История во времени

Размер шрифта: - +

Пролог

Чарльз 
Два месяца до происшествия 

С самого детства я мечтал о блестящей карьере, любящей семье и тихом семейном уюте по вечерам. Но, вопреки всем моим стараниям и ожиданиям, моя судьба решила все за меня и не так, как я того хотел. Я хотел оставить после себя хоть какой-то след в истории, чтобы люди помнили меня и уважали, даже после моей смерти. Если бы я смог хоть как-то предугадать последствия моих деяний, я бы все сделал по-другому. 
За все свои 46 лет я большую часть своей жизни лишь ожидал назревающих перемен, но они назревали-назревали, но так и не наступали. Как будто я все время откладывал на потом самые важные моменты жизни. А жизнь, тем временем, в привычной суете и повторяемости дней как-то незаметно втекает в русло зрелости, а потом и старости.  
Мне и моей жене Кэтрин все чаще хочется проводить время дома, у нашего очага, но все же мы пошли на тихий дружеский ужин в гости к подруге жены в пятницу вечером, как делали это каждый месяц из года в год. Мэри и Кларк живут всего в двух кварталах от нас, поэтому дружба, которая завязалась между Кэт и Мэри еще в колледже, продолжалась и до сих пор. 
Мы с Кэт всегда походили на идеальную пару: я - высокий и статный мужчина с темными волосами, а легкая небритость всегда придавала мне все большей элегантности и зрелости; Кэтрин - миниатюрная и худенькая женщина, любительница строгих костюмов и каблуков, всегда ходила с идеальной прической и макияжем. Все наши друзья всегда удивлялись нашей совместной жизни, особенно тому, что у нас до сих пор нет детей.  
В отличии от нас, живущих вдвоем в огромном доме, их в семье было четверо: Мэри, Кларк, их дочка Джин и бабушка миссис Харт, которой было уже около девяноста лет. По ним очень видно, как они счастливы вместе, и, несмотря ни на что, поддерживают друг друга.  
Кларк является среднестатистическим мужчиной среднего роста с русыми волосами и мускулистым телом, так как каждое утро ходит в тренажёрный зал. Мэри, в свою очередь, является истинным примером американской домохозяйки. В ее доме всегда царит порядок и умиротворение, и по красоте она ничуть не уступала Кэт, правда не всегда успевала следить за собой, но это ей нисколько не мешало выглядеть шикарно. Несмотря на то, что она не пользовалась косметикой и волосы ее всегда были собраны в хвост, Кларк ее любит, а это, как мне кажется, самое главное в семейной жизни.  
Мы расположились в их уютной гостиной, Кларк включил джаз и мы спокойно разговаривали под музыку. Еще со школьных времен он хотел стать джаз музыкантом, но это противоречило воле его родителей, и он забросил это дело. И теперь ему ничего не оставалось, как наслаждаться творениями других людей.   
– Итак, Чарльз, как там твоя работа? – спросил Кларк. 
Поскольку мой проект – это большая тайна, о которой знает только моя жена Кэт, я всем вру, что разрабатываю прототип нового телефона, который изменит весь мир. В это все верят, так как технический прогресс в последнее время достиг своего величия, и эра техники превосходит над всем остальным. Некоторые даже говорят, что скоро автомобили будут летать, а обслуживать людей будут только роботы. Хотя я, как научный сотрудник, сталкивающийся со всем этим каждый день, мало верю в развитие таких событий. 
– Отлично. Мы пока на стадии проектирования. Уже готов чертеж, и со следующего месяца мы приступаем к его созданию, – соврал я. 
– А что именно будет делать этот телефон? – спросила Мэри. 
– Он будет трансформироваться в ноутбук и наоборот. Это облегчит работу большинства сотрудников, – снова фантазировал я, и они поверили каждому моему слову.  
– Круто, – только и сказали они. 
– А твоя работа как? – спросил я у Кларка. Он работал в юридической конторе и очень любил свою работу. Еще со студенческих времен он защищал права обычных людей и был безупречен в своих убеждениях, за что им и гордится его жена. 
– У меня все хорошо. Недавно заключили договор с одной телевизионной компанией. Если честно, я не успел запомнить ее название, но она очень известная в нашем городе. 
– Может, это «ABC-TV»? – предположил я. 
– Точно. Как ты так сразу догадался?  
– Ну, это самая крупная телевизионная компания в Нью-Йорке.  
Не успели мы закончить наш разговор, как в эту же секунду мы услышали детский плач наверху – проснулась малышка Джин. 
– Опять она проснулась! – сказала Мэри и уже собиралась вставать и идти к ней, как вдруг я остановил ее. 
– Можно я пойду ее успокою? – спросил я. 
– Конечно, иди, – сказала она и обратно села. 
Мы с Кэт давно хотели завести ребенка, но так увлеклись своим карьерным ростом, что отложили это на несколько лет. Но, только достигнув такого возраста, я понял, что карьера ничто, в сравнении с семьей. Очень грустно, когда ты приходишь домой, и вместо милого детского шума тебя встречает тишина. Мне самому приходится готовить ужин, поскольку Кэт допоздна засиживается на работе, и, мне кажется, она совершенно не беспокоится об этом.   
Я встал из-за стола, пошел к лестнице и поднялся на второй этаж. Как только я собирался подойти к детской, меня остановила миссис Харт, схватив за руку. 
– О! Здравствуйте, миссис Харт, – сказал я. 
Эта старушка очень редко выходила к нам. Большую часть своего времени она проводила в своей комнате за закрытой дверью. Именно поэтому кожа ее приобрела тусклый цвет, а седые волосы то и дело выбивались из пучка на ее голове.  
Она странно на меня посмотрела, а затем сказала тихим голосом, но звучало это так зловеще, что у меня мурашки пробежали по телу: 
– Грядут большие перемены, – начала она протяжно, от чего мне стало как-то не по себе, – время остановится и затянет всех в ловушку. Мир разделится на части и много будет потерянных. Только двое, полюбившие друг друга сквозь препятствия времени, смогут разрушить этот барьер. 
Я еще не успел осознать сказанное, как она развернулась и медленным шагом пошла к себе в комнату. Минуту постояв, я направился к детской и пошел убаюкивать  Джин, но слова миссис Харт еще долго не выходили у меня из головы. Если бы в тот момент я знал, как они были важны, я бы никогда в жизни не продолжил свою работу. 

 
Чарльз 
20 февраля 2054 год 

Время. Какое странное понятие. На протяжении многих сотен лет люди пытались разгадать загадку времени, но так и не пришли к единому заключению. Каждый понимает время по-разному и у каждого оно свое. Время очень странная штука: когда ты занят - оно пролетает мгновенно, как со скоростью света, но когда ты ничем не занимаешься или что-то ожидаешь - оно плывет медленно, тянется как улитка. 
Исследование времени проводилось множество раз, во все века и всегда безуспешно. Но сейчас, когда на улице двадцать первый век, человечество сделало огромный шаг в этом деле.  
Наша команда уже около пяти лет занимается исследованием пространственно-временного континуума, но мы так и не смогли разгадать загадку времени. 
В главном здании наших научных исследований находится множество отделов, и каждый из них занимается своим временем. Одни исследуют процессы старения, другие - временные дыры и отпечатки прошлого, третьи - занимаются проекцией будущего. Но именно наш отдел занимается путешествием во времени. Задача у нас очень сложная и, можно сказать что нереальная, но если нынешние ученые смогли разработать прибор для супер скоростного перемещения в пространстве, то мы сможем добавить к нему и время. 
Моя же работа заключается в проектировании таких приборов и в дальнейшем их тестировании. 
Я много лет проектировал и вместе со своей командой создавал этот прибор. И вот, спустя такое долгое время, учитывая все недоспанные ночи,  этот день настал - после двух лет создания этого совершенства мы решили устроить небольшую конференцию и наконец-таки попробовать переместится во времени. Мы собрали всех в нашем конференц-зале и устроили презентацию своего проекта.  
– Дамы и господа! Сегодня знаменательный день! – начал вступительную речь начальник нашего отдела Марк Форман. – После долгих лет наших исследований мы сможем отправиться в прошлое, увидеть нашу историю, сохранить хотя бы где-то ту крупицу былой жизни, которая была у нас и у наших предков. Мы сможем попасть в будущее в надежде увидеть его и сделать лучшим. Что я говорю – мы сможем покорить время! – сказано это было так воодушевляюще, что все раздались аплодисментами. – Представляю вашему вниманию наших главных инженеров – Чарльза Стивенсона и Барри Морса. Ребята, вам слово! 
Мы вышли в центр зала, прикатили наш прибор и начали презентацию. 
– Итак! – начал было я. – Думаю, что к словам мистера Формана мне нечего добавить, так что мы сразу приступим к делу. Как видите, наш прибор очень сложный по своей структуре и основывается на расщеплении всех атомов с последующей их концентрацией в другом времени и пространстве. Наш ассистент Крис согласился быть первым испытателем нашего прибора. 
– Можно вопрос? – перебил меня помощник начальника, мистер Денвер.  
– Конечно. Я вас слушаю. 
– Вы раньше тестировали этот прибор на каких-то предметах? 
– Естественно. Глупо было бы тестировать прибор на человеке, не проделав это на каких-либо других предметах. Мы отправляли ручки и чашки на пару минут вперед или назад. И это работало. Так что, думаю, с этим проблем не возникнет. Теперь у меня важный вопрос: в какой день вы хотите отправить Криса? 
Тут в зале возникла тишина, поскольку никто не смог и предположить об этот вопросе, или же просто задумались над ответом, но эту тишину вскоре нарушил сам Крис.  
– А можно 19 февраля 1987 года? – спросил он. – Хочу увидеть своих бабушку с дедушкой. Они жили в Сиэтле. 
– Как пожелаешь, – ответил Барри и выставил счетчик на эту дату, указав конкретную географическую точку прибытия Криса. 
– Когда я нажму на кнопку, то ты на пятнадцать минут отправишься в это время, затем, когда захочешь вернуться обратно, нажмешь кнопку на своем костюме. Только не задерживайся там дольше, чем на пятнадцать минут. Ты меня понял? – спросил Барри у Криса. 
– Понял, – ответил тот. 
– Отлично, – сказал я.  – Мы начинаем. 
После этого я включил рубильник питания и нажал кнопку на приборе. 
Сначала ничего не происходило, но затем из прибора полетели искры, которые превратились в серый дым и потом мы оказались как в тумане. 
Туман этот стоял около двух-трех минут, а затем рассеялся, как будто его никогда и не было. 
– Все на месте? – спросил мистер Форман. 
Я огляделся и заметил, что народу в помещении стало меньше. 
– Где Барри? И Крис? Почему нас так мало? – спросил я с ноткой паники в голосе. 
– Их нет! Они исчезли! – начал паниковать начальник. – Я сейчас наберу его. 
Он достал телефон и уже собрался звонить, как вдруг остановился. 
– Черт! – выругался он. – Его номера нет в телефоне. 
– Что? Как такое возможно? – спросил я, а затем достал свой телефон и был шокирован увиденным – половина контактов удалена, как будто я этих людей никогда и не знал. 
Единственной радостью было то, что я смог позвонить своей жене. 
– Алло! Кэт! Ты в порядке? 
– Да. Чарльз, что произошло? Сначала был туман, а потом что-то странное случилось. У нас на работе много кто пропал. 
– Я знаю. Кэт, это все из-за меня. Это все наше устройство. Шутки с временем плохи. Как жаль, что я это осознал слишком поздно. 
– Чарльз, послушай меня. Ты ни в чём не виноват. Успокойся, все будет хорошо. 
– Не будет. Я все испортил. Барри пропал. 
– Мэри и Кларк тоже пропали. Их как стерли с лица земли. 
После ее слов у меня сразу же пропал дар речи. 
– Я перезвоню, – сказал я, и положил трубку, не дождавшись ответа. 
И тогда я вспомнил слова старушки. Они эхом отозвались в моей голове. Это и есть та самая ловушка времени, о которой она говорила. 

 
Барри 
В параллельной вселенной. 

После того, как рассеялся туман, я огляделся и не понял ничего. Чарльз, мистер Форман и некоторые наши коллеги куда-то пропали. Я обыскал все здание, но нигде нет ни малейшего упоминания об их существовании: ни на бумагах, ни в телефоне, ни в базе нашей фирмы. Все это выглядело странно, и сначала я подумал будто это какой-то розыгрыш, но реальность оказалась еще хуже: пропали целые семьи. Многие лишились самых близких друзей и родственников, которые остались только в памяти. 
Мы пытались создать еще одно такое устройство, но все безуспешно. Вместе с Чарльзом пропали и все его чертежи проекта. Спустя пару недель я понял только то, что время смеется над нами и нам приходится только ждать и надеяться на лучшее.  
Наша вселенная знает, как будет лучше. Рано или поздно она сведет нас с нужными людьми и разведет с ненужными. И я надеюсь, что хоть когда-нибудь, в далеком будущем, я увижу всех своих близких друзей, и те, кто на данный момент являются потерянными, смогут вернуться обратно. 

 



Alessandra

Отредактировано: 09.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться