Из евреев в попаданцы. Книга вторая.

Глава 2

 

Боевые будни еврея-техника. Экзамен для «Защитника пришедших».

     Выйдя вечером из бокса и закрывая ворота на кодовый замок, почувствовал спиной, а если откровенно, то задницей, явную опасность. Защита не сработала, значит прямой опасности нет. На всякий случай привёл экранирование своего тела в рабочее положение, камбионы включились в охранный режим, мышцы приобрели повышенную силу и ускоренную реакцию. Первое, что я сделал, прижался задницей к воротам, тем самым защитив самое уязвимое место. Теперь можно оглядеться.

     Со стороны проходной базы приближалась группа военных. Одного из них я знал, это заместитель командира по планированию операций, что соответствует начальнику штаба, капитан второго ранга. Второго офицера раньше на станции не встречал. Остальные трое составляли охрану и располагались, прикрывая офицеров со всех направлений. Вся группа двигалась к лифту, весело переговариваясь, как старые друзья. Опасности с их стороны не ощущалось. Мне тоже нужен был лифт, но сделав несколько шагов в нужном направлении, почувствовал возрастание уровня опасности, что вынудило остановиться вновь и обезопасить зад.

     В это время охрана уже поравнялась со мною, но подумав, что я просто пропускаю эскорт военных, прошла мимо, лишь скользнув взглядом, а знакомый капитан даже поздоровался. Пропустив компанию метров на десять, я направился вслед, пытаясь выяснить источник опасности, предполагая, что он направлен против меня. В этом случае я оказывался под защитой вояк, они не бросят еврея в беде. Возможный враг не будет нападать в их присутствии. Атака последовала на ближайшем перекрёстке перед межуровневым лифтом.

     Атаковали не меня, а вооружённую группу офицеров. Неизвестный человек отделившись от стены противоположной стороны дороги открыл огонь из плазменного оружия и успел поразить две цели, как тут же последовал ответный огонь. Упали один из охранников и незнакомый офицер. Я выхватил нож защитника правой рукой и надёжный наган левой уже во время стремительного бега. Мне понадобилось три секунды, чтобы достичь врага. За это время он получил два разряда от обороняющихся, но лишь озарился синим сполохом. Защита пришедших, но откуда? На последней секунде моего стремительного рывка все военные лежали на дороге. Нападающий повернул оружие в мою сторону и выстрелил. Теперь уже я озарился сполохом. Команда камбионам, «Ритуальный бой». Есть в меню подобная функция для равных соперников, и я знал её назначение и правила. Ритуальный поединок идёт до первой крови. Кровь снимает защиту, и соперник лишается камбионов. Подобные поединки проходили в древности и дошли до нас в легендах.

     Нас разделяли метры, но время для подготовки оставалось у соперника. Две ошибки, совершенные нападающим подарили мне жизнь. В руках у него был только плазмоид, и держал он его в правой руке. Первая ошибка была в том, что он не пытался бежать, правила ритуальных поединков допускали такой исход. Наверное, ему необходимо было сделать контрольный выстрел. Трудно с первого нанести гарантированное поражение цели. Вторая ошибка заключалась в том, что он произвёл по инерции второй выстрел по мне, только после этого выпустил ненужное оружие из рук, одновременно выхватывая нож защитника левой рукой.

     Мой удар локтем по левой руке помешал произвести встречный выпад, зато мой клинок настиг уходящее от удара плечо врага. Голубой сполох поглотило лезвие моего клинка. Выстрел нагана с левой руки отбросил его на метр, кинематическое оружие имеет свои преимущества, но бронекомплект выдержал удар первой пули, чего нельзя сказать о незащищённой голове, подставленной под второй выстрел. Третий сделал контрольный в ту же в голову, две дырки в голове врага надёжней. Товарищ отбегался и не только на сегодня.

     Теперь необходимо забрать ножны и нож, иначе лезвие нападающего разрушится. Выполнив быстро эти действия, подержав секунды их в разных руках, собрал во едино и спрятал в карман. Теперь никто кроме меня или моих детей и внуков не сможет инициировать трофейного Защитника пришедших. Только в музеях может лежать.

     Но на дороге лежали пять военных, из них два офицера. Скорее всего охота шла на незнакомца. В звании капитана может быть чей-то родственник из сильных мира сего. Не зря сопровождала охрана, да ещё и не местная. Больше всех пострадал телохранитель, получивший заряд первым, а потом и второй. Моя медицина четвёртого ранга вопила о срочной реанимации пострадавшего. Остальные ранения оставляли больше шансов. Выстрелы нагана привлекли охрану базы, и шесть человек летело к месту, ворота проходной были в двухстах метрах.

     Я подхватил умирающего охранника и бросился к мастерской, открывая на ходу ворота. Охране крикнул, чтобы поставили всем пострадавшим автодоктора. Они входят в комплект каждого военного находящего при исполнении обязанностей. Охранники периметра базы их имели. А в мастерской у меня стояли два медбокса, но только один из них был реаниматором. Три дня назад закончил восстанавливать аппараты. И часть картриджей купил. Время потерял при настройке, но встроенный автодоктор самостоятельно уже начал введение поддерживающих препаратов. Включив второй бокс, не дожидаясь никаких результатов, бросился к оставшимся раненым.

     Вторым по тяжести ранения оказался наш капитан второго ранга. Набора автодоктора в полевом исполнении ему было недостаточно. Старший из охранников в звании сержанта потребовал поместить в бокс незнакомого офицера, он оказался королевских кровей, но состояние его было уже стабильно тяжёлым, помогли инъекции автодоктора, поэтому советчика послал подальше и взял командование на себя. Всё-таки реальный лейтенант по званию после земного техникума военной кафедрой, конечно младший, но всё равно офицер. В течении минуты знакомый кап два был помещён во второй бокс и жизнь почти сразу оказалась вне опасности. Через шесть минут от начала схватки прибыла вся медицина базы и набросилась на спасение королевского отпрыска.



Дмитрий Гаук

Отредактировано: 03.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться