Ия

Размер шрифта: - +

Глава 11

      Вот уже несколько ночей Ия не могла сомкнуть глаз. Будоражащие кровь кошмары изводили девушку и чтобы отвлечься, она думала, как можно повлиять на происходящие события, чтобы повернуть их в свою сторону. Ия переживала за Жозе, но больше всего думала о Рее. Если ее похитили, то с целью навредить семье Капони и она всеми фибрами своей души хотела помочь мужу.
      Девушка приподнялась на локтях, когда услышала звук подъезжающей машины. Она покусала губу, стараясь успокоить нервную дрожь, чтобы держаться своего плана: Ия хотела заставить Коула верить ей и готова была пойти ради этого на что угодно. Она покорно ужинала с ним каждый вечер, старалась держаться спокойно и не пытаться убежать. Лишь однажды Ия заговорила сама, уточняя все ли хорошо с Жозе, на что так и не получила успокаивающего ответа, только леденящий душу взгляд.
      Джеймсон обхаживал пленницу, одаривая ее цветами и конфетами. Он старался сделать все, чтобы девушке было комфортно, и она всем видом показывала, что смирилась со своим положением. Это немного раскрепостило молодого мужчину, но он по-прежнему был очень осторожен. Комната всегда запиралась на замок и Ия, при всем желании, не могла открыть даже окна.
      Девушка легла на подушки, едва услышала, как в замок вставили ключ. Прикрывшись одеялом, она сделала вид, что отдыхает.
      — Ия, нельзя столько спать, — вошел в комнату Коул с букетом благоухающих роз и она медленно села.
      Не смотря на ожидаемый визит похитителя, Ия передернула плечами. Она больше не боялась, точно знала свои ощущения. Девушка повела плечом, презрительно разглядывая Джеймсона. Она смотрела в счастливое улыбающееся лицо и пыталась понять, как он умудрялся при всем своем обаянии быть хладнокровным, самоуверенным лицемером. Неужели в мире современных мафиози водятся только такие подлые гады? Как часто ее муж примерял подобную маску на себя? Девушка покусала губу, отрицательно мотнув головой. Рей не такой. Он настоящий.
      — Думаешь, тебе пойдет на пользу спертый воздух? — парень подошел к окну и, достав связку ключей, принялся искать подходящий. — Да и ешь совсем плохо. Как этот Капони умудрился найти к тебе подход?
      Ия покусала щеку, чтобы не высказать парню все, что она о нем думает. Впервые мысли хотелось выплеснуть наружу, но здесь вряд ли это помогло бы. Наоборот усугубило бы положение Жозе, да и ее тоже. Наверное, Ие было на руку, что Джеймсон не воспринимает пленницу всерьез. Считает глупой девочкой, которая умеет ублажать толстосумов и что-то, что в силу своей воспитанности Ия не могла даже представить.
      — Знаешь, — продолжал открывать окна Коул. Влажный холодный воздух врывался в помещение, мгновенно остужая его. — Я сегодня услышал одну хохму, — Ия медленно поднялась с кровати, не отводя глаз от Джеймсона. — Капони обокрали, — парень рассмеялся, а девушка теперь уже до крови закусила щеку, стараясь держать себя в руках. — Его какой-то фамильный камень сперли прямо из музея, из-под носа его охраны. Я готов пожать руку тому, кто обокрал этого ублюдка.
      Ия почувствовала, как сердце сжалось, стоило осознать, что перед ней открылись двери к спасению. В ушах загудело, Джеймсон что-то говорил с гадкой усмешкой, но она не слышала его, а от того глупо хлопала глазами, пока не удалось взять себя в руки.
      Мысли лихорадочно засуетились, выстраиваясь в самый верный порядок. Сердце бешено заколотилось, во рту пересохло, но Ия уже успела решительно настроиться на предстоящую игру по правилам Коула, в которую до этого она не желала вмешиваться. Оставалось собрать всю волю в кулак и не выдать ни единой эмоции, чтобы заставить поверить Джеймсона в правдивость каждого слова.
      Рей, сам того не понимая, своим примером учил девушку, как надо себя вести с такими людьми. Проблема Коула была в его самоуверенности, и надо было просто подмыть эту уверенность и блефовать так, как не смог бы и сам Капони.
      Ия про себя усмехнулась. Она хотела бы, чтобы Рей видел ее представление. В голове пронеслись мысли, что все может зайти слишком далеко, она сразу ощутила себя лицемерной предательницей, тварью двуликой, но спасение того стоило. Девушка была уверенна в своей победе и даже не допускала мысли о том, что Коул может быть не таким дураком, каким пытался быть в глазах окружающих. Отчим все же воспитывал приемного ребенка и вкладывал в его голову знания с самого детства, а тот их впитывал, словно губка. Ия была столь же прилежной ученицей у Рея Капони, но разница была в том, что Коула учили с детства, а Ия меньше года училась сама, беря пример со своего супруга. Вот только Рей утаивал от впечатлительной девушки слишком многое, а в частности: жестокость криминального мира, важность наличия азарта в каждой махинации и отсутствие каких либо нравственных планок. Не зная трех законов мужских игр, девушка наивно полагала, что справится с умышленным обманом, а от того подалась вперед, ведомая желанием спасти семью Капони.
      Несколько шагов дались с трудом, но дальше Ие показалось, что она входит в свою роль и следующие слова произнесла так легко, что даже сама не поняла, как справилась с пожаром, что обжигал грудную клетку, заставляя сердце сжиматься все сильнее:
      — Ну, так пожми же, — Ия протянула руку Коулу и тот удивленно моргнул. — Это я обокрала Рея Капони.
      В отличие от всех лиц преступных группировок, что Ие довелось увидеть, Коул совершенно не умел управлять собой. Все эмоции читались на его лице, и девушка ощутила небывалый прилив сил. Она владела ситуацией, но Коул так не считал. Он был поражен смелостью девушки, ее глаза горели невиданным ранее лихорадочным огнем, тонкие пальцы подрагивали и, желая коснуться нежной кожи, мужчина сжал кулаки.
      — Ты? — выдавил Джеймсон. Он покосился на миниатюрную руку пленницы, украшенную обручальным кольцом.
      — Я, Джейм, — вновь усмехнулась Ия, взяв руку мужчины в свою. — Это я украла его камень еще в тот день, когда ты перехватил меня в парке. Мне необходимо было опередить Капони и попасть в музей первой. Жозе спрятал камень там, и я собиралась его забрать в тот момент, когда ты вез меня сюда, — девушка окинула взглядом помещение и вновь вернула на собеседника, — в этот дом.
      — Зачем тебе это надо? — растерялся Коул, он не верил, и Ия чувствовала это. Вовремя положенная рука на грудь мужчины заставила его слушать внимательно. Девушка специально говорила тихо, одной интонацией так, как делал это Рей, убеждая предпринимателей не рвать связи с семьей. Это всегда заставляло их прислушиваться, и девушка решила испытать свои наблюдения на Коуле, приправив их женским обаянием. Она не боялась, что не получится, ведь у нее есть главный козырь: она в этом доме желанна не как пленница.
      — Как ты думаешь? — Ия подошла к Джеймсону.
      Девушка положила свои руки ему на плечи, и почти касаясь губами уха, продолжила:
      — Они похитили меня, заставили выйти замуж, попользовались и выбросили. Только нелепая череда обстоятельств вернула меня обратно. Думаешь, хорошенькие девочки никогда не становятся плохими? — Ия чуть отстранилась, посмотрев в карие глаза. — Еще как, Джейм. Мне нравится это имя, оно напоминает мне, каким ты можешь быть. Я хотела отомстить ему, но разве способна я, — Ия посмотрела на пухлые губы, облизав свои. Она знала, что мужчина не сводит с нее глаз и для большей уверенности посмотрела в них. — Маленькая, безоружная и слабая бросить ему вызов? Смогу, Джейм? — он еле смог разлепить пересохшие губы, чтобы выдохнуть тихое «нет». — А ты можешь, — Ия припала губами ко рту Коула и поняла, что он дрожит. Дрожит, словно маленький напуганный котенок в руках нового хозяина.
      — Ты хочешь, — Коул отстранился, но Ия не могла больше остановиться. Она должна была заставить его верить до самого конца. Девушка запустила руку в непокорные черные волосы, чуть сжимая их в кулак.
      — Подожди, детка, — Джеймсон наспех поцеловал Ию в шею и практически заскулил, когда горячая рука коснулась торса под балахоном. — Ты хочешь, чтобы я убил его?
      Ия не ответила, она лишь улыбнулась и еле заметно кивнув, впилась в губы парня страстным поцелуем. Она никогда в жизни бы не могла подумать, что сможет переспать с кем-то кроме Рея Капони. Девушке были омерзительны прикасания жестких рук к нежной коже. Ее тошнило, хотелось рыдать, но слезы все еще копились где-то глубоко внутри, обостряя боль и отвращение к себе. И все бы ничего, девушка надеялась, что смогла добиться расположения Коула, но нет. Мужчина поднялся с кровати, натянул трусы и, достав сигарету, закурил. Какое-то время Джеймсон смотрел в окно и когда Ия села в кровати, прикрываясь мягким пледом, он произнес:
      — Я бы хотел убить Рея Капони и с помощью тебя сделаю это, — он глубоко затянулся и выпустил дым через нос, — я не думал об этом, пока ты не сказала. Хотел забить на этого козла, но сейчас, когда ты неумело притворялась, что тебе приятно, решил, что отрежу его член и засуну его тебе в лживую глотку.
      Джеймсон повернулся к Ие, и та увидела, как потемнели карие глаза от злости. Она сидела на кровати, прижимая к груди плед и казалось, прошла целая вечность оцепенения и страха, прежде чем Коул произнес:
      — Но тебе почти удалось, — сигарета улетела в окно, а Ия ощутила, как внутри все похолодело от осознания, что ложь не удалась. — Я почти поверил, но стоило подыграть, как все стало ясно. А потом ты совсем не умеешь врать и претворяться, Ия Треволд. Я думал, что смогу сделать тебя своей, но сегодня, когда трахал тебя, — Ия с силой сжала кулаки, — понял, что ты не врала там, в парке. Ты только его. К сожалению.
      Коул вышел из комнаты, а Ия все еще не могла поверить своим ушам. Все было зря. Она, глупая и наивная идиотка, возомнила из себя невесть кого и теперь осталась использованной и запертой в доме убийцы. Вся горечь произошедшего не успела помутнить рассудок девушки, окунуть в омут раскаяния и отвращения к своему телу, так как дверь вновь распахнулась.
      — Знаешь, я решил еще разок развлечься с тобой и снять это на камеру для твоего муженька, — Джеймсон действительно принес небольшую камеру и ловким движением рук зацепил ее в специальном держателе недалеко от кровати. Ия медленно слезла с кровати, старательно кутаясь в плед. Коул был так зол, что практически выплевывал каждое слово. Его смуглое лицо исказилось от ярости, руки дрожали, Ия понимала это и отчасти жалела о своем поступке. Чувствами не играют, а она…
      — Ты не посмеешь, — процедила девушка, ведь сейчас она должна была жалеть себя, а не его.
      — Я?! — Коул расхохотался. — Кто меня остановит? Ты?
      Молодой мужчина включил камеру на запись и, подскочив к Ие, дернул одеяло вниз так, что оно отлетело в сторону, оставив девушку абсолютно нагой. Он, горящими, блестящими сумасшествием глазами осмотрел девушку, и хотел было притянуть ее к себе, как та ловко увернулась и по кровати перебежала на другую сторону комнаты, схватив с пола халат. Надев его, Ия взглянула на поднос с едой, где лежала вилка, которая могла стать единственным спасением от ошалевшего Коула. Мужчина же, не заметив торопливый взгляд пленницы, кинулся к ней, но та вновь увернулась, проползла под столом и еле успела схватить вилку, как ее за ноги протащили по ковру, швырнули на кровать и сели сверху. Вилка выпала и теперь лежала в стороне. Девушка хотела схватить ее, но Джеймсон прижал руки к кровати.
      — Нет! — Ия плюнула в лицо Коула, но он, никак не отреагировав, принялся жадно целовать ее в губы, кусая и насильно проникая языком в рот. Руки жадно сминали грудь, ловко удерживали тонкие запястья, не давая вырваться. Джеймсон хотел убить девчонку, затрахать до смерти, показать это Капони и наконец, избавиться от кумира отчима. Но торопиться было нельзя. Коул решил поразвлечься хорошенько с Ией и потом на глазах Капони убить ее. Так будет куда приятней.
      Раздвинув ноги девушки, парень приспустил трусы и резко вошел в нее, зарычав от удовольствия. Ия, разъяренная своей слабостью, подалась навстречу, позволяя утолить животный голод Джеймсона. Осознав, что девушка не сопротивляется, Коул схватил ее за талию, насаживая на себя все сильнее. Толчок, еще один, мужчина готов был застонать от удовольствия, но сумасшедший, практически не человеческий крик заставил распахнуть глаза. В следующую секунду горло обожгло болью, Джеймсон оттолкнулся от кровати, но Ия, обхватив его ногами, прижала к себе и с силой второй раз ударила вилкой в кровоточащую шею. Коул захрипел, горячая кровь пульсирующей струйкой обдала девушку. Мужчина схватил Ию за шею, крепко сжимая пальцы. Девушка же, задыхаясь, замахнулась еще раз, но прежде чем успела ударить, раздалось несколько оглушительных хлопков.
      Копошение прекратилось. Коул мгновенно ослаб и начал заваливаться на Ию. Она с силой оттолкнула его от себя и, вскочив, уставилась на дверной проем, где стоял Рей. Мужчина ненавидящим взглядом буравил окровавленную жену в распахнутом халате. Девушка медленно запахнула его, рассматривая мертвого Коула, вокруг которого собиралась темная лужа. Сев на кровать, Ия попыталась стереть руками кровь с лица, но только размазала ее. Рей хотел выстрелить в жену, но не смог. Он убрал пистолет в кобуру и, подойдя к девушке, сел перед ней на корточки, пытаясь заглянуть в лихорадочно блестевшие глаза.
      — Ия, скажи где мой камень и я отпущу тебя.
      Понадобилось около минуты, чтобы сообразить смысл сказанного, да и вообще произошедшего. В сознании было мутно, тошнило от едкого запаха крови, казалось, что она находится в трансе, но нет. Рей говорил очень тихо, он всегда так делал, чтобы привлечь внимание, но девушке казалось, что он прокричал самые ужасные за этот безумный день слова. Ия медленно убрала с лица слипшиеся волосы и уставилась в голубые глаза. Как всегда холодные, не отображающие эмоций и беспощадные в своей уверенности.
      — Ты считаешь, что жадеит у меня? — сказала Ия дрожащими от обиды губами. — Ты считаешь, что мы здесь… наслаждались…
      Ия не смогла договорить, дыхание перехватило от возмущения. Девушка медленно поднялась и Рей тоже. Она посмотрела на Коула, потом на Рея и передернув плечами, прошептала:
      — Я не знаю, где твой… камень.
      — Ия, он дорог для меня, — мужчина схватил девушку за плечи. — Я не хочу тебя убивать, не хочу лишать свободы, просто скажи, куда ты его дела.
      — Рей! — залетел в комнату Сивый, и пара вздрогнула от неожиданности. — Там этот придурок… Клевер!
      — Жозе! — подалась вперед Ия, но Рей остановил ее. — Он жив?! Скажи мне! Скажи!
      — Живой, — кивнул Сивый, рассматривая труп Коула. — Что делать?
      — Пойдем, — Рей толкнул Ию на кровать и приказал ждать его здесь. Девушка лишь рассеянно кивнула, запустив дрожащие руки в волосы. Она не смогла бы даже до двери дойти, как дрожали все поджилки, а потому молча выполнила приказ, поджала под себя ноги, безучастно уставившись на Джеймсона.
      Девушка ожидала мучительно долго, она не могла оторвать глаз от Джеймсона и все время шептала:
      - Я убила человека… убила человека.
      Это продолжалось так долго, что затекли все конечности. Ия медленно приходила в себя, она даже смогла подняться с кровати для того, чтобы пойти умыться. Обойдя огромную лужу крови, Ия вместо того, чтобы зайти в ванную комнату, вышла в коридор. Она сделала глубокий вдох, стараясь прийти в себя. По сути все было кончено, и не смотря на обвинения Рея надо было радоваться, что Коула больше нет, как и мистера Капони. Девушка постаралась внушить себе эту мысль, но вдруг услышала шум откуда-то снизу, чьи-то крики, визг женщины. Ия зажмурилась, в надежде, что все это галлюцинации на нервной почве. Девушка хотела отмахнуться от назойливого шума, она готова была поверить, что сошла с ума, но громкие выстрелы снизу заставили сорваться с места. Она знала, что внизу Рей и была уверенна, что там же и Мартин с Камиллой.
       Ия споткнулась у самой лестницы и чуть не скатилась кубарем вниз, успев зацепиться за гобеленовую штору. Карниз с грохотом упал на пол, но девушка уже была внизу, пытаясь понять, откуда слышна возня. Она чувствовала, что Рей в опасности и, не смотря на то, что он предал, не могла позволить ему умереть.
      В гостиной лежало несколько мужчин. Они были мертвы. Внутри все сжалось от страха, и девушка рванула в сторону небольшого коридора, который вел в подвальное помещение. Ия оцепенела в дверях, когда увидела, что происходит.
      Освещаемый одной лампой, висящей на длинном проводе, подвал оказался очень маленьким, словно был создан для пыток или чего-то подобного, от чего сердце уходило в пятки. В углу, пристегнутый к батарее наручниками, сидел Клевер. Мужчина был без сознания, невозможно было определить, жив ли он вообще. Сивый лежал недалеко от Жозе, он тяжело дышал, зажимая рану в животе. Мужчина пытался подняться, это было видно, но сил хватало лишь для того, чтобы поднять голову. Но Ию это так не пугало, как то, что происходило в другой стороне подвала.
      Ее родители, когда-то горячо любимые и родные, они оба дрались с Реем. Ия схватилась за перила, не в силах сдвинуться с места, она даже не знала, что делать и как помочь. Рей же ловко отбивался от нападок Камиллы и умудрялся драться с Мартином. Девушка бы никогда не подумала, что ее отец так силен, что совсем не уступает Рею Капони. Он выдержал крепкий, мощный удар в челюсть и даже умудрился блокировать второй. Более того, он ударил ногой по бедру и с такой силой, что Рей просел на одно колено. Ия видела, что муж заметил летящий ему в голову кулак, попытался закрыться, но не успел и сильный удар в висок, практически выбил его из сознания. Рей в отчаянии схватил Мартина за ноги и повалил того на пол. Схватив сальные пакли мужчины, Капони с силой ударил его о бетонный пол и тут же отлетел в сторону от удара арматурой.
      Камилла, разъяренная парой мощных оплеух, кинулась избивать Рея, давая возможность мужу прийти в себя. Ия сбежала вниз по лестнице, но вновь встала, как вкопанная, когда Рей закинул правую ногу к лодыжкам матери, а левой ударил ее под колени. Тучная женщина не смогла устоять и упала на четвереньки, где ее, дернув за копну рыжих волос, с силой ударил по затылку. Ия заметила, что отец, наконец, смог подняться на четвереньки и теперь полз к пистолету. Рей еще несколько раз ударил Камиллу по затылку, она все еще пыталась бороться с ним, тогда он перекатился на нее, придавив к бетонному полу.
      - Мартин! Сдавленно завопила женщина, когда руки Капони обернулись вокруг ее шеи: правое предплечье охватило челюсть, затылок Камиллы оказался на сгибе левой руки.
      - Нет! – закричал Мартин. Он нацелился пистолетом на Рея, хотел выстрелить, но Ия, не сообразив ничего лучше, прыгнула и, поджав под себя ноги, коленями приземлилась на спину отца. Мартин вскрикнул и растянулся на полу, Ия упала не него, больно ударившись локтем. Мужчина вновь направил пистолет на Рея и девушка с силой заломила его правую руку за спину. Отец бросил пистолет на пол и, перехватив его левой рукой, постарался выстрелить в Ию, но в последний момент девушка умудрилась плечом отвести пистолет. Раздался выстрел, и тело Мартина обмякло. Выхватив «Вальтер» из ослабевшей руки отца, девушка подскочила на ноги, нацелившись на него. Мартин перевернулся на спину, щупая свою голову. В глазах мужчины застыл ужас, когда он посмотрел на свои пальцы со стекающей по ним кровью – он прострелил себе ухо.
      Ия пошатнулась, перед глазами все поплыло, но резкий удар по запястьям, словно пощечина заставил прийти в себя, но было уже поздно. Несколько громких выстрелов пришлись Мартину в лицо, шею и грудь. Девушка не в силах устоять, упала на колени и, закричав, почувствовала, как слезы обожгли щеки. В следующую секунду крепкие руки сгребли ее в охапку, запах знакомого одеколона заставил задохнуться, вспомнить все, что связано с Реем Капони и очередной полу-крик, полу-вой вырвался из груди, оставляя там мертвенную пустоту.
      Слезы застилали глаза, Ия пыталась оттолкнуть от себя Рея, увидеть, что с матерью, но он не позволил. Капони крепко обхватил девушку за талию, понес ее вверх по лестнице. Ия кричала и вырывалась, она хваталась ногтями за бетонные стены, хотела остаться и умереть там, с ними, но муж нес ее наверх, после чего закрыв собой дверь, поставил Ию на пол. Девушка попыталась ударить его, но не смогла, после чего медленно осела на пол, потом легла, сжалась в комочек и затихла. Она содрогалась всем телом, слезы не прекращались, было сложно дышать. Ия почувствовала, что Рей сел рядом, она слышала, как он вызывает скорую, полицию, но больше не могла и не хотела пошевелиться. Убийственная слабость буквально задавила девушку и только когда медики сделали ей укол, Морфей забрал измученную Ию в свое царство. 



Виктория Бортникова

Отредактировано: 26.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться