютно безразличны судьбы других людей.

Мне абсолютно все равно, как переводится мое имя. А Вам разве не все ли равно, как я живу? Электронной почты у меня нет, нет и компьютера. Так что – увы! – только письма.

 

Андрей – Лиде.

«Здравствуйте, Лида!

Ну, вот мы и познакомились. Мне тридцать два года, четыре года – это не большая разница в возрасте. Можно считать, что мы ровесники. А потому давай перейдем на ты.

Мы живем сравнительно далеко (двадцать или двадцать пять часов езды?) но мне кажется, что ты здесь, рядом со мной.

Когда смотришь из окна на звезды – их так много, а когда посмотришь в телескоп (у меня есть небольшой, мне подарил его отец), видишь крупную звезду, и она уже намного ближе к тебе. Так и в жизни. Людей на свете много, а пишу я тебе одной. И мне уже не безразлична твоя жизнь.



Галина Жадан

Отредактировано: 23.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: