История одного короля

Размер шрифта: - +

История одного короля

В дверь тихонько постучали. В просторные мрачные покои зашел пастор в темных, мерно покачивающихся в такт шагам, одеждах. В его руках была толстая книга со священным писанием и темно-зеленые четки, которые являлись свидетельством принадлежности к Великой Церкви. В мирное время пасторы носили черные длинные сутаны, если в королевство приходила война - красные, в цвет крови, а если наступал траур для всего народа - синие. Пастор Валрид был облачен в синие одежды. Вполголоса нашептывая молитву, он прошел внутрь комнаты, где на возвышении располагалась широкая кровать.

  - Ваше Величество, - Валрид смиренно наклонил голову, приветствуя монаршую особу.

  - Что, уже хороните меня? - раздалась хриплая усмешка, за которой последовал надрывный кашель. На подушке появились кровавые пятна.

  Король Дарк даже внимания на них не обратил, лишь стер рукой стекающую кровавую дорожку с губ. Выглядел он неважно: длинные полуседые волосы, спутавшись, разметались по плечам, под глазами залегли синяки, землистый цвет лишь подчеркнул усталость лица, обострив его черты. В глазах у Его Величества блуждала невыносимая печаль. Если бы пастор Валрид не встречался ранее с Дарком, то ни за что на свете не признал бы в этом человеке короля богатейшей державы.

  - Ааа, я знаю, зачем ты пришел, - продолжил Дарк, принимая более удобную позу. Его руки были слабы, и король тут же рухнул на простыни, не выдержав свой вес. Пастор даже не шелохнулся: он прекрасно понимал, что если сейчас поспешит на помощь, то король лишь сильнее расстроится от осознания своей беспомощности. Валрид не хотел идти в королевскую опочивальню, потому что боялся разрушить в своей памяти образ сильного правителя, за которым готов, не задумываясь, направиться куда угодно, но служение Великой Церкви обязывало исполнять завет Отца-проповедника.

  - Ваше Величество, не стоит, - выдавил из себя пастор, с сожалением наблюдая, как некогда сильный мужчина пытается побороть слабость. - Я пришел, чтобы выслушать вашу исповедь. Быть может, вам нездоровится из-за того, что много скверного залегло на душе? Грех очерняет душу сильнее грязи в дождь.

  Бросив отчаянные попытки сесть, король откинул голову назад и уставился в потолок. Спустя минуту размышлений, он хрипло спросил:

  - А ты готов услышать мою исповедь?

  - Великой Церковью мы все едины, а она завещает нам слушать, слышать и отпускать, - заученно ответил пастор.

  - Не то ты говоришь, - устало ответил Дарк. - Ты готов услышать исповедь без прикрас и стенаний? Исповедь кровавую и грязную, такую, какой я сам?

  - Отец-проповедник говорил о том, что нет существа греховней, чем человек, но это не значит, что он не заслуживает отпущения.

  - Ха! Ваш брат всегда говорит так завуалированно, так витиевато. А на незатейливый вопрос ответить просто не выходит? Ну да ладно, не нужно мне твое чертово "да". Я и без этого выскажусь. А ты слушай. Да отложи свои бестолковые книги, тут они тебе не помогут.

  

  ***

  

  Я родился в семье герцога Дарланийского, но имел не меньше прав на престол, чем отпрыски бывшего короля. Как только я осознал, что во мне течет кровь великих правителей, убил каждого из королевской семьи, узурпируя власть. Отец был младше Его Величества на каких-то несколько минут, хотя мне всегда казалось, что повитуха попросту перепутала и королем был рожден именно мой отец.

  Мне было семнадцать, но с мечом, как и с другим оружием, я уже обращался весьма умело. Старого правителя отравил слуга, подкупленный мною, королева скончалась от горя, не выдержало сердце, а когда их единственный сын осознал, кто стоит за смертью родителей, вознамерился меня убить и бросил перчатку, вызывая на дуэль. Этот дурак даже не додумался натравить на меня стражу! В нем взыграла гордость! Его кровь была недостаточно голубой, по мнению моего меча. Вот только отомстить он все равно сумел: пока наши клинки сливались в едином звучании, его прихвостни наведались в родное поместье и убили моих отца с матерью. Смерть за смерть, я полагаю, убийство за убийство.

  Сестер принца изнасиловали и прикончили мои приспешники. Меня бы вполне устроил вариант с женитьбой на одной из них, чтобы закрепить власть, но в тот момент мое положение было и так шатким. Я не стал запрещать что-то своим людям - препятствовать мародерству и воровству. Хотя, по сути, шло разграбление моих же семейных реликвий.

  Гордиться тут нечем, знаю. Чем выше мост, на котором стоит трон, тем больше крови будет в реке под ним. Успокаивал себя только тем, что стремился к миру в будущем. Да что там успокаивало... я был окрылен прекрасными фантазиями! Разумеется, тогда я не понимал, что во мне говорят лишь жестокость и любовь к власти.

  Первым делом я издал указ о том, что монарх обязан составить завещание на престол. Тогда мне это казалось мудрым ходом: я смогу выбрать любого наследника, если мои собственные дети не окажутся недостойными, но если нет, то начнется борьба среди достойнейших и королевству достанется лучший правитель, победивший соперников.

  Как только аристократия смирилась с моим восхождением на трон, я стал подыскивать себе жену, брак с которой открыл бы двери в новое светлое будущее. Выбор остановился на средней дочери короля соседней страны - Бёдвара. Бёдвар известен богатыми рудниками занималось добычей руды и подобная связь с ними могла существенно снизить цены... Если честно, меня совершенно не волновала ее внешность, я отмахивался от портретов, нарисованных известными художниками. Знал ведь, что все равно приукрасят. Да и какое мне было дело до ее красоты? Я был зеленым юнцом, которому хватало дворовых девок, и совершенно не думал о любви! Скорее о выгоде, как и многие правители до меня. Принцессе Ланель исполнилось шестнадцать лет и ее нельзя в чем-то винить, она прибыла сюда, окрыленная любовью к будущему мужу, но встретила человека, который думал только о власти. В первую брачную ночь она тихо плакала, стараясь не привлекать внимания родственников, приглашенных на консумацию.



Верхова Екатерина

#7616 в Фэнтези

В тексте есть: дарк

Отредактировано: 26.11.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: