История с привидением

Размер шрифта: - +

Глава 10

Девятый день,

возвращение блудных туристов

 

Я придирчиво разбирала сумку. Надо максимально ее облегчить, иначе плакал мой поход. В рюкзаке остался камень, бутылка воды, пара батончиков, очки от солнца, гигиеническая помада, телефон, складной нож, пластырь и бутылочка перекиси, которую мы так и не вернули Марте. Взвесила. Задумалась.

— А что, если мы этот камешек расколем?

— Я тебе расколю, — погрозил Марк.

Он тоже готовился — рассматривал карту и вспоминал, какими маршрутами ходил. Я вздохнула и в который раз помянула брата недобрым словом — гигантоман, а не брат.

Призрак наконец определился.

— Круговым я не ходил, но вспомнил хорошую тропу. Там больше десяти километров, но и ты без балласта будешь — за полдня дойдем, а ребята нас вот тут встретят, - он ткнул пальцем в карту. — Вы же не против?

Ванька глянул, куда показывает призрак.

— Нормально. Мы немого погуляем в районе старта, а потом к вам, ехать полчаса, не больше.

— Готов? — Я закинула рюкзак на плечи и протянула Насте то, что решила не брать с собой (очки, подумав, тоже оставила — хватит кепки). — Настен, положишь это в свою сумку?

Мы попрощались с ребятами, я вышла на маршрут и осталась с Марком один на один. Мне почему-то стало неловко. Я шла молча и ждала, когда он начнет разговор. Но призрак не начинал. Видами, наверное, любуется. Они того стоят.

Тюрингский лес — это невысокая горная гряда, протянувшаяся с востока на запад то ли на сто пятьдесят, то ли на сто семьдесят километров. Варбург тоже стоит в Тюрингском лесу, но основные маршруты проложены восточнее, где я сейчас и нахожусь. На карте была одна очень соблазнительная тропа — да самого Айзена, а там и до замка рукой подать. Но я по ней дня три идти буду — сто километров по пересеченной местности. Тут и экипировка другая нужна, и время свободное. А мы и так его бездарно тратим, катаясь по немецкой Земле.

Впрочем, не так уж и бездарно. Мы отлично отдохнули, окультурились, лучше познакомились с Марком. В этой поездке я с ним практически не ругалась. Если не считать глупой ссоры в Эрфурте, все остальное время мы пребывали в мире, только подкалывали друг друга изредка. Неужто у нас отношения налаживаются?

— Маш, постой.

Я вздрогнула.

— Ты бы показался, а то я совсем забыла про тебя, — неправда, конечно, но его реплика была действительно неожиданной.

Марк появился.

— Спустись вниз немного. Видишь, камень из земли торчит? С него такой вид открывается.

Я спустилась и села на камень — не соврал, вид фантастический. Солнце уже стояло высоко, но светило из-за спины и не слепило, давая как следует разглядеть сказочную картину. От моих ног вниз стекало море: темно-зелеными волнами бились в каменные вершины хвойные, чуть ниже мягко плескались изумрудные лиственные, а вдалеке расстилались совсем светлые, начинающие желтеть, травы. Кое-где белыми барашками на волнах выглядывали из зелени аккуратные домики. И все это было только для меня.

— Я останусь здесь жить. Прямо на этом камне.

— А что, неплохо. Станешь местной достопримечательностью, туристы будут тебя подкрамливать и делать с тобой селфи.

— Жалко, что я не мужчина, с бородой было бы живописнее.

— Ничего, отрастишь волосы, наденешь чужую одежду, добавишь голодного блеска в глаза — и никакой бороды не надо.

Я засмеялась. До чего же хорошо тут.

— Марк, ты часто здесь бывал?

— Раза три в год, не меньше. Мы с родителями однажды от замка до Оберхофа дошли. Scheisse!

— До Оберхофа, говоришь?

Вид сразу потерял свою привлекательность. Я встала с камня и начала подниматься к тропе.

— Маш, ну скучно там, делать нечего, только болельщикам и интересно. Ты же сама говорила. Ну, что ты молчишь? Обиделась?

— Да, обиделась. Зачем врал? Мог бы так и сказать: не хочу в Оберхоф, лучше в Эрфурте с Машей потусуюсь.

— Ага, и что бы ты на это сказала? Обсмеяла бы меня или разозлилась. У тебя ж реакция непредсказуемая. А так, все замечательно получилось: и Ваня не обиделся, и мы не скучали.

— Марк! — Я остановилась и развернулась к призраку, висевшему у меня за спиной. — Что тебе от меня надо?

Парень не ожидал такого маневра и влетел в меня. Снова этот кошмарный холод. Стемнело, как будто на солнце набежали тучи, неумолчный треск насекомых затих, и живописная тропа, исхоженная тысячами ног, стала неуютной. Это длилось не больше мгновения, но впечатлений мне хватит надолго.

Я снова развернулась: пролетевший сквозь меня дух, опять оказался за спиной.

— Ты это специально, чтобы я не ругалась?

— Нет, просто затормозить не успел, — Марк насупился и отвернулся.

— Так я и поверила. Отвечай на вопрос.

Призрак полетел вперед, и я буквально гналась за ним.

— Шессер, ты трус! — Закричала я вслед исчезающему за поворотом тропы духу и пустилась бежать.

Забежав за выступ, скрывший от меня призрака, я набрала воздуха, чтобы высказать ему свое возмущение, и врезалась в туриста, идущего с другого конца маршрута. Турист оказался бывалый: и сам не упал, и меня подхватить успел. За ним было еще человек пять: все экипированные по полной программе, от ботинок до трекинговых палок. Они с интересом разглядывали меня и, наверное, прикидывали, далеко ли до ближайшей психушки.

Я неловко извинилась, мило, я надеюсь, улыбнулась и бочком-бочком начала обходить туристов, поглядывая им за спины. Там был призрак. Далеко он от меня убежать не мог — камешек притягивает — но и сокращать дистанцию не торопился.



Евгения Левачева

Отредактировано: 31.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться