История одного полета

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 11

Встреча с Алексом Монтгомери очень сильно изменила отношение девушки к Кристоферу. Да, она понимала, что выбор у него был на тот момент нелёгким, но никак не могла смириться с тем, что он предпочел растоптать её чувства. И, что бы ни говорил Монтгомери в защиту друга, Лоуренс легче не становилось. Обида все еще терзала ее сердце. Она считала себя преданной. После их отвратительной встречи на улице, было очень сложно поверить любым оправданиям. Ведь выбор — он есть всегда. После объяснения с Габриэль, Алексу предстоял тяжелый разговор с другом.
— Как ты мог? — Гамильтон был в ярости. — Зачем ты вообще в это влез?! Кто тебя просил?!
— Я не мог больше видеть тебя таким. С ней ты улыбался!
Алекс сидел в гостиной Криса и уже трижды пожалел о том, что  рассказал ему о второй встрече с Габи. Гамильтон стремительно ходил перед ним взад и вперед, нервно сжимая кулаки.
— Ты не имел права. Теперь все будет только хуже!
Монтгомери поднялся и, подойдя к бару, достал оттуда бутылку            

" Jack Daniel's", разлил виски по стаканам, и протянул один другу.
— Выпей! —Крис залпом осушил стакан, едва сдержавшись, чтобы не разбить его о камин, и буравил друга испепеляющим взглядом, в то время, как Алекс продолжил говорить: — Габриель Лоуренс — отличная девушка! Она не избалована и очень мила, хоть её характер и оставляет желать лучшего. Более того, это милое создание с душой дьяволенка, никоим образом не заслужило того ада, в который ты ее сходу окунул с головой. — Алекс говорил медленно, замолкая лишь когда, смакуя, делал глоток прекрасного напитка. — Признаюсь, сначала я не понимал, что ты в ней нашел, общаясь только по письмам, но увидев, понял причину. — Монтгомери улыбнулся — Она любит тебя, Крис. Любит по-настоящему. И ей плевать, есть ли у тебя огромный особняк и несколько машин, или же ты живешь в шалаше под деревом. Габриэль, Крис, из породы тех девушек, которые вдохновляют. С Габи ты всегда будешь чувствовать себя всемогущим. Ее вера в тебя будет способна пробудить те качества, о которых ты ранее не знал. Рядом с ней, даже босяк сможет стать царем. И самое главное – она всегда будет рядом. А если судьбе будет угодно лишить тебя сил, и болезнь уложит тебя в постель, – она поставит тебя на ноги. В ней нет того, чем напичканы светские дамочки: у неё нет денег, у нее есть гораздо больше – сердце и душа, способные бескорыстно и преданно любить. Разве ты не ощутил этого в её письмах? Не говорил, что она — половинка твоей души? Тебе, идиот, безгранично повезло быть любимым такой женщиной.
Крис устало вздохнул, сев на кожаный диван.
— Я не могу быть с ней. Чувства к ней слишком затягивают. Я не могу постоянно думать о ней. Я не имею права держать её возле себя и кормить обещаниями о сладкой жизни в будущем, не зная, буду ли жив завтра. Ты сам знаешь, три года я не принадлежу себе.
— А ты у нее спросил? Ты решил за вас двоих, не дав ей шанса самой сделать выбор. Почему ты думаешь, что она не стала бы тебя ждать эти три года? Ты мой друг. Но здесь ты поступил как последний осел. Когда ты садишься за штурвал – любовь придает тебе сил. Ради нее ты стремишься вернуться живым.

А разбитое сердце сил не предаст...
— Налей еще. — Гамильтон протянул Алексу стакан.
Монтгомери улыбнулся и плеснул другу виски. — Шабутная она, но такая задорная. Я рад, что мы с ней подружились.
Кристофер помрачнел:
— Подружились? Вот так за одну встречу? Мило...
— Перестань! Ты бы лучше подумал о том, чтобы твои девки к ней не заявлялись.
— Ты о чем?
— Александра была у Габи в боль…
Чёрт, он проболтался! Лоуренс его убьет...
Кристофер вскочил. В его глазах сразу отразилось беспокойство. Ревность в один миг испарилась.
— Договаривай! — потребовал он.
— Она лежала в больнице. Был взрыв. Ей сделали операцию. Едва спасли…
Гамильтон,  сжал голову руками.
— Я мог потерять её…. Но, что там делала Александра?  Как она узнала о Габриель?
— Слушай, разберись уже с этим сам. Давай, дружище... Вам давно пора снова встретиться.

Встреча так и не состоялась. На рассвете их отпуск резко оборвался. Впереди были долгие недели полетов. И работы подписавшись под которую Гамильтон чуть все не испортил. Несмотря на то, что вторая мировая война закончилась еще два месяца назад, для них все только начиналось. Боевых действий открытого масштаба не было, но правительство США все еще занималось разведкой и устранением «опасных», по их мнению, лиц. Обстоятельства сложились так, что Гамильтону стало не до любви. А после, когда Кристофер, все же, написал Габи, их переписка восстановилась. Она простила ему все, и писала о том, что ждет его возвращения. Только вот Крису было сложно себя контролировать. Сказывалось все: усталость, отсутствие нормального сна, постоянное напряжение. Он злился. Злился на нее за свои чувства. За то, что никак не мог держать нейтралитет в общении, и письма его к ней пестрили эмоциями. В последние несколько месяцев, все в его жизни перевернулось с ног на голову. Он искал тысячи причин, чтобы убедить самого себя в том, что Габи – не для него. Что в этой девушке нет абсолютно ничего, чтобы носить его фамилию и гордо зваться его женой. Он причинял ей боль, ненавидел себя за это, снова просил прощения и, тут же, срывался вновь. Столкнувшись с потерей стольких близких ему людей, видя столько лжи и предательства, Гамильтон зачерствел сердцем.
Судьба иногда любит пошутить. И по ее воле вышло так, что лейтенант Кристофер Гамильтон выкроил один день из сотен, чтобы навестить Габи. Кто бы мог подумать, что именно в этот вечер он увидит любимую девушку, идущую под руку с Джоном Тайером. Она выглядела такой счастливой, когда улыбалась ему, что-то рассказывая.



Нейлл Джой

Отредактировано: 25.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться