Из грязи в объятия Князя

Глава 2.

  К сожалению безмятежное лето было омрачено семейными проблемами. Наше уютное семейное гнездышко с трудом созданное моими родителями, превратилось в дом моих кошмаров. Мама перестала улыбаться своей лучезарной улыбкой, папа пропадал днями, появляясь только ночью, разрушая ночную тишину претензиями в сторону мамы и недовольством в мою . Я старалась не вмешиваться, закутываясь в одеяло с головой и затыкая уши наушниками, но не выдерживала и оставляла только один наушник, чтобы слышать, что происходит так как очень боялась за маму, не узнавая в этом грозном мужчине своего заботливого папу, который ласково трепал по волосам и называл своей принцессой.

Окончательно я почувствовала себя в глубоком колодце два дня назад. Родители ругались за стенкой, я сидела, завернувшись в одеяло в обнимку со своим плюшевым медведем, чтобы не чувствовать себя настолько беспомощной и одинокой. Громкий хлопок. Пощёчина. Крик мамы. Сердце бешено бьётся, страх скапливается в груди сдавливая болью. Хлопок двери, заставивший дребезжать окна. Я не могла сидеть на месте и выбежала на кухню, где и происходил весь ужас. Разбитые осколки посуды, перевёрнутый стол и мама… Моя мамочка, сидящая на коленях и держащаяся за правую щеку.

-М-мама…-мой голос дрожал, как и все тело, опустившись на колени я коснулась порозовевшей щеки мамы кончиками пальцев смотря в ее опустошенные глаза, наполненные злостью, разочарованием в близком человеке и осколками надежд на семейное счастье разбившихся о жестокую реальность. Давящую тишину прервал хриплый голос, который всегда был звонким и счастливым. Это ужасало, подпитывая растущее чувство страха в груди, превращая его в колючего монстра.
– Прости, прости родная, что ты стала свидетелем нашей ссоры, – мамины пальцы зарывались в мои волосах, от чего по телу пробегали мелкие мурашки. Я вижу, как она из-за всех сил сдерживает слезы. И чувство беспомощности пожирает своими шершавыми щупальцами изнутри.
-Что происходит? Я уже не маленькая и ты можешь положится на меня, –кусаю губы, чтобы не разреветься, слезы застилали глаза, и стены расплывались, словно уносимые волнами.

И мама рассказала мне о причинах изменения отца. Рассказала о зависимости отца от азартных игр, проигранных деньгах, которые семья откладывала на чёрный день, угрозах, поступающих в наш адрес. Я почувствовала себя самым худшим ребёнком на земле. Не замечающей ничего дальше своего носа, думающей только о своих интересах, оставив все на хрупкие плечи мамы. По словам мамы, она не собиралась пускать ситуацию на самотёк и рассказала о хорошем друге, который сможет нам помочь. На мой недоверчивый взгляд, она лишь улыбнулась и поцеловала в макушку, прошептав:

– С ним мы будем в безопасности.

И я верила маме, хотела верить этому загадочному другу. Больше ничего не оставалось кроме как положится на другого человека, хвататься за него как за спасательный круг, чудом скинутый в колодец.

*****

Днём мои опасения, что события прошлой ночью произошли наяву, а не в страшном сне подтвердились. Отец домой не вернулся, и я не знаю, что испытывать, с одной стороны облегчение, что он не тронет больше маму, а с другой стороны меня разрывает беспокойство за отца.

Мама в это время собирала вещи и договаривалась о встрече со своим загадочным другом, которого за все семнадцать лет я ни разу не видела и не припомню, чтобы она упоминала о нем раньше. Все эти события переворачивают мою спокойную и привычную жизнь с ног на голову. Хочется быть страусом из мультика, который в стрессовых ситуациях зарывается головой в землю, но к сожалению, скорее я кот из «Том и Джерри», который принимает на свою голову падающие наковальни. От забавных мыслей, вызвавших у меня усмешку отвлек настойчивый звонок в дверь, давая понять, кто бы за дверью не был, слова «терпение» в его лексиконе не существовало. Убрав книгу в коробку, сорвалась с места. Подойти к двери не дала мама, приложив тонкий указательный палец к своим губам, давая понять, что от меня не должно исходить и звука. Мама убрала телефон в задний карман своих черных брюк и глубоко вдохнула.

– Кто там? – казалось мама совершенно спокойна, а вот я готова поспорить, если бы существовали соревнования по количеству ударов сердца в минуту, я была бы чемпионом.

–Василиса, как так? Не признаем друзей ненаглядного мужа? – за дверью слышится копошение и гогот второго мужчины.

– Андрея нет дома,– мамины пальцы крепко сжимаю дверную ручку.

 – Ему что-нибудь передать? – мама старалась не выдавать волнение, но я видела с каким трудом ей это давалось.

– Даже пройти не предложишь? – готова поклясться, что я буквально слышу ухмылку в его голосе.– А как же?  Передай своему ненаглядному…-незнакомец особенно выделил «ненаглядному». – Если сегодня же в шесть часов вечера хата не будет свободна, то мы поможем вам с переездом. Почистив квартиру, тебя пристроим и обласкаем, а твоя дочурка явно придется по вкусу нашему боссу. Он любит молоденьких и сладеньких девочек! – снова за дверью раздается смех гиен и подтверждая серьезность своих слов входная дверь дрожит от сильного удара.

Топот и удаляющиеся голоса не успокаивают, все тело буквально начинает трясти от страха, я никогда не думала, что услышу такие угрозы в адрес своей семьи, в свой адрес…Я вижу, как мама сжимает крепко зубы и кулаки, выжигающим взглядом смотря за мою спину, где висела наша семейная фотография, сделанная в прошлом году на море. Там мы втроем, папа по середине с зачесанными назад светлыми волосами и солнцезащитными очками, обнимающий меня и маму. Загорелые, сияющие счастливой улыбкой, но это на фотографии, а в реальности он оставил нас…



Леся Уикэд

Отредактировано: 23.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться