Из другого теста. Часть вторая

Размер шрифта: - +

Глава 19

Глава 19

 

Ни казнью, ни даже простой поркой её не удостоили. Мужики вообще до обидного скупо прореагировали на дикий поступок одного из членов стаи. Когда последние пережившие эксперимент твари вывалились из котловины, а остававшиеся внизу берры в неё ввалились, Наругу посетил дух покаяния. Она доложила Анаберу о нарушении приказа сухим служебным тоном. Тот глянул на провинившуюся, как на дуру, и поднял мужиков на дыбы, требуя огня в связи с наступающей ночью. Они разложили целых три костра, ни один из которых не предназначался ведьме. Та тыркалась из стороны в сторону, пытаясь влиться в какой-нибудь хозяйственный поток – выходило плохо.

Поскольку массовость прошедшего мероприятия позволяло более придирчиво выбирать добычу, медведи запаслись горой кенгурятины. Подлавливали вылезающих из преобразователя малявок, пугали их до приемлемых для обеда кондиций и забивали на мясо – самое съедобное из всего предложенного ассортимента. Похоже, все девять кенгуру были единственными представителями своего вида, которые подвернулись под руку планете в этот раз. Для дюжины проголодавшихся на работе дублей и чёртовой дюжины оборотней в самый раз. На пару дней – не рассчитывали, что проторчат тут дольше. Как показывал опыт, на третий день вся нежить поднималась из могил, по словам переносчиков традиционной славянской мифологии.

Сейчас единственная представительница этого племени священнодействовала сразу над тремя сковородами, до которых в походе вечно не доходили руки. Однако с некоторых пор все мужики, что сопутствовали Бинке в путешествиях, непременно брали с собой эту утварь. Если Акери проходила у них по категории «Богиня медицины и неадеквата», то загорелая блондинка числилась «Богиней пищеварения и счастья». Стоило ей вооружиться этой самой сковородой, как вокруг тотчас начинали витать божественные запахи и грохотать божественный гнев. А все в радиусе двадцати метров от алтаря, немедленно начинали попадать ей под руки, даже не попадая – а то и вовсе затаившись на безопасном расстоянии. Лишь избранным доверялось что-нибудь помешать, когда Бинке начинало не хватать пары собственных рук.

Вот и теперь с одной от неё стороны месила содержимое скороды Шатхия, с другой – Ракна. Обе терпеливо сносили все нападки лишь бы пожрать, наконец-то, по-человечески. Одной рукой помешивая в собственной сковороде, второй Бинка умудрялась рассыпать специи на все три стороны: точно до последней крошки и в срок. Божественный запах витал над пляжем, приманивая мужиков. Одни уже разлеглись вокруг этого костра, взяв в осаду повариху. Другие ещё что-то делали, но все их пути лежали через эту волшебную точку пространства.

– Помочь? – максимально бодрым тоном поинтересовалась Наруга, зайдя Бинке в тыл.

– Ага! – бодро гаркнула та. – Поди к опушке и заройся там в песок. У меня от твоей кислой рожи кулаки чешутся. А чесать некогда.

– И я не могу. Руки заняты, – демонстративно взмахнула палкой-мешалкой Шатхия.

– Когда ты начинаешь шутить, – мгновенно поддела её Ракна, – мне становится грустно за судьбу человечества.

– Всего целиком? – невозмутимо уточнила хутамка, облизнув заляпанные пальцы.

Бинка звонко фыркнула. Наруга почувствовала себя лишней на этом празднике и уползла в сторонку. В сторонке в позе лотоса сидела Акери. Она обрадовалась подруге: стеклянные глаза даже не дрогнули в её сторону, зато пальцы дружелюбно пошевелились. Задремавший рядом с женой Риг приоткрыл глаза. Удостоверился, что в его семье всё в порядке, и снова закрыл. Этот паразит ухмыльнулся уголком рта, уверенный, что Наруга не заметит – она заметила. Разозлилась и отошла.

Гет с Гуго пилили ствол дерева. Валить эти великаны помогали дубли, а вот ломать их через коленку им было слабо. Приходилось обходиться собственными силами. Предлагать помощь этим двоим было глупо. Она огляделась.

– Что с тобой? – повернув к ней голову, спросил Гет.

Его голос был спокоен тем самым спокойствием, в котором она всегда распознавала тревогу за неё.

– Ищет, кого бы убить, – насмешливо разъяснил Гуго, какие тараканы сейчас устраивают гнездо в башке супруги его брата.

Наруга скривилась, не найдя слов, дабы огрызнуться. Гуго как-то странно посмотрел на неё и посоветовал:

– Брось маяться дурью и поговори с капитаном.

Совет был в самую жилу – то, что надо. Она благодарно кивнула и направилась к Анаберу. Тот возлежал рядом со своей машиной у костра, облюбованного медведями – подальше от суетливых оборотней. Дубль-Ан – детектор, а не зверь – открыл ей навстречу глаза и одобрительно кивнул веками. Один из его хвостов тюкнул пилота по затылку. Тот обернулся и махнул рукой, приглашая даму присесть. Не успела Наруга опустить задницу, как рядом нарисовалась размороженная Акери. Жёлтые глазищи таращились на подругу с подозрительной въедливостью змеи, оценивающей будущий обед. Ари опустилась на песок всё в той же позе лотоса прямо напротив неё. Наруга невольно насторожилась, стреляя глазами то в одного деятеля, то в другую: сговорились или экспромт?

– Успокоилась? – уточнил капитан, будто зондируя почву перед нападением.

– Мы не сделаем тебе зла! – возмутилась зеленоволосая любительница вытаскивать наружу чужие чувства.



Александра Сергеева

Отредактировано: 05.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться