Из грязи в объятия Князя

Глава 19.2.

Мирон

Шум в коридоре затихает, перевожу взгляд на Милану и сталкиваюсь с ошарашенными глазами. Холодные пальцы девушки почти невесомо касаются моей правой щеки. Убираю палец с её губ, но не отпускаю её саму. Комнату освещает тёплый свет от настольной лампы и позволяет разглядеть моё подбитое лицо.

‒ Что случилось? ‒ голос тихий и без тени фальши обеспокоенный.

‒ Всё нормально. Почему у тебя руки холодные? ‒ касаюсь её ладони, захватывая в свою, тёплую и большую. Её ладошка и вправду почти вдвое меньше моей и такая нежная.

‒ Я комнату проветривала. ‒ отвечает, но вижу, что не отводит взгляд от подбитой стороны моего лица.

Прижимаю её ладошку к своим губам и выдыхаю, пытаясь немного согреть своим дыханием. Так забавно смотреть как она краснеет и теряется, совершенно не зная, как себя вести. Такую неопытность и наивность, читающуюся в глазах сыграть нельзя.

‒ Мирон, позволь помочь… ‒ от моих действий Хомяк стоит как вкопанная и судя по её выражению лица, даже не дышит.

Чувство, будто она моя добыча будоражит, но стараюсь держать себя в руках и не накинуться на малышку словно оголодавший зверь.

‒ Чем ты хочешь мне помочь? ‒ ухмыльнувшись, осторожно отпускаю её ладонь.

‒ Твою рану нужно обработать. По ней видно, что ты этого не делал. ‒ Хомяк хмурится и смотрит прямо в глаза.

Знаю, что она смущена, но упорно продолжает делать вид, что мои действия никак на неё не действуют.

‒ Зачем?

‒ Нужно обеззаразить рану, не спорь!

‒ Опять зубки показываешь, Хомяк. ‒ наклонившись так, чтобы наши лица оказались на одном уровне, заглядываю в её глаза и ухмыляюсь.

К моему удивлению, она не растерялась, а сползла по стене и отошла от меня на расстояние. Я прекрасно вижу, что нравлюсь ей, но не понимаю почему она упорно пытается показать обратное? Почему избегает меня, а с другим идёт гулять?

‒ Я и укушу, если будешь плохо себя вести. ‒ в глазах девушки вижу хитринку, заставляющую улыбнуться ей в ответ.

‒ Готов предоставить свою шею. ‒ откидываю шею назад.

‒ Лучше предоставь своё лицо и сядь на кровать, чтобы я могла обработать ссадину. ‒ хмурится, указательным пальцем показывает на кровать.

‒ В кровать? А ты шустрая. ‒ ухмыляюсь, не могу остановиться. Мне так нравится, как она возмущается.

Вот чего я точно не ожидал так это того, что скромница подойдёт и ладонью толкнёт в сторону кровати. Равновесие удержать удаётся, но полустон от боли, когда удар приходится в область рёбер нет.

‒ Боже, прости меня. ‒ Хомяк подходит ближе, опять её виноватый взгляд. ‒ Пожалуйста.

‒ Всё нормально. ‒ стараюсь показать, что всё хорошо улыбнувшись одним уголком губ. ‒ Я схожу в душ у тебя, если ты не против.

‒ Хорошо…‒ девушка явно удивлена, но чувствует себя виноватой и не отказывает.

‒ Славно, потом обработаешь, если так хочешь.

****

Её лицо так близко к моему. Милана осторожно касается ватным диском пропитанным перекисью к ссадине. Так боится причинить боль что, приблизившись ближе к правой щеке, легонько дует на ссадину. Щиплет, но это пустяк. Я подвисаю, залюбовавшись ею. Взгляд больших карих глаз всегда излучает такое тепло, заставляя чувствовать себя уютно. Кроме Екатерины, ни одна девушка не проявляла по отношению ко мне заботу.

‒ Пластырем заклеивать не буду. Но, если тебе нужно будет выйти из дома, то обязательно заклей!  ‒ Хомяк вкладывает в мою ладонь упакованный квадратный пластырь.

Перестаю чувствовать её дыхание на своём лице, но теперь её взгляд сверху вниз, глаза в глаза и меня похоже заклинило. Ловлю её руку, которая секунду назад нежно касалась моей щеки и не даю отдалится.

‒ Ты такая красивая.

Милана явно впадает в ступор. Глаза в удивлении распахиваются, а взгляд бегает по моему лицу. Я сам удивлён, что у меня вырвалось именно это. Но я не жалею, что сказал, то о чём думал.

‒ Если ты издеваешься, то не думай, что я тебя пожалею из-за того, что ты не… ‒ девушка разглядывает меня, начиная с лица и взгляд спускается к оголённому торсу. Её щёки моментально розовеют. ‒…не в лучшем состоянии и не смогу тебя побить.

Она такая забавная, когда хмурится. Думает, что выглядит грозно, но на самом деле такая милая.

‒Я не издеваюсь. Научись принимать комплименты. ‒ снова улыбаюсь, видя её изумлённую реакцию.

‒ Спасибо. Ты тоже ничего. ‒ улыбается, но сдержано.

Её тоненькое запястье вырывается из моего захвата и Милана принимается складывать всё обратно в аптечку.

‒ Ничего?! Всего лишь ничего? ‒ спрашиваю шутливо, но её «ничего» даёт лёгкий щелбан по моему самолюбию.

‒ Я должна была сказать, что ты не отразим? ‒ поворачивается ко мне и сияет улыбкой, играя со мной.

‒ Нет, что я божественен.

Притягиваю к себе удивлённого Хомяка за руку и усаживаю на свои колени.



Леся Уикэд

Отредактировано: 23.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться