История одного разочарования

Размер шрифта: - +

Глава 14, или Эпилог

   Этой ночью прошел дождь. Его не было очень давно, и вот он явился с ветром, громом и молнией. Спросонья Алрис чувствовал, как Ломион забрался к ним в постель, и слышал, как напевала Фириат, успокаивая маленького трусишку. А дождь все вымывал крыши, будил листву и убаюкивал принца Алендора.

   А сейчас он танцевал со своей женой, чувствуя босыми ногами влажную от вечерней росы траву. Фириат мечтательно улыбалась, глядя в глаза супруга.

   - Я пропустил самое важное, - однажды сказал он, глядя, как Ломион играет с Арандилом. - Пропустил его первую улыбку, первые шаги, первые слова… Я бы все отдал, чтобы пережить это…

   И несколько месяцев назад Фириат преподнесла ему самый большой подарок, шепнув на ухо, что вскоре в их доме зазвучит топот еще одних детских ножек.

    А у Алриса были еще поводы для счастья. Несколько дней он провел с женой и сыном, не в силах вернуться домой. Но, несмотря на тянущее предчувствие объяснений, он будто задышал. Даже самые обычные, повседневные вещи стали восприниматься по-другому. Не было больше радости, чем завтракать вместе, заодно выбирая, что будет на ужин - мясо или птица, целовать сына перед сном, любоваться звездами еще по-весеннему прохладными вечерами и женой, что притягивала взгляд лучше всяких звезд. Но рано или поздно, нужно было объявиться дома, чтобы внести ясность в происходящее. И для себя в том числе.

   Вернувшись домой и увидев родных, Алрис не смог ничего сказать. Лишь молча опустился на колени, отдавая себя на их суд. А Лиадэйн подошла к нему и положила руку ему на голову.

   - Ты сделал свой выбор, мой смелый принц…

   

   А сегодня Бельтайн звенел праздничными бубенчиками, переливался смехом сотен голосов, сиял радостью новых встреч с теми, кто в чертогах Иласэйд наконец-то дождался своей очереди на воплощение в благостном королевстве. Пелись огненные песни, танцевались обжигающие свободой танцы, звонкие голоса восхваляли богов-близнецов. Танец завершился. Алрис поцеловал руку Фириат.

   - Устала?

   - Нет, - Фириат улыбнулась и поправила растрепавшуюся прическу. - Но, пожалуй, я покину тебя ненадолго. Я обещала Алверад составить ей компанию в обрядах.

   Музыка потихоньку сошла на нет. Приближалось время обрядов, когда эллет собирали ночную росу, плели венки, а самые отчаянные прыгали через костры. Эти действа сопровождались их тихими напевами, завораживающими и дурманящими.

   - Ты присоединишься? - к Алрису приблизились Лиадэйн и Тиатриль. Принцессе впервые позволили не спать этой ночью, и сейчас она сияющими глазами смотрела на происходящее вокруг, впитывая в себя каждый момент. Принц чуть согнул локоть, предлагая королеве руку.

   - А где отец? - Алрис задумчиво посмотрел на королеву. Было странно видеть ее одну. Та лишь пожала плечом, чему принц удивился еще сильнее. Лес редел, и вскоре эльфы вышли на поляну, на которой горел костер, в свете которого деревья отбрасывали причудливые тени, словно на поляну к эльфам вышли невиданные звери.

   - А вон и отец, - Тиатриль указала куда-то в сторону. Алрис повернулся. Вроде все было обычно: король беседовал с незнакомым ему эльфом. Но принц сразу узнал маску безразличия на лице отца. Самая непроницаемая в его арсенале. И почему лицо его собеседника было ему так знакомо? Он точно видел его раньше. Вроде на свитках в библиотеке… Или нет?..

   - О Древние… - вдруг тихо протянула Лиадэйн и прижала ладонь к губам.

   - Ты знаешь, кто это?

   - Да. Кажется, да, - эллет снова положила руку на его предплечье. - И если мои догадки верны, то тебе тоже стоит познакомиться…

   С каждым шагом, у Алриса появлялось все больше вопросов. И один из них горел в сознании ярче других. Почему этот благородного вида эльф был так похож на него самого?.. Когда они приблизились, разговор затих. Глаза цвета февральского неба с интересом скользнули по Лиадэйн, Фириат и остановились на Алрисе. И под этим взглядом у принца внутри все противно сжалось.

   - Ты представишь нас?

   - Конечно, - голос Торондила звучал глухо, как будто каждое слово давалось ему с трудом. - Лиадэйн. Моя драгоценная супруга. Алрис и Тиатриль. Твои внуки.

   Алриса словно ударили под колени. Краем глаза он заметил, как склонилась в поклоне Лиадэйн.

   - Милорд Эоллан, - в ее голосе было столько почтения, что Алрису самому захотелось пасть ниц перед своим великим дедом. Эоллан сделал шаг к королеве и бесцеремонно поднял ее голову, взяв за подбородок.

   - Это не та эллет, которую я выбирал тебе в жены, - по его голосу было непонятно, воспринимать эту фразу как одобрение, или же напротив, как осуждение. - Я не вижу в твоих глазах искры безумия высших эльфов, - теперь он обращался к Лиадэйн, и в этой фразе зазвучало сожаление. - Совсем еще дитя…  Что же потушило твой огонь?

   Алрис вдруг обратил внимание на глаза Лиадэйн. Смотрела она, не смущаясь и не скрываясь от пристального взгляда новоявленного свекра. Вдруг она резко выпрямилась и сделала шаг назад, чуть мотнув головой.

   - Я полюбила короля.

   Алрис изумленно взглянул на королеву. И внезапно до него дошел смысл фразы, повторяемой ей из раза в раз.

   - Ты больше не боишься меня? - иногда с иронией спрашивал у нее король, и Алрис вспоминал, какой впервые увидел Лиадэйн в Алендоре. В ее глазах был страх. И теперь, когда она слышала этот вопрос, в глубине голубых омутов с огнем внутри теплился уголек печали. Она подходила к супругу, коротко целовала и отвечала неизменно:



Кира Кадена

Отредактировано: 30.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться