Июнь изумруден

Размер шрифта: - +

Ванильная подсказка

Глава 1.

Траектории летних размышлений

подобны узорам пышно цветущих лугов

    Летнее утро, разливавшееся по просеке, предвещало солнечную, тихую погоду. День обещал выдаться великолепным, и я бодро шагала по утоптанной лесной тропинке  к автобусной остановке. Игривая переменчивость рассветных красок отвлекала мои мысли от житейских проблем, ведь мир казался спокойным и полным радужных надежд. 

    Внезапно сбоку от тропинки я заметила человека, как мне показалось, усиленно притворявшегося грибником. Какие грибы в начале лета? Человек ворошил траву длинной палкой,   искоса поглядывая на меня. Было похоже, что притворщик замышляет недоброе: он ни разу не повернулся ко мне спиной... Неужели наблюдал   за мной?

    Однако у меня не было желания думать о чём-то плохом. Душа тянулась  к ослепительной красоте разгорающегося утра, и очень хотелось любоваться июньской природой. Отвергнув всякую подозрительность, я углубилась в приятные размышления об окружающем пространстве. Ветерок приносил из густой чащи  очищенный за ночь воздух, придорожные цветы, просыпаясь, потягивались  и распрямляли упругие лепестки, трава тянулась к солнцу, освобождая себя от росы. Природа была напоена целебной влагой рассветного тумана. Кругом царствовал роскошный июнь, и настроение у меня было чудесным! Я беззаботно шагала  среди пятен утреннего света, разбросанных повсюду подобно самоцветам волшебной страны. 

    Кто б мог предположить, что это великолепие выберет для своего  логова группа хулиганов? Сегодня она подстерегала меня. Но предчувствия надвигающейся опасности не было, и каждая клеточка моего организма с восторгом впитывала неповторимое очарование летнего рассвета. С упоением вдыхая аромат местных растений, я залюбовалась тысячелистником, разросшимся по обе стороны узенькой просеки. Белые шапочки его плотных соцветий торжественными контурами подчёркивали строгость мерцающей полутени лесного массива. Позади него в лучах зари нежно сверкала, как будто не желая отпускать меня домой, кромка леса, вплотную примыкавшая переплетениями душистых ветвей к ажурной ограде этого живописного места отдыха с поэтичным названием "Серебристые Мечтанья".

    Только что, вопреки собственному желанию, под давлением неброских, но    загадочных  обстоятельств, мне пришлось покинуть это уютное местечко втайне от отдыхающих, чтобы без лишних грустных прощаний и объяснений незаметно  уехать по междугородней трассе обратно в город.

    Уже давно осталась позади асфальтированная аллея оздоровительного  комплекса, где, перешагнув приступочек калитки, я с приятным  волнением ощутила, как нога ступила на мягкую, сырую после ночной росы, землю. Сейчас, выбирая колею посуше, чтобы глина и грязь не сильно  прилипали к колёсикам чемодана, я завертела головой и опять увидела грибника. Наши глаза встретились.

    Любопытствующие взоры мужчины были совершенно непонятны. Что они могли означать в диком лесу? Они могли значить только одно из двух: или человек боится моего нападения и потому не сводит с меня глаз, или сам собирается на меня напасть. Ничего хорошего такая ситуация не сулила. Страх заставил меня двигаться пошустрей. Я прибавила шагу. Убедившись, что расстояние между  мной и мужчиной стало возрастать, а признаков  преследования не обнаруживалось, я успокоилась. Действительно, зачем  переживать из-за пустяков? Ну, подумаешь, кто-то глянул на меня, ну и что? Мало ли почему мужчина смотрит на женщину? Может, фантастически красивые рассветные лучи пролили на меня столько преобразующего  света, что я в их ореоле стала похожа на царевну, и от меня теперь, говоря языком знаменитой стихотворной строфы, "не можно глаз отвесть". Ничего странного в интересе мужчины к красивой женщине нет. Взор человека частенько помимо воли отклоняется в сторону привлекательного объекта, потому что приказать глазам вести себя как-то иначе не представляется возможным: в минуту восхищённого потрясения они не подчиняются рассудку и смотрят туда, куда  хотят. Глаза запросто выдадут: взглядом трудно управлять. Давно известно: великолепие покоряет всех, а многих даже лишает самообладания.

    Вот так, внушая самой себе мысль о собственной неотразимости, на которую грибники головы сворачивают, я пушинкой в шифоновом платье пропорхнула ещё несколько шагов. И вдруг моё сердце облил холодок ужаса:  первоначальная тревога вернулась, усилившись присутствием с  противоположной стороны тропинки дамы в аляповатой куртке. Женщина  демонстративно копалась в большой корзине, исподлобья изучая меня с ног до головы. Что она силилась во мне оценить: вес моего чемодана или удобство моей обуви для бегства? А, может, она хотела убедиться, что при мне нет средств самообороны? И что она ищет в своей корзине? Не удавку ли?  Опасение вызывало также и то, что эта " как бы супружеская чета" не  уходила в глубь леса, а крутилась неподалёку. Я решила ещё больше ускорить шаг, и, оторвавшись от наводящей жуть парочки, забыть про неё. Но не тут-то было. То, что я увидела  впереди, заставило меня окончательно решиться на резкое изменение маршрута.

    Вдали, среди деревьев, мелькнул силуэт, облачённый в чёрное тренировочное трико. Этот физкультурник вёл себя неестественно. Он не выполнял никаких спортивных упражнений, а просто вяло слонялся между стволов и опять-таки рядом с тропинкой! " Их трое, - запаниковала я, - а вдруг, это  грабители?"

    Как поступить? Идти дальше не имеет смысла: вдруг, через десять метров меня окружат, загнав в ловушку? Развернуться и бежать назад тоже нельзя: поймают. 



Маргарита

Отредактировано: 24.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться