История одного профессора

Дитя света – слуга тьмы

Над городом плыл тяжелый запах роз. Стояла неимоверная жара, привычная, впрочем, в это время года. Запах роз, плотный как покрывало, заползал в дома и харчевни, проникал в подвалы и на чердаки домов, скрыться от него было невозможно.

Молодой ангел Картиэль выбрался из своей лаборатории, чтобы подышать свежим воздухом. Он с упоением вдыхал тяжелый и терпкий запах, радуясь тому, что может хотя бы несколько минут не ощущать запах ладана и серы. В лаборатории царила полутьма, воздух был спертый и не насыщал легкие кислородом, думать от этого становилось решительно невозможно. Над городом властвовал жаркий полдень. Солнце горячими ладонями давило на плечи и голову. Картиэль подумал, что солнце, оно везде разное – у него на родине в райском саду солнце было ласковым и дружелюбным, словно добрый сорванец, оно заглядывало по утрам в жилища и будило ласковым светом обитателей сада, призывая их скорее просыпаться и начинать трудиться на благо всего мира. Здесь же в юдоли людской скорби солнце было жестоким надсмотрщиком, хлеставшим огненным бичом по глазам и спине, оставлявшим красные ожоги. Вместо ласкового тепла здешнее солнце дарило горячечный жар лихорадки, вызывало тошноту и видения, угнетающие сознание.

Это место, как никакое другое, ассоциировалось у Картиэля с преисподней, в которой он никогда не был, но судя по рассказам старших товарищей, примерно так она и выглядела. И тем не менее Картиэль с удовольствием выбрался из своего подвала и теперь с радостью взирал с крыши дома на лежащий у его ног город. В самое жаркое время дня местные жители не рисковали показаться на улице, чтобы не заработать солнечный удар или ожог, улочки были пусты, только стая бродячих собак лежала в тени платана на главной площади. Псы тяжело дышали, высунув длинные языки, и периодически поскуливали, страдая от жары.

Картиэль просидел безвылазно в лаборатории больше месяца, так что для него жара и сухой, режущий кожу ветер были настоящим наслаждением после полутьмы подвала, бесконечных склянок, колб и прочих алхимических атрибутов. Молодой ангел занимался созданием нового оружия сил света –  такого, что положит конец войне между небом и преисподней. Миссия его была важна в свете грядущих событий – спустя всего тридцать семь лет в этом самом городке должен был родиться сын Божий, и Кастиэль стремился изо всех сил сделать его прибытие в этот мир более радостным. Ангел хотел сделать мир лучше и чище, сделать людей добрее и честнее, и даже демонам он желал очиститься и принять прощение грехов их, искупить вину.

- Мастер, вам следует вернуться в лабораторию, – от неожиданности Кастиэль подпрыгнул. Молодой ученый не заметил, как прямо рядом с ним очутился Витольд – один из охранников лаборатории.

- Грядет буря, молодой мастер, - прогудел с другой стороны второй охранник Ульрих.

Картиэль поочередно смотрел на ангелов – оба высоченные, широкоплечие, с открытыми, даже где-то наивными лицами. Эти двое всегда работали вместе и за много веков и даже тысячелетий так сработались, что казалось, будто у них на двоих одно сознание. Они заканчивали друг за другом фразы, думали одинаково, а уж в бою бились точно одна рука. Против их несокрушимого натиска не мог устоять ни один демон.

 Витольд и Ульрих были облачены в полный боевой доспех – стальные кирасы, изукрашенные золотом, были начищены до блеска, стальные рукавицы, поножи и сапоги блестели на солнце, не давая сфокусировать на них взгляд, заставляли глаза слезиться. Шлемы охранники держали на сгибе локтей правых рук. Длинные мечи с крестообразной гардой висели на широких кожаных поясах, с другого бока на поясах в ножнах у каждого висели кинжалы – мизерикордии.

- Буря? Не может быть! На небе ни облачка! – воскликнул Картиэль, озирая горизонт.

- Поверьте, молодой мастер, скоро налетит гроза, - спокойно произнес Ульрих, - запах роз никогда не обманывает!

Словно в подтверждение его слов далеко на западе послышались раскаты грома.

Картиэль вздрогнул, ведь нечасто ангелы разговаривали с ним, а уж тем более предупреждали о чем-то.

- Ну и что? – строптиво сказал Картиэль. - Подумаешь, дождь и молнии, чего нам бояться? Не могу я уже сидеть в этом подвале! Каждый день одно и то же! Я не могу уже! Мне нужно на свежий воздух! Ну пойдет дождь – не замерзну!

- Будет не просто дождь, а дождь из стрел! Не просто ручьи потекут по здешним улочкам, а ручьи крови, не раскаты грома будут сотрясать небо и землю, а поступь черных легионов ада! Вы должны вернуться в лабораторию и незамедлительно продолжить работу!

- Возможно, это последняя возможность для нас отбросить темные силы! – пробасил Витольд, и кираса его от низкого голоса хозяина загудела.


Картиэль, изрядно обеспокоенный тревожными фразами ангелов и еще более испуганный словоохотливостью обычно молчащего Ульриха, кивнул и поспешил спуститься с крыши здания. Он прошел через полупустые комнаты и очутился у небольшого отверстия в полу. Картиэль откинул деревянную крышку и начал спускаться по лестнице в свою лабораторию. На пределе слышимости он вдруг ощутил новые раскаты грома, от которых дрогнули стены и кое-где посыпалась пыль и мелкие камешки из стен. Картиэль начал спускаться быстрее – слова Ульриха оказались правдой, и буря подступала к самым стенам города, а работа еще не была завершена.

Старый город, иссушенный ветрами пустыни, изнемогавший от жары, лежал у ног Гавриила. Архангел смотрел на приближающиеся грозовые тучи и не испытывал радости. Близящаяся гроза помимо влаги несла с собой смерть и разрушения. В сполохах молний, пронзающих низкие черные тучи, Гавриил видел сонмы крылатых демонов. Армия преисподней приближалась неумолимо.

Гавриил смотрел на войско, расположенное у подножия холма. Окружавшие город высоты занимали лучники, вооруженные длинными в рост человека луками, способными пробить всадника в полном доспехе. Узкий проход занимал отряд тяжелой пехоты. Прочные башенные щиты создавали, казалось, непреодолимую стену, в зазорах между щитами были выставлены длинные копья. Пехота была выстроена на манер македонской фаланги, ощетинившись сталью, словно еж. В рядах войска света не было случайных людей, не было новобранцев и не прошедших крещение кровью воинов. Армия Гавриила была сильна умением и отвагой. Ни один из воинов не дрогнет перед лицом того ужаса, что надвигался на них с запада. Умелые воины, отчаянные сорвиголовы готовы были сразиться не то, что с демонами – им сам князь тьмы был не соперник. Архангел был уверен в каждом из своих воинов, но вот успех битвы представлялся ему маловероятным – уж слишком большие силы брошены против его воинов, слишком высоки ставки в игре.



Adanirk

Отредактировано: 24.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться