Избранная №147/2

17

— Алиса была… лучшей.

Ее имя он произнес мягко, с оттенком застарелой скорби и без привычного металла.

Алиса.

Знал ли Клод наши имена?

— Ее ждала великая судьба в чудесном мире. Захватывающие приключения, полеты на драконах, экскурсии в гномьи катакомбы, посольские миссии в подводный мир, верные друзья, чистая любовь, корона Императрицы, — он поправил горловину балахона, словно металлической статуи стало трудно дышать. — Схватывала все на лету. Заканчивала занятия и спешила помочь остальным. Она чувствовала себе неуютно из-за того что делит с кем-то одно место. Оттого старалась вырваться вперед. Узнать больше. Прыгнуть дальше. Преуспеть во всем. Благодаря ей ввелась практика преподавания опытных Избранных. Это разгрузило меня и позволило охватить более широкий спектр навыков. Ее выпуск должен быть стать прорывом. Прогнозировался стопроцентный успех, — мужчина поднял взгляд с цветной иллюстрации. В бронзовых глазах отразился искусственный свет подземелья. —Каждый из миров, куда они прибыли, оказался зараженным. Они все погибли, Дробь. Все до одной. Я наблюдал это собственными глазами.

Я шумно сглотнула.

— Как это могло произойти? — Девушка на картинке, одетая в простое платье и юбку-солнце, выглядела спокойной, немного усталой, и не подозревающей о грядущей участи.

— Враг, — коротко ответил забытый бог.

Конец рукояти выглядывал у него из-за плеча. Клод носил перевязь, крепя меч за спиной наискось. Рукоять крепилась в одной точке полоской кожи с застежкой. Отстегнуть ее — одно движение пальца. Я с содроганием вспомнила, как быстро он умеет выхватывать короткий меч.

— Как он узнал про все сто сорок семь… эм… сто сорок восемь миров? Как так могло совпасть? Врагу же неизвестно, в какие миры мы направляемся. Он не мог заранее заразить те, что предназначались Избранным.

— Верно. Враг не обладает магией, что способна указать на мир, лишившийся защиты. Это известно только богам и Избранным, что встали на путь Предназначения. Враг получил информацию напрямую из Центра. Дело в том, что среди ста сорока восьми изъятых было сто сорок семь Избранных и один предатель.

Во рту резко пересохло.

Параллели я проводила быстро, четко и беспощадно.

— Алиса? — спросила я.

Клод молча взял книгу, захлопнул и перевернул на другую сторону, открывая последнюю страницу. Другая девушка с рыжей гривой волос и значком номер семьдесят четыре. Она стояла полу-боком. На плече, в том же месте, что у всей моей группы, на коричневом сукне формы, выделялась нашивка. Дубль.

— Боже, — выдохнула я. Клод непроизвольно вздрогнул. — Ты думаешь, я как она? Что меня завербовал Враг?

Я отступила назад, высчитывая длину меча и размаха руки мужчины. Не то что бы надеялась победить бога, но, иногда, главное пережить первые три секунды.

— Ответь мне, Дробь — спасительница без спасаемых — видела ли ты в зараженных зеркалах лик Врага? – Клод уперся ладонями в столешницу, наклонился вперед ко мне. Не больше секунды потребовалось бы, чтобы выхватить меч и закончить то, что он намеревался сделать в первую нашу встречу. – Вела ли беседы с ним?

Я в ужасе уставилась на металло-бога.

Нас разделял стол.

Скорее намеренно, чем неосознанно я попятилась спиной назад. Где-то там осталась спасительная дверь. Я не намеривалась пускаться зайцем в бега, но план грамотного отступления никогда не бывает лишним.

— Клод, я не предатель.

— Разговаривала или нет? — повторил он.

Статуя оставалась на прежнем месте, но уверенности это не внушало. Напряжение повисло в воздухе, как бесплатный wi-fi в торговом центре.

Я прокляла тот раз, когда отправилась с платком на поиски золотых ошметков и остановилась у злополучного зеркала. Сейчас бы с чистой совестью ответила, что ни с кем задушевных речей не вела.

— Да, я с кем-то разговаривала на той стороне отражения. Но не с Врагом!

— Откуда знаешь?

— Он так сказал.

— Ты спросила у него, не Враг ли он? — усомнился Клод.

— Ну да.

Морщинки сползли на металлическое лицо статуи.

— Так и спросила?

— Да.

— И он ответил?..

— Ответил, что не Враг.

— И ты поверила?

Я опустила взгляд.

— Нет.

— Почему?

— Я не совсем идиотка.

Железные пальцы перестали вжиматься в твердь деревянного стола, портя собственность Атроса. Клод неожиданно расслабился. Будь он человеком, я бы сказала, что расслабились его мышцы, но мужчина состоял не из мягкой плоти и девяти литров жидкости. Поэтому факт исчезновения напряжения в его теле я констатировала по гладкости металла на лице. Тот перестал быть резким и шероховатым. Вернулся к привычному блеску отполированной поверхности.

— Допустим, — предположил номер двадцать шесть периодической таблицы Менделеева. — И когда ты собиралась об этом рассказать?



Китра-Л

Отредактировано: 26.05.2022

Добавить в библиотеку


Пожаловаться