Избранная №147/2

Размер шрифта: - +

-3-

— 3 —

Шок мужчины быстро сменился хищным взглядом. Он посмотрел поверх моей головы — его рост позволял делать это не вставая на цыпочки. Специально, наверное, обувает сапоги с отворотами из кожи и на тяжелом каблуке, чтобы проделывать подобные маневры. В мире, где мужчины и женщины щеголяли в летних одеждах, человек в черном прятал свое тело всеми доступными путями. Высокие сапоги, заправленные в них штаны, ветровка до колен. Из-под распахнутых краев можно увидеть часть длинного камзола перетянутого ремнем на талии, в довершение всего — хлопчатобумажные перчатки. Единственным открытым участком кожи оставалось лицо. И то, верхнюю половину он пытался запрятать под тень капюшона, а нижнюю в высокий ворот, достающий до подбородка.

— Ты одна, — подвел он итог, оглядев местность на наличие предполагаемого сопровождения.

Я подавила детское желание сказать, что вовсе не одна, а с компанией и папа на минутку отошел — вот-вот вернется, а мой парень — качок и очень ревнив.

— Вы обознались.

Мужчина будто не слышал.

— Тебя кто-то привел? Ты сбежала?

— Я вас не знаю. Вы меня с кем-то перепутали, — повторила я, собираясь вернуться в зал с аркой.

Не тут-то было!

— Стой, — он ухватил меня за руку, забирая возможность прекратить разговор уходом. — Ты же не из этого мира, так?

Я открыла рот, чтобы возразить. Одумалась. Закрыла рот. Многозначительно посмотрела на ладонь, сжатую на запястье, потом, подняла голову, открыто глядя мужчине в глаза. В своем взгляде я сконцентрировала все то, что думаю о людях, применяющих грубую силу в отношении женщин. Общий смысл моего послания до него дошел.

— Я не собираюсь причинять тебе вреда. Я хочу поговорить.

Он вывернул мне запястья. Отодвинул край рукава. Мягкая ткань перчаток пробежалась по коже.

— Вейоса нет, — хмыкнул он. — Интрига. Как же ты сюда попала?

Я плотно сжала губы, подразумевая, что ни слова не скажу, пока он находится в роли агрессора, а не равного.

— Понял-понял. Отпущу. Только не убегай сразу, хорошо? Я все объясню.

Я скривила губы, но кивнула, подразумевая вынужденное согласие. Человек в черном медленно разжал тиски пальцев, готовый в любую секунду сомкнуть их обратно.

— Даю минуту, — предупредила я, радуясь, что держу голос твердым. Быть уверенной, находясь в пижаме в центре сверкающего города и прямо напротив человека, с подавляющей любые возражения харизмой, задача не из легких. Но я совсем недавно сделала сальто и при этом не осталась инвалидом, отчего мое самомнение взлетело к неизведанным ранее высотам. — Убеди, что на тебя стоит тратить время.

Ответ покоробил нежданного благодетеля, но отступать он не собирался.

— То, что я хочу сказать — жизненно важно для продолжения твоего существования. Бросишься наутек и сразу же столкнешься с кем-то из Незыблемых, а там ты пропала.

То, что в этом мире нельзя быть никем, я поняла. И про испепеление и про власть Незыблемых, кем бы они ни были.

— Тебе-то, что? — осторожно спросила я, скрещивая руки на груди.

На симпатичном лице с неопределенным цветом глаз мелькнула озабоченность.

— Я — Странник, леди. Для тебя это слово ничего не значит, но здесь это достаточно объемное понятие. Я много путешествую и мне приходилось сталкиваться с людьми, что попадали из закрытых миров в Золотую ось.

— Докажи.

— Ты пришла из мира, что зовется Землей. У вас нет проявленной магии и природных порталов. Ты не понимаешь, как здесь оказалась. Судя по одежде, ты уснула дома, а проснулась уже здесь, абсолютно не имея понятия, как это произошло. Мир, наполненный магией, тебе чужд. Ты хочешь вернуться домой, но не знаешь, как это сделать, верно?

— Допустим.

Что-то мне не нравилось. Вроде говорит складно. Помощь предлагает. Весь такой учтивый, за исключением попытки удержать меня на месте. Только что-то во всем этом было не так. Мне бы радоваться. Все же, как в сказках. Девушка в беде. Ей на помощь приходит принц на белом коне и решает все проблемы. Высокий, статный, с гордой осанкой и умопомрачительно-таинственный в своих черных одеждах. Мечта шестнадцатилетней девчонки. Мне же двадцать девять. И я знаю, что иной мир вовсе не означает диснеевскую сказку. Скорее уж, братьев Гримм, где все страшно, мрачно и реальней, чем в любой существующей реальности.

— Ты попала в серьезную передрягу и говоришь мне «допустим»? — повторил он, вынуждая себя говорить вежливо, опуская саркастические нотки. — Как называется этот мир?

— Незыблемый трон Первых, — без запинки проговорила я.

— Что ж, времени ты зря не теряла. Это королевство Лэйтария. Незыблемый трон Первых — члены правящей семьи.

Могла бы догадаться.

— Я почти то же самое сказала.



Китра-Л

Отредактировано: 01.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться