Из ниоткуда с приветом!

Размер шрифта: - +

Глава - 1.

Выплыв из забытья, я чуть не уплыла туда вновь и охрипшим голосом выругалась ТАК, что будь поблизости молоко – обязательно бы свернулось. Голова гудела, как растревоженный рой пчёл-мутантов, тело словно налилось свинцом – руки и ноги с трудом повиновались. Грудь будто топором рубанули, а на животе танцевали огненные саламандры. Правую ногу я практически не чувствовала, что оптимизма мне не добавляло, а плечи… – у меня вырвался глухой гортанный стон, – казалось, что по ним хорошенько ударили кувалдой. Не открывая глаз и посылая боль по всем известным маршрутам, я попыталась привстать... чтобы со стоном и руганью вновь упасть спиной на песок. Стоп, ЧТО?! Мысленно матерясь на чём свет стоит, я повторила попытку подняться, морщась от тянущей боли в груди и стреляющей в плечах. Я с головы до ног покрылась холодной испариной, а по телу пробежали мурашки. Плюнув на сие гиблое дело, я открыла глаза и стала оглядываться, поворачивала гудящую голову в разные стороны. Перед глазами всё поплыло, и меня резко затошнило. Похоже, без сотрясения не обошлось. Наконец взгляд начал фокусироваться…

…и я ощутила просто нестерпимое желание выпить что-нибудь покрепче! Вино. Нет, эль! К чёрту… Самогон мне тащите, выпью без закуски!!!

Я находилась в пустыне: вокруг только песок и сумеречное небо над головой. Поняв, что крупно попала, а везение и не думает почтить меня своим визитом, я осмотрела себя и снова выругалась (как только найду мыло, обязательно вымою с ним рот). Из-под лохмотьев рукавов была видна матово-серая броня чешуйчатых нарукавников, где пластины имели клиновидную форму и плотно прилегали друг к другу, на них были внушительные царапины, подозрительно смахивающие на следы когтей. Про надплечья и плечевые суставы лучше молчать, при малейшем движении у меня начиналась сильная боль. Рваные раны были видны через разорванное и подпалённое аозай*. Пурпурная кровь начинала сворачиваться. Продолговатый ожог напомнил мне зажаристый кусок мяса из таверны «Пьяный ёж», что когда-то стояла в порту на одном из Вирватских островов*. Рассмотреть ногу не получалось, и меня тревожила мысль, что этой самой ноги у меня попросту нет. Кое-как извернувшись, я всё же смогла взглянуть на искомую часть тела и облегчённо выдохнуть. Кровь из рубленой раны пока и не думала сворачиваться, но меня радовало само наличие конечности.

Сравнительно комфортно устроившись, я прикрыла глаза и начала погружаться в транс... не проверив перед этим свой резерв, вот дура! Я была на грани обморока, а происходящее вокруг и внутри меня самой напоминало настоящее безумие, как будто я находилась в центре огромной детской карусели… но испугалась я уж точно не по-детски! Поборов панику, я окончательно ушла в себя, начала конденсировать остатки внутренней энергии в виде маленьких пурпурных огоньков и создавать из них некое подобие шара: неровного, немного бугристого и чуть вытянутого. Энергия собиралась в подреберье колющим жаром. Когда я почувствовала, что вот-вот склею ласты, то просто лопнула этот «шарик» и направила цветные огоньки в места, где ощущала больше всего боли.

Когда я второй раз очнулась – лекарское плетение, как и ожидалось, отняло последние силы, – всё тело ломило, язык распух от обезвоживания, заживающие раны сильно зудели, а в глаза будто песка насыпали… Я дёрнулась и – о Бого-душе-мать! – он действительно забрался мне под веки. Кое-как раскопав себя онемевшей рукой, я отплевалась и проморгалась от вездесущего песка.

Вдали послышался одинокий хрипловатый вой незнакомого мне животного, его подхватило ещё одно, потом ещё, ещё и ещё…. Теперь над пустыней разносился пугающий до дрожи в коленях вой. Та-а-ак, или у меня проблемы, или надо больше есть, чтоб галюнов не было.

- Эй! – обдирая горло, просипела я, когда завывания стихли. – Масфу! Ты где?! – тишина в отв

ет.

Поморщившись, я осторожно села и непослушными руками стряхнула крупные комья песка со своего тёмно-серого платья и штанов такого же цвета. Я с трудом расстегнула затёкшими пальцами многочисленные пуговицы и распахнула верх платья: серый топик под ним был располосован. Живот выглядел сильно впавшим. Восстановилась я не полностью, но раны теперь серьёзной угрозы не представляли. Быть после лечения «суповым набором» на ножках-спичках мне не впервой. Эх, долго отъедаться придётся…

В районе плечевых суставов ощутимо жгло, а движению моих рук что-то мешало. Я аккуратно повела правой и почувствовала, что между лопатками находился некий удлинённый и довольно увесистый предмет, скорее всего какой-то тубус. Достав его и отвинтив крышку, я вынула свой боевой веер – Ютссэн, и длинную флейту из белого нефрита. Я слегка потрясла футляр, что внешне соответствовал размерам флейты, и, услышав мелодичный звон монет, удовлетворённо кивнула. Не став раскрывать веер, на всякий случай я засунула его за пояс, а флейту вернула в тубус, так как инструмент был длиной чуть более полуметра и держать его там же весьма неудобно.

С трудом поправив лямки тубуса, выдохнула сквозь стиснутые зубы, вновь почувствовав жжение и тянущее ощущение, провела рукой по плечам, но ничего необычного не обнаружила, скорее всего, под нарукавниками здоровые гематомы. Благо, что у меня кости очень крепкие, а то чувствую, быть им сломанными в нескольких местах.

Осмотрела себя на наличие, ещё каких либо повреждений, но кроме, множества синяков, ссадин и нескольких кровоподтёков на ногах, и корпусе, ничего значимого не нашла. Посмотрела по сторонам, только вокруг ничего приметного не было. Вспомнив, откуда доносился вой, вытряхнула со дна тубуса последний флакон в форме звезды, и, рассыпав резко пахнущее содержимое на свои ноги, и на то место на песке, где была моя кровь, после нескольких неудачных попыток, встала, и пошла в противоположную сторону, подволакивая правую ногу, которую при каждом шаге пронзало болью.



Алиса Селезнёва

Отредактировано: 27.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться