История Наместницы: Маликиа

История Наместницы: Маликиа

Девушка стояла на камне посреди бушующего моря и пела чарующим голосом. Черные волосы развевались по ветру, а из пустынных глаз лились слезы. Глаза красавицы были подобны выжженым на солнце травам на бескрайнем лугу, а зрачок и вовсе завлек густой сероватый туман. Горькая Полынь – так величали эту стройную тростинку.

По бархатистой щеке потекла алая капля и скользнула на чуть оттопыренную нижнюю губу, заставив почувствовать солоноватый и манящий запах крови. На секунду песнь смолкла, и черноволосая дева плавным движением рук повязала на глаза алую ленту. Так кровь не будет видна на похудевшем лице, мягкая ткань впитает проклятые капли. Концы алой материи упали на едва прикрытую грудь, в которой почти не слышно было дыхания, она отдавала его вместе с сильным звонким голосом соленому ветру, что был ее единственным спутником в море. Разрез глаз выдавал русалочье племя, а ожерелье из крупных морских и мелких речных жемчужин белым пламенем вычерчивались на  восковато-серой, с голубым отливом коже с сеточкой мелких, оранжевато-красных капилляров. Нежная мелодия сорвалась на визг, девушку окатило с ног до головы пышной пенистой шапкой. В упоении она подняла к небу слабые руки, с немым укором глядя на зависшее в небе солнце.


Будь проклят тот день, когда я встретила тебя… Море прогрохотало, и слова отдались звонким раскатистым резким – будь проклят!

Черные волосы взвились над непокрытой головой, и перемешиваясь с белоснежно-искрящейся пеной оплели свою прекрасную хозяйку. Буря, набиравшая обороты, внезапно стихла, небо посветлело и кокон, шипя и булькая, распался.

Водная гладь с бирюзовым отливом успокоилась, из свинцовых туч выглянуло солнце, робко позолотив зеркальную поверхность. Неожиданно по воде пошла мелкая сетка ряби, вода забурлила,и из глубины, подняв облако искрящихся брызг, на тонких прозрачных крыльях в небо взвилось удивительное существо с гранатовыми глазами с голубым вертикальным зрачком посередине. Лазуритовая чешуя переливалась на солнце белыми прожилками. Узкая голова с ядовитым шипастым капюшоном повернулась по направлению к солнцу, отчего глаза загорелись кровавыми всполохами. Подарив последний взгляд небесному карлику, существо, вытянув шею как можно дальше, запрокинуло шипастую голову, и небо и море, воздух и ветер слились в едином порыве, в утробном рыке – Не прощу!


То родился дракон, имя которого было высечено незаживающими ранами в душе – Маликиа. Ранами, нанесенными великой любовью и еще более великим предательством. -Он заплатит за все. Я буду помнить.
 Нежным раскатом резвая волна лизнула гибкий хвост. Перед драконицей, из глубины появился странный серебристый дракон, держащий в лапках пульсирующее нечто, напоминающее окружность. Золотыми искрами рассыпалось кольцо в цепких лапах, а холодный металл превратился в теплый скрученный жгут волос. Сам дракон увеличивался в размерах и стремительно чернел. И вот уже перед девушкой стояла прекрасная пара - Золотоволосая и полногрудая дева в роскошном шифоновом платье отделилась от агатового друга, который вальяжно потянулся, размяв затекшие крылья, и приветливо протянула руку девушке.


-Ты не сможешь войти в наш мир, Маликиа, если не очистишь свою душу – Синий зрачок уловил невесомое движение нежной, миниатюрной руки, покрытой золотистой чешуей, которая аккуратно гладила рогатые шипы, не боясь уколоться ядовитым отростком.

-В нашем мире ты сможешь найти справедливость, но не обретешь покоя, если не откажешься от мести. –Черное агатовое крыло ласково задело порывом воздуха лазурную чешую. Маликиа виновато опустила глаза.

-Вам не понять…

Эдия крепко обняла голову новоиспеченной драконицы и, глядя в затуманенные злобой глаза, размеренно зашептала:

-Я понимаю тебя, Горькая Полынь. - Зрачок дрогнул.
Я знаю, что такое предательство. Меня предали самые близкие люди, а затем и весь мир.-Теплая волна от капюшона до хвоста прокатилась по телу драконицы, она внезапно ощутила жар огня и боль несчастной, и горькие слезы. Зрачок почернел, но в ту же секунду обрел свой обычный цвет. – траурный лазурит снова  взирал на яркую, будто сотканную из света и светящуюся изнутри девушку с толстенной пшеничной косой.

Кальро коснулся хвостом ядовитого кончика голубоватого хвоста дракона, Маликиа зарычала.


-Я верю вам, но зачем забирать в свой мир падших? Звонкий смех Эдии был ей ответом.

-Для нас не существует понятия «падший».

-Оно присуще вам, людям, - подхватил Кальро.

-Но ты ведь уже не человек, и даже не русалка. Ведь поэтому он тебя бросил?

-Маликиа обнажила белоснежные, как жемчуг клыки.

-Да он просто не достоен такой, как я.Он мне больше не нужен.

-Не говори так  – пшеничная копна маятником заходила перед ниточкой зрачка Мали.

-Ты всегда будешь его помнить. Но ты не его Дестино(Судьба). Отпусти свою боль.

Нечеловеческий крик дракона огласил небеса, и Мали потеряла сознание, а знакомая нам уже пара материлизовалась в амулет, который затянул в себя и Мали, исчезнув в глубине пенных вод.

 

 

 



Энни Ру

Отредактировано: 31.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться