Истории (сборник)

Размер шрифта: - +

Запреты и рассветы

Светало. Нетерпеливые лучи солнца золотили подушку. Вставать было неохота, в висках привычно закололо и Сэйн недовольно оторвалась от подушки. Во сколько она легла спать? Вчера или уже сегодня? Кажется, на часах было два часа ночи. А сейчас… Семь! А через час ей нужно быть в школе. Встать всё же пришлось. Мир перед глазами расплылся, разбился на мелкие кусочки и снова стал единым целым. Головная боль притаилась в уголке сознания.

Верные потрёпанные кроссовки, свободные джинсы, с которыми она прошла огонь, воду и медные трубы, тканевой рюкзак на одно плечо. Ни она, ни старенькая школа на задворках города за лето ни капельки не изменились.

Сэйн с трудом подавила зевок, уроки тянулись друг за другом неразрывной цепью. Нужно было держаться. Ради самостоятельной по математике на втором уроке, ради опроса по биологии на третьем, ради сочинения по литературе на пятом, из-за которого она и не спала эту ночь, и развития речи по русскому на шестом. А ещё нужно обязательно помочь Дьену с физикой – она обещала, и объяснить желающим материал по математике перед самостоятельной. И ответить на все вопросы, какие будут. И физкультура… Ну, не может же она пропустить физкультуру? А в висках стучит и режет лоб. Сэйн устала, кажется, она вечно устала. Объявляют оценки по физике – всё в порядке, балл высший. Молодец, Сэйн, ещё одна бессонная ночь не прошла зря…

Из школы она вышла около четырёх и… остановилась. Сэйн не смогла пройти мимо, хоть и сама ругала себя за это. За углом школы, прислонившись к кирпичной стене, плакала девушка – на вид одногодка Сэйн, если она правильно помнила, с параллельного класса. Плакала молча, совершенно беззвучно. Светленькие косички до середины груди, искусанные губы, глаз не видно – закрыты белым аккуратным рукавом, который то и дело вытирала слёзы, как будто надеялась, что остановит их нескончаемый поток. Айя. Имя девушки неожиданно возникло в голове. «Чистенькая».

– Эй, ты чего? – неуверенно спросила девушка.

Айя испуганно подняла глаза на Сэйн:

– Ничего… Мне плохо, голова…

– Голова? – нахмурилась Сэйн. – Ты же?.. – Но расспрашивать не было времени. Девушке нужно было помочь. – Успокойся. Закрой глаза и вслушивайся в мой голос, – Сэйн, продолжая говорить, осторожно коснулась висков Айи и начала их массировать. Головная боль должна была ненамного утихнуть. У Сэйн был большой опыт… слишком большой.

 

С того дня они с Айей подружились. Многие смотрели на их дружбу с удивлением: «чистенькая» Айя никогда не делала что-то против правил, и больше никогда Сэйн не замечала, чтобы у неё болела голова. Сама Сэйн часто засиживалась после двенадцати, чтобы лучше подготовиться к урокам или заняться тем, что ей нравилось, могла соврать или скрыть правду, пару раз дралась с мальчишками и прогуливала школу. Головная боль сопутствовала всем нарушениям. Таковы были правила. Таково наказание. Весь мир делился на «чистеньких» и других, готовых рисковать и идти на всё ради своей цели.

А ещё был Линн. Спокойный, уверенный, от которого у Сэйн кружилась голова и теплело в груди. С ним было хорошо, и голова совсем не болела. Если бы Сэйн тогда знала, чем всё закончится, смогла бы она так искренне радоваться своему счастью? Своему парню и своей первой подруге…

 

Она ничего не понимала и тогда, когда они сидели у неё дома и смотрели по телевизору «Ложь и правда». Шоу, в котором люди соревновались во лжи. Солги так, чтобы не было заметно. Пусть по твоему лицу никто не поймёт, что ты испытываешь сильнейшую головную боль – улыбайся, как будто говоришь правду. А на кону – крупная сумма денег. Сэйн и Айя увлечённо следили за конкурсантами, пытались понять ложь ли говорит участник или правду, обсуждая способы скрыть головную боль. Она ничего не понимала, когда смотрела на смеющуюся «чистенькую» Айю.

 

Их дружба началась головной болью, и закончилась ею же. Когда солнце стояло в зените и яркие лучи освещали радостную улыбку Айи. Линн и Айя целовались, а Сэйн молча смотрела на них из школьного окна. На глазах у всех… Кулаки сжались против её воли, виски пронзило болью. Она развернулась и ушла, улыбаясь сквозь слёзы.

Неужели это она научила Айю лгать?

 

Пальцы дрожат. Нужно остановиться – всего лишь на миг.

Но спать не даёт чей-то отчаянный крик.

 

На пределе скорости. Поворот. Ты кричишь от боли.

Падаешь вниз и теряешь сознание… Снова.

 

Ты приходишь в себя на рассвете усталом

На мгновенье свободная от боли.

Привыкаешь к кому-то, кто рядом,

И, улыбаясь, готовишься к новой роли.

 

Поворот. И с безумной скоростью мчишься вдаль.

За всё нужно платить, тебе скажут однажды – выбирай.



Дарья Листопадова

Отредактировано: 22.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться