История одного разочарования

Размер шрифта: - +

Глава 11. Встревоженный

   Тетива запела своим низким голосом. Оперение стрелы скользнуло по щеке. Выдох. Алрис прищурился, рассматривая несколько стрел, ушедшие в центр мишени. Он долго тренировался, чтобы завоевать звание лучшего лучника Рин-Алендора. Не хотелось, чтобы теперь этот навык утек сквозь пальцы. Оглянувшись, принц окинул взглядом дом. Они переселились сюда несколько недель назад. Когда он впервые привел в него Фириат, и сказал, что он - ее, эллет сначала не поверила. А потом с остервенением начала наводить уют. Вместе они выкрасили стены, а после Фириат собственноручно расписала их. И в комнатах выросли чудесные леса, отдаленно напоминавшие леса Алендора, в которых плясали олени с серебряными рогами. На мягких диванах поселились яркие подушки и пледы, на полах - пушистые ковры, в которых утопали ноги. Как только они переехали, Алрис заметил, как свободнее и легче задышала супруга. Она смеялась чаще и даже к визитам своей новой родни относилась спокойнее. Видимо, на своей территории она чувствовала себя увереннее. Часто приезжали Алверад и Тиатриль. Фириат привязалась к юной принцессе и учила ее играть на арфе. Это было странно, но музыкальными инструментами в их семье никто толком не владел. Алриса хоть и пытались воспитывать многосторонне, сам он всегда больше тянулся к оружию. А Лиадэйн хоть и обучалась вместе с Эйлин, ее руки лучше помнили тетиву лука и эфес меча, нежели струны арфы.

    А когда Фириат провожала Тиатриль домой, она становилась задумчивой. Алрис замечал это не раз. Она брала книгу и забиралась ему под бок.

   - Ты любишь меня? - спрашивала она.

   - Да.

   - И будешь любить всегда-всегда?

   Алрис ласково смотрел на жену, как на наивного ребенка, и неизменно отвечал:

   - Всегда-всегда.

   Тогда Фириат будто успокаивалась и принималась за чтение. Но эти перемены в настроении эллет обращали на себя внимание. Иногда Алрис вспоминал фразу, брошенную Лиадэйн. “После великого счастья всегда жди великого горя”. И он отгонял от себя эти мысли, убеждая себя, что не все истории развиваются по одинаковому сюжету. Фириат - не Лиадэйн. А он не его отец.

 

***

 

   Сегодня они ужинали у его родных. И не только они. Как всегда в доме Торондила и Лиадэйн собирался определенный круг: Лиадэйн с Алверад накрывали на стол, Торондил беседовал с Аскетилом и Лиэром.

   - А, Алрис! - Аскетил махнул ему рукой, приветствуя.

   - Владыка! - отсалютовав высшему эльфу, Алрис приблизился к Лиадэйн. - Здравствуйте, маменька.

   - Здравствуй, сын, - Лиадэйн рассмеялась и поцеловала его в щеку. Оживленная беседа мгновенно затихла, все обернулись к ним. Алрис лукаво улыбнулся и ушел приветствовать Алверад. Это обращение родилось само по себе, однажды невзначай сорвавшись с губ. А Лиадэйн с удовольствием приняла участие в этой маленькой игре.

    Сегодня Фириат на удивление быстро влилась в общее настроение. Перекидываясь фразами с Алверад, она приносила блюда с кухни.

    Алрис не помнил настолько оживленного ужина. Когда не обсуждались ни политика, ни войны, ни угрозы. Они говорили о ранней весне в этом году, о старых друзьях. Но Алрис насторожился, когда Лиадэйн вдруг спросила у Торондила:

   - Все хорошо?

   Король кивнул, но приглядевшись, принц понял, что отец был бледнее, чем обычно, а рука, лежавшая на подлокотнике, судорожно сжималась в кулак. В душу закралось беспокойство. Остаток вечера оно не покидало Алриса. В особо трудные моменты он убеждал себя, что ничего ужасного случиться не может. Они все в полной безопасности. Но тревожное ощущение грядущей беды не уходило. Принц был давно знаком с ним. Старый враг, затмевающий голову.

   Когда пришло время собираться домой, он подошел к Лиадэйн.

   - Мы хотели бы сегодня остаться у вас.

   Королева кивнула. Это не стало для нее сюрпризом.

   - Да. Ваши бывшие покои свободны, займите пока их.

   Перед сном Алрис решил поделиться своими переживаниям с Фириат.

   - Это ноют старые раны, - девушка поцеловала его в плечо. - Пусть они не тревожат твой сон…

 

   Но тянущее чувство в груди усилилось на следующее же утро, когда он не увидел Торондила за завтраком.

   - Где отец? - дурное предчувствие готово было полностью завладеть разумом. Лиадэйн посмотрела на него, и принц отметил, что эллет выглядит уставшей и напряженной.

   - Ему нездоровится.

   Фраза прозвучала слишком ровно. Таким голосом говорят только самые плохие новости. Алрис постукивал пальцами по столу.

   - Не накручивай себя, - Фириат накрыла его руку ладонью. - Все хорошо.

   Принц рассеянно кивнул. В отличие от вчерашнего ужина, завтрак проходил в тягостном молчании.

   В коридоре послышались громкие голоса, в столовую вбежала Алверад.

   - Лиадэйн! - фрейлина королевы была на грани истерики, но из последних сил держала себя в руках. Стремительно приблизившись к Лиадэйн, она тихо сказала ей всего несколько слов. Алрис видел, как стремительно краска сбежала с лица королевы. Ее кулак с грохотом обрушился на столешницу. Отбросив салфетку, королева последовала за Алверад. Алрис не смог остаться на месте. Он еще не понимал, что произошло, но вид Алверад вселил в него непонятный страх. Сознание рисовало ему самые страшные сюжеты, когда он открывал дверь, за которой недавно скрылись Алверад и Лиадэйн. Ворвавшись в покои, он столкнулся с холодным взглядом отца, который стоял, опершись на подоконник. Выглядел он вполне здоровым. Алрис посмотрел на девушек, которые держались чуть поодаль. Обе эллет были спокойны. От встревоженности королевы и от слез ее фрейлины не осталось и следа. А в их глазах читалась суровая решимость.



Кира Кадена

Отредактировано: 30.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться