История Гитариста

Размер шрифта: - +

ЧАСТЬ II СЕСТРА ИЗ ПРОШЛОГО

IV

СТАТЬИ. ПЛОХОЙ УХАЖЁР. ПРОГУЛКА ПО ДЕРРИ.

НЕЗНАКОМКА. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ. КРИСТИН

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пятнадцатого ноября, вечером я сидел в своей комнате и просматривал все статьи «Дерри Дейли Ньюс», которые взял из библиотеки, начинавшие с 1957 (начало убийств) и по сей день. За 1957 год было мало статей, связанных с «Бангорским Убийцей», но много – с исчезновением детей. А вот за 1958 год я раскопал немало. Например, от февраля 1958 года: девятнадцатилетняя Джоанна Клейтон была найдена мёртвой на Хаммонд-стрит возле здания аэропорта. Жертве перерезали горло опасной бритвой.

Или статья за июнь 1958 года: Сэнди Гантон, двадцати трёх лет. Убита опасной бритвой и брошенная в центре города у статуи. Три убийства (если считать с Вирджинией Кросборн). И все были молоды.

- Том? – постучалась в мою дверь мама. – Ты идёшь?

- Иду мам, - ответил я, хотя я не хотел идти. – Минутку.

- Ты уже полчаса твердишь это, а до этого – ещё полчаса.

- Ладно! – Я закрыл газеты и отложил их на край стола. – Ладно.

Я спустился вниз и увидел то, что не хотел видеть. Мама сидела с Джоном Карсоном за столом в гостиной и смеялась над его шутками. Опять этот мудила из библиотеки, который обращался со мной, как с посторонним. Сев напротив него, я взял салат, куриные ножки пюре. Когда я начал есть, Джон спросил у матери:

- Молли, как ты смотришь на то, чтобы мы втроём поехали в Бангор? Мы могли бы погулять там. Все вместе.

- Хорошая идея, Джон, - улыбнулась мама.

- В Бангор я поехал бы и без тебя, - огрызнулся я, поглощая куриную ножку.

- Почему же?

Потому что я ненавижу тебя, говнюк, подумал я.

- Не обращай внимания, Джон, - вставила мама. – Ему нужно привыкнуть, что теперь нас будет трое.

- Что ты говоришь мам? – спросил я, отбросив косточку. – Ты собираешься выйти за этого кретина?

- Том, выбирай выражение, - укоризненно произносит мать. – Да, я собираюсь выйти за него. И что тут странного?

- Да он же…

- Давай, Томас, продолжай, - улыбнулся Джон, выглядевший спокойным. – Раскройся.

Одной рукой я держал вилку, а второй сжимал в кулак. Даже услышал хруст косточек в пальцах. Внезапно мать вставляет своё слово:

- Эх, сынок-сынок. Так-то ты платишь мне за всё, что я для тебя сделала…

- А что ты для меня сделала? Приводишь в дом этого мудилу, танцуешь с ним, когда наша группа выступает?! – взрываюсь я, сумев, однако, вовремя остановиться и проглотить остаток фразы: Если бы этого не сделала, то папа был бы с нами!

- Это тебя не касается! – вскипел уже ухажёр матери. – Это её дело!

- Разве? – Я тоже сорвался на крик. – Только её? А мне не приходится жить с тобой?! Наблюдать, как ты мучаешь её?

- Я её не мучаю, сопляк! Я люблю её! Тебе бы тоже не помешало этого! Ты ходишь к этой соплячке на выходных и возвращаешься под ночь!

- Ты мне не отец, говнюк! И если ты ещё раз назовёшь Холли соплячкой – будешь собирать свои зубы сломанными пальцами!

- Перестаньте, оба! – крикнула мать.

Мы вдвоём замолчали и сверлили друг друга взглядом. Мама к тому времени уже начала плакать.

- Что на тебя нашло, Том? – ревела она. – Почему ты не поддерживаешь меня?

- Поддерживать? А кто поддерживает меня? Почему ты встречаешься с ним? Он ненавидит меня, мам.

- Ты совершенно изменился. С тех пор, как начал встречаться с этой Холли и эта группа…

- Почему? – спросил я, перебивая её. – Она хорошая. И я люблю её. И группа меня поддерживает. У меня есть друзья.

- Любовь, - вставил слово Джон. – Ты не понимаешь, что такое любовь в свои семнадцать.

- А ты, значит, понимаешь? – я глянул на него таким взглядом, что готов убить его. – Ты приполз в наш дом, чтобы приластиться к моей матери. – Но тут я упомянул отца: - Если бы мой отец был жив, он бы тебя на порог не пустил. Такие придурки, как ты, не место в нашем доме.



Артур Белоновский

Отредактировано: 28.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: