Из дневника убийцы

Размер шрифта: - +

Из дневника убийцы

Снова крик, взмах ножа, кровь и слабые хрипы умирающей жертвы.
Всё так привычно. Движения отточены, а реакция одинаковая. Убийства перестали доставлять удовольствие и теперь, это просто избавление от скуки, а так же, для очищения.

Кто-то подумает, где же сострадание? Что за монстр убивает ради скуки?
Ответ прост — люди. Посмотрите в зеркала — увидите чудовищ.

Но нет, люди придумали существ под кроватями, в шкафах, лишь бы не видеть правды.
Чудовищами являются только люди, сами. Убивают, грабят, насилуют. Нет морали, нет жалости.
Я один из убийц, не чувствующий сострадание и жалости. Но я делаю это для очищения, мир без людей — идеальный мир. Это моё предназначение.

Мои глаза открыты и я вижу всё таким, каким оно есть на самом деле.

Ночь темная — не видно ни звезд ни луны, холодно, сыро и город накрывает туман.

Вытерев нож носовым платком жертвы, я кинул его возле тела и направился дальше по дороге, вжав голову в пальто.

У меня не было определенной дороги, просто шел в никуда.
На улице ни души, город спит.
Тишина всегда была моей избранницей. Как и ночь любимым временем суток. Никто не мешает наслаждаться тишиной, никто не мельтешит по дороге, не визжат дети и не гудят машины.

Выйдя на мост, я замер, увидев тень. Подойдя чуть ближе, я встал подальше от фонаря, чтобы не было видно лица, и рассмотрел человека.

Девушка, лет двадцати. Стройная, длинные светлые волосы чуть ниже лопаток. Лица не видно. На девушке легкое зеленое пальто и полуботинки. Она слегка нагнута в сторону перил моста, смотря вниз.

На часах минимум три ночи, так что же юная девушка могла забыть в такую холодную ночь на мосту?

Губы против воли расплылись в хищной улыбке, когда она повернула голову и заметила меня. А точнее, мою тень.

Глупая, разве родители не предупреждали её не гулять ночами одной?

Девушка выпрямилась, смотря на меня.

Это интересно, она не убегает. Я сделал несколько шагов вперед, становясь к ней ближе.

Теперь, в свете фонаря, я увидел её лицо.
Миловидное лицо, челка слегка прикрывает глаза, курносый носик, а губы сжаты в тонкую линию.

Она рассматривала меня, и тут, её взгляд остановился на мои руках.
Да, точно, на мне перчатки, и они всё ещё в крови.

Её губы приоткрылись, и я был готов услышать крик, как на розовых, но до крови искусанных губах, появилась ухмылка.  

Я прищурился, смотря на неё из-под бровей. Она ведь поняла кто я, так почему не кричит? Почему не убегает?

Обо мне говорит весь город вот уже как второй месяц. Жертв всё больше, власти ничего не предпринимают, а в полиции тупоголовые болваны, которые ищут совсем не там. А люди всё такие же дураки, продолжают гулять ночами, наплевав на безопасность.
Я всегда наношу точные удары, не оставляя им шанса. Это мне нравится, видеть ужас в глазах, слышать крики страха и понимания неизбежного.

— Не боишься?  — спросил я, нарушая тишину.
Девушка смахнула челку слегка в сторону, и я увидел её глаза. Голубые, но холодные, словно лед.

— Нет. — спокойно ответила блондинка, продолжая смотреть на меня. — Новая жертва?

— Верно. В двухстах метрах отсюда. — кивнул я, чувствуя странное чувство, некий азарт.

Она не такая как все, от этого только интереснее.

— Интересно. — только произнесла она и снова повернулась в сторону перил.
Там, быстрым течением, неслась река, и видимо, она была интереснее меня.

— Могу дать фору. — предложил я, делаю ещё два шага вперед. Она кинула быстрый взгляд на меня и хмыкнула.

— Я не стану убегать. Можешь приступать. — бросила она и снова встала ко мне лицом, бесстрашно смотря в глаза.

Не выдержав, я рассмеялся, хлопнув в ладоши.

— Удивительно. — хрипло произнес я и девушка улыбнулась в ответ. — Я могу убить тебя.

— Я знаю. — так же спокойно ответила она, пожимая плечами. — Может быть, я этого и хочу? Я вторую ночь уже ищу тебя, и наконец, нашла.

— Я нашел тебя. — хмуро поправил я её, рассматривая её фигуру. — Чем так ужасна твоя жизнь? — задался я вопросом, на который желал услышать ответ.

— Неважно из-за чего она так ужасна. — качнула головой блондинка, опустив взгляд, на её лбу появились морщины из-за того, что она нахмурилась. — Важно лишь то, что она ужасна.

Я кивнул, хотя она не видела, и нащупал нож. Странно, но я не чувствовал особого желания убивать её. Обреченность, бесстрашие перед смертью — удивительна.

Достав нож, я привлек её внимание.

Лезвие сверкало в свете фонаря, но её глаза всё так же были пусты. Ни страха, ни каких-либо других чувств.

Я ощутил желание увидеть какой она была, как сверкали её глаза, когда были наполненные жизнью, счастьем. Я хотел понять что же с ней случилось, что могло так убить её изнутри, что ей так плевать на жизнь?

Это поражало меня. Она поражала меня. Никто и никогда не вызывал такого у меня, но она смогла. Она была похожа на меня. Не убийца, но отстраненная от всего мира, не такая как все.

Я сделала ещё пару шагов к ней, встав совсем впритык, ожидая, что она отшатнется или кинется бежать, но она замерла, лишь смотря в мои глаза.

Понеся руку к её пальто, я слегла дернул и первые пуговицы отлетели. Проведя рукой по нежной шеи, я прищурился, поднимая взгляд к её глазам. Она продолжала смотреть, но мне казалось, она смотрит сквозь меня.
Это злило.

— Смотри на меня. — отчеканил я, ножом проводя по её коже, наслаждаясь тем, как она вздрогнула из-за холодной стали.

Я надавил сильнее, оставив легкий порез. Капля крови скатилась по бледной шее, но девушка так и стояла. Мне не приходилось даже держать её, она словно просила сделать это, наклоняясь ближе.

— Тебе нравится. — изрек я, и в её глазах отразился я сам. Ей нравилась кровь, боль. Так же, как и мне.
Она получала наслаждение от этого.

Схватив её за руку, я поднял рукав и увидел запястье в шрамах. Старых и новых. Полностью изрезанные руки. Есть места, где на коже шрамы от окурков. Значит, тушили бычки.

— Что, если я не стану убивать тебя? — спросил я, слегка наклонив голову и тут я увидел в её глазах удивление.

— Почему нет? Я знаю, что ты убиваешь всех. — нахмурилась она, выдергивая руку и закрывая шрамы рукавом пальто. — Я легкая жертва? Мне стоит драться, чтобы ты убил меня?

Хмыкнув, я резко схватил её за горло, сдавливая хрупкую шею.

— Я выбираю жертв, ясно? Не они решают, а я. — холодно, но ясно изрек я.
Вот только блондинке явно было плевать, она лишь поморщилась и старалась реже дышать, словно знала что делать в такой ситуации.

Девочка знакома с насилием, болью её не взять. Да и взять ли её чем-то ещё?
Возможно, её избивает отец или отчим, может быть, она попала в плохую компанию в которой над ней издевались. Было много предположений, но факт остается фактом — девочка избита и физически и морально.
Это вызывало некую жалость к ней, сострадание, даже у такого чудовища, как я.

Разжав руку, я отпустил её и она глубоко вздохнула, прижав руку к шеи.

— Не убьешь ты, я сама покончу с собой, — хрипло произнесла она, прикрывая глаза. — Мне плевать как умирать, но будет проще, если ты сделаешь это.

— Такая бесстрашная, красивая, смелая, и хочешь умереть. — ухмыльнулся я, взяв прядь светлых волос.

Почему-то, мне захотелось снять перчатки и прикоснутся голой рукой к этим светлым волосам, но такую смелость я не могу себе позволить.
Моя песня ещё не спета, мне рано в тюрьму. Я не завершил очищения этого города.

Время поджимало и мне было пора заканчивать с этим.
Позволив вольность, я грубо схватил девушку за волосы и впечатал её губы в свои. Я не желал получать удовольствие, целовал грубо, до боли, до крови, но удивительно, она отвечала.

Усмехнувшись, я отстранился и она тут же открыла глаза.

— Закрой. — приказал я, в миг становясь холодным и жестоким.
В её глаза отразилось понимание и она кивнула, закрывая глаза и глубоко вздыхая.
Теперь, я знал что она боится, но она не передумает, я тоже.

Слегка приобняв её левой рукой, я резко и без премедленний ударил ножом  в хрупкое тело. Она слабо пискнула и обмякла у меня на руках.
Отстранившись, я увидел её голубые глаза, что смотрели на меня с…благодарностью.

На её губах появилась кровь и она закашлялась. Я нахмурился, стараясь оставаться жестким.
Опустив её на асфальт, я сидел возле неё, чувствуя, как её тело покидает жизнь.

Тут, на губах блондинки появилась легкая улыбка.

— Спасибо. — хрипло произнесла она и сделав последний вздох, она замерла. Умерла.
Встав, я не задумываясь кинул нож в реку, продолжая смотреть на тело.

Качнув головой, я отвернулся и направился быстрым шагом подальше от места преступление. Или же избавление.

Я не чувствовал удовлетворение, наоборот, было странное чувство внутри. Но я убил его, не дав ему раскрыться.
Это было не моё решение, она приняла его. Она выбрала смерть, я лишь оказал услугу.
Но всё-таки, её глаза — полные пустоты, затрагивали что-то в душе. Она слишком молода, но слишком сильно была измучена, чтобы жить дальше. Это трагически красиво и ужасно несправедливо.

Может, я должен был оставить ей жизнь? Но эту мысль, я тут же отбросил в сторону. Никаких чувств. Не позволять жалость к жертвам. Это правило, которое я не смею нарушать.
Она лишь человек, совсем никто. И это был её выбор.

Смерть — это избавление.

Я убил её, избавил от боли в этом мире. Я помог ей, но в ответ, она что-то затронула во мне. Чувства, которых давно не было. Она изменила этот день, но она не изменила меня.

Я остаюсь тем, кем я должен быть.

Завернув в проулок, я обернулся, кинув взгляд на мост.

На губах появился оскал и я скрылся во тьме, лишь для того, чтобы завтра снова выйти на охоту.



Aleks_24

Отредактировано: 03.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться