История одного волчонка

Размер шрифта: - +

глава 3

Из-за выстрелов я вновь не могла уснуть.

В детстве папа забирал нас с мамой в лесной домик, когда начинались военные учения или была попытка вломиться к нам. И мне безумно нравились те дни, когда мы с мамой оставались одни, а если к нам присоединялся папа – дни становились еще счастливее и радостнее.

Мои родители были удивительными людьми, желающими сделать мое детство в этом ужасном городе радужным. Они хотели сбежать и улучшить жизнь, так как маме тоже было тяжело. Но их поймали, а меня оставили здесь, проживать год за годом, оплакивать смерть любимых родителей и упорно работать во благо государства.

Мне нужно было поспать, но я не могла уснуть. Присев на своей импровизированной кровати, снова заплела волосы в косу и глубоко вздохнула. Парни мирно спали в разных углах сохранившейся комнаты, свернувшись в калачики, и укрываясь старыми дырявыми одеялами, которые мы смогли найти здесь. Встав, размяла ноги и затекшую поясницу, покрутила головой и решила пройтись по чужой квартире.

От каждого выстрела, звучавшего все ближе к дому, я вздрагивала. Завернув за угол с отломленным куском, оказалась в маленькой комнате с милой детской кроваткой, дырявым диваном рядом с ней, шкафом с наклейками на дверцах и маленьким столом.

Мелкими шагами идя вдоль стены, где висели рисунки, которые из-за темноты невозможно было рассмотреть, вела указательным пальцем. На столе лежали раскрытые детские книги и карандаши. Эта семья была обеспечена, так как у них имелись книги и довольно прочная мебель, что в наше время было целым достоянием. Не помню, чтобы в моем детстве было что-то детское и милое.

Я подошла к ближе. Луна осветила половинку кроватки и мягкий розовый ковер с динозавриками внизу. Опустив руку, дотронулась до мягкого, пухового одеяла и улыбнулась, вспомнив, что у меня было такое же. Синего цвета, и пахло всегда мылом. Сейчас, наверное, оно уже валяется разорванное где-то на улице.

Почувствовав чье-то присутствие в комнате, резко развернулась. Мой рот закрыла мужская рука, отчего мое сердце бешено застучало от дикого страха быть немедленно убитой.

-Милана, это я,- прошептал Толик и, прижал к своим губам указательный палец, чтобы я не кричала.- Тише!

Он медленно и очень тихо развернулся, и вышел. Я последовала за ним. Зайдя в нашу импровизированную спальню, глядела, как ребята собирали вещи. Но делали это очень тихо, без каких-либо слов и лишних движений. Сзади послышался хруст ступающих ботинок по камням. Ник взял меня за руку, взвалил мой маленький портфель, с которым я провожала Ивану к родителям, на свое плечо и повел в противоположную от хруста сторону.

-Что происходит?- все же спросила я, дергаясь от страха, словно маленькое пугливое существо.

-Военные,- шепотом ответил Фил, подталкивая меня сзади, чтобы я шла быстрее.

Ник вел за собой, иногда останавливаясь и прислушиваясь. Но больше ничего не было слышно, а страх все равно заставлял трястись и бешено колотиться сердце. Мы вышли из полуразрушенного здания и побежали по темноте куда-то вперед. Я не думала, а просто бежала за парнями.

Еще ни разу в моей жизни мне не было страшно.

-Нам надо где-то спрятаться,- сказал Фил, присев у огромной плиты.

-Может, нам нужно снова спрятаться в каком-нибудь здании?- предложил Влад и резко замолчал, прижав к губам палец.- Сваливаем!

Мы все услышали едущую в нашу сторону машину, поэтому, не думая о последствиях, подскочили и побежали вперед. Нас осветили фары. Через секунду послышались автоматные выстрелы. Испугавшись, что в меня сейчас попадет пуля, я закричала и прижала руки к ушам.

Самый ненавистный шум в моем мире – автоматные выстрелы из-за которых моя жизнь превратилась в один сплошной кошмар. И я боюсь, что он никогда не закончится. Каждый день – борьба за жизнь.

-Милана!- закричал Толик где-то слева.

А я споткнулась о камень и упала лицом вперед, царапая руки и подбородок, прикусив при этом язык. Заплакав, начала вставать, но мне помогли Ник и Толик, одновременно подхватив под руки с разных сторон.

-Тише!- прошептал Ник.- Не плач, малышка.

-Вы кто  такие?- прозвучал над головой грубый мужской голос, режущий по барабанным перепонкам от страха быть убитой.  

Подняв взгляд наверх, так как мужчина был намного выше нас, увидела огромного широкоплечего мужчину в военной форме не типичной для “зеленых”: тяжелые черные ботинки, серые штаны свободного кроя, пиджак с четырьмя карманами, который был наглухо застегнут. В руках у него был пистолет, а указательный палец лежал на курке, закрыв дверь красивой, но военной машины “Рэнгер”. По спине пробежался морозный холодок.

-Мы потерялись,- напряженным голосом сказал Фил, загораживая меня от взгляда пятерых военных.- Мы вам не враги. И не воюем на стороне “зеленых”.

-По вам видно,- ответил мужчина, быстро пробежавшись по нам узкими глазами. В темноте они казались зловещими, пугающими и злыми.- Но вам лучше уходить, пока не началась война. “Зеленые” решили разгромить весь город и уничтожить нас.- Он хмыкнул и провел огромной рукой по короткому ежику волос.- Ну, как они думают, что смогут нас убить.  

-Спасибо,- кивнул Фил и рукой похлопал по плечу Ника, чтобы мы уходили.

-Мы не убиваем мирных жителей,- продолжил мужчина.- Мы вообще не хотим кого-либо убивать, но ваше правительство считает, что нас нужно истребить. Мое правительство защищается.

-Мы понимаем,- ответил Фил.- Удачи вам.

-Спасибо,- хмыкнул он и сложил руки на груди.- Вам лучше идти по северной стороне. Там будет спокойнее для вас. Тем более….- Взгляд мужчины остановился на мне. - Спирман?- удивился он, моргнув пару раз.- Ты - Милана Спирман?

-Эм…,- я нахмурилась, не зная, что ответить.

Откуда он знает мое имя и фамилию?



Alisia Brins

Отредактировано: 26.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться