История лаборитории № 27

Размер шрифта: - +

Глава первая: Все истории начинаются с середины, кроме историй о творении мира.

0:31. 18.05.2012

 

Посвящается лаборантам и первооткрывателям,

Менделеевым, Кюри и прочим Гейтсам.

Изобретайте, пусть это и не всегда так

безопасно, как может показаться

на первый взгляд.

 

 

1185 год н.э. Осень, 14 декада 637 д.с.н.г.

 

История лаборатории №27

 

И вновь реальность расплывается перед глазами, уступая место темноте.

Темноте, из которой есть лишь один путь: тусклый огонек где-то далеко. Настолько далеко, что казалось бы, его никогда не достичь. Но, вместо того, чтобы окончательно затухнуть, он мчится, подобно лавине, зародившейся где-то далеко в горах, и сбивая с ног. Но к этому привыкаешь.

Потом приходит свет.

И вот ведь что странно – на самом деле промежуток между тем, как мир исчезает и тем, когда свет нового мира заполняет все сознание, равен секунде, даже меньше, одному удару сердца, но это мгновение тянется так долго, едва ли не вечность, пусть и крошечную вечность. А ведь ТАМ, в промежутке между тем и этим нет ничего. В полном смысле этого слова, даже тебя самого. Лишь точка, которая через мгновение сбивает с ног как мамонт, несущийся во весь опор.

ТАМ и не может быть ничего и уж если на то пошло, то и самого ТАМ быть по всем расчетам не должно. Но ТАМ есть.

И еще ТАМ появилось что-то….

 

  1. Глава первая: Все истории начинаются с середины, кроме историй о творении мира.

 

* * *

Сивикус Раальх, двадцати четырех лет от роду, стоял в «Светлом лесу» Королевства. Солнечные лучи пробивались сквозь листву, где-то неподалеку пели птицы, и никто бы не удивился, если бы белка перебежала тропинку или просто пробежала на соседнее дерево по веткам, кое-где смыкающимся прямо над дорожкой. Хотя нет. Кое-кто удивился бы. Сам Сивикус и его коллеги. Более того, они были бы поражены до глубины души. Ведь они не создавали белочек, перебегающих дорогу, уделив все внимание монстрам. А ведь в этом месте не могло быть ничего, что бы они осознанно не сотворили.

Дабы быть совсем уж точным, то как такового «Его» здесь не было. Ивик, а именно так его звали знакомые, сидел на стуле, прикрепленный к одной чуть более чем полностью непонятной машине, которая была настолько ни на что не похожа, что ее так и называли «Машина – 02». Вероятно, когда-то была и «Машина-01», однако об этом никакой достоверной информации у Ивика не было. С другой стороны, все органы чувств говорили ему о том, что он стоял в лесу.

Хотя и это было не вполне справедлоиво. В лесу стоял не Ивик, а симпатичная невысокая блондинка в зеленых штанах, сапогах, и зеленой же кофте.

Почему именно она, а не эльф – лучник, варвар – воин, Принц – маг из халифата или гном? Причин было несколько. Однако главной из них было то, что монстры не нападали на Рубетиксу, в том случае если с ней не было спутников. Такими их написали. Да и потом, много приятнее побыть девушкой, чем каким-то старым волосатым гномом, который и бегать-то толком не умеет. Что же касается магов, равно как и принцев, то их Ивик…нет, не то чтобы не любил, но нельзя сказать, что испытывал к ним симпатию.

И все же, главной причиной оставалось то, что монстры не нападали на нее, а просто стояли, будто статуи в храме какого-то темного божества. Впрочем в этом лесу их не было.

Теперь, пожалуй, стоит перейти к вопросу, почему он, Ивик, а точнее девушка-лекарь, сирота, выросшая в поселении лесных друидов, стояла именно здесь, а не на одной из десяти прочих территорий Мира. Почему, например, не в деревне или замке…Объяснение также звучало вполне обыдено. Ивику нужно было во вполне определенное место. Вот только попасть он туда никак не мог. Уже в который раз он стоял перед….

Собственно нельзя сказать, что он стоял перед чем-то необычным. Вроде как обычные деревья, такие же, как везде вокруг. Вот только они не были обычными.

Их здесь попросту не должно было быть! А ведь этот лес был не тем местом, где деревья могли просто взять и вырасти. Здесь они не должены был вырасти не то что через двадцать лет, даже через тысячу. Ну и уж если на то пошло, то и где угодно в этом месте. И уж конечно никакие деревья не могут появиться за одну ночь, если, конечно, в деле не замешана магия. Но уж где точно не могло быть магии, так в этом месте, пожалуй единственном месте в Мире где магии нет.

Конечно, же можно было списать все это на шутку одного из коллег Сивикуса, ведь они были люди творческие и, в принципе, от кого-то из них можно было ожидать чего-то подобного. Если бы не одно но….

Из пустоты появилась лампа из тех, что больше похожа на чайник для заварки, но сразу же навевающая мысли о Халифате и джинах. Из лампы и вправду появился джин – бородатый старичок в расшитом золотыми цветами халате, с бородой до пояса и, разумеется, дымом вместо ног. Черный прямоугольник не имевший толщины над его головой не замедлил появиться вслед за джином.

Ивик уже приготовился к нехорошим новостям. Ведь вряд ли кто-то потрудился бы написать ему, если бы, к примеру, господин Чистиленсдал ему кафедру.

Сообщение оказалось предельно коротким:

«Выходи.»

А на следующей строчке, через пару секунд появилось:

«Срочно.»

А вот теперь и в правду стоило начинать беспокоиться, коли тот, кто писал, так настойчив. Скорее всего, это господин Мергольт, или, если он вышел куда-то, то Барек.

Тем временем в квадрате появилась новая надпись, но читать ее Ивик уже не стал. Вместо этого закрыл глаза, стараясь сосредоточиться на темноте. Не просто темноте под глазами, а той абсолютной темноте мгновения между «Тем» и «Этим».



Саша Зотов

Отредактировано: 06.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться