Избранная №147/2

Размер шрифта: - +

- 8 -

— 8 —

Зеркала разлетались брызгами стекла и света. Осколки взлетали вверх, падали на пол, отскакивали от него и смешивались с сотнями своих товарищей. Хруст и звон сопровождал их полет и падение. В наполненном эхом зале, звуки разбиваемых зеркал ласкали слух подобно симфонии Баха.

Каждое зеркало представляло собой портал в другой мир. Только работали они не как арка, что могла отправить в любое место на территории Золотой оси. Одно зеркало — один мир. Ничего лишнего.

— Здесь есть еще зеркала? — спросила я.

— Я знаю только об этих.

Камер-лэй не отставала от меня. Наоборот, опережала на несколько зеркал. Она била быстро и расчетливо, не допуская промахов и ошибок. Полностью закутавшись в плащ, она не боялась летящих осколков, вовремя уклоняясь.

Мои дела обстояли хуже. Во-первых, я хромала. Во-вторых, постоянные скачки адреналина и покалеченное тело, плохо сказывались на реакции. Я едва двигалась. Хромала от зеркала к зеркалу и едва удерживала палку. Она весила меньше, чем меч, но под грузом всего пережитого, с каждым замахом становилась все более неподъемной.

Нам удалось отломать раму одного из зеркал. Разделив ее на части, мы вооружились импровизированными дубинками. Мы шли по кругу с разных сторон. Последнее зеркало, что должно было быть разбито, достанется камер-лэй в качестве жилья. Я планировала активировать его магией и запустить нежданную помощницу туда. А после…

Я не знала, что после. Все инстинкты кричали, что я должна пойти с камер-лэй. Это был бы идеальный вариант! Сбежать вдвоем. Пока совет, Аматри, Тинхе и все прочие сообразили бы, что надо делать, мы бы нашли зараженную Избранную! Рассказали все, и помогли справиться с возможным лэйтарцем, что решит покуситься на ее жизнь. Восстановить ее предназначение у нас не получится — не боги же мы, в конце-то концов, но не дать испортить себе жизнь окончательно, нам вполне по плечу. А дальше можно спокойно затеряться на просторах нового неизведанного мира. Камер-лэй все равно куда. Я же хотела попасть к кому-нибудь из моей пятерки. К сто сорок седьмой или к Ларисе. С первой мы точно не пропадем, а со второй еще и голодными не останемся.

Вот я размечталась. Но в любой иллюзии всегда присутствует одно большое «но!». В моем случае оно обозначалось именем Алиса. Я отправила ее к арке. Ждать. Ждать меня несмотря ни на что.

Черт!

Мне грозило уничтожение. У меня нет времени бежать за Алисой. Это безумие! У меня появился шанс, реальный шанс выбраться. Вместо одной Алисы я могу спасти одну невинную камер-лэй, Избранную с амнезией, которую я знаю, и себя. Я же важнее, так? Даже если убрать эгоистичные мотивы и оставить только рациональные. При памяти и на свободе, я принесу больше пользы, чем погибнув на полпути к нереальному идеалу. Мне же все равно не дойти до арки. Я не знаю где она. С такой ногой, как сейчас — я не дойду. Более того, из замка не выберусь. Он, на секундочку, в облаках парит. Вряд ли тут есть лифт, что доставляет к земле.

Нет, Дробь, нет. Даже не думай. Это бесполезное чувство вины. От тебя будет больше пользы живой и при памяти. Если отправить камер-лэй одну, она ни за что не разберется, кому и как помогать. Не факт, что она вообще станет этим заниматься. Страх быть пойманной пересилит любое обещание.

Я не должна — я обязана бросить Алису!

Я отвернула голову и с размаха всадила деревяшкой по стеклу. Темное зеркало пошло золотистыми молниями. Я повторила удар.

— Камер-лэй, ты знаешь, как добраться до арки? Той, что с полом из цветов и в огромном театре?

Зачем я спрашиваю? Чтобы убедиться, что ничего не могу сделать.

— Арка для лэй? Это почти на окраине города. Полчаса на пегасах. Пешком раз в десять дольше.

Камер-лэй принялась объяснять. Я слушала и понимала: шансов нет. Совсем нет! Не могу я для нее ничего сделать. С самого начала ничего не могла. Мне вообще не следовало приходить в Лэйтарию. Я была слишком самонадеянная.

Паника нарастала. Эмоции накручивались.

Я подвергала себя опасности прямо сейчас. Нужно было скакнуть в первое же зеркало и нестись прочь без оглядки. Это не трусость жертвовать невозможным ради реального. Не слабость. Это обстоятельства. Обстоятельства, которые так сложились. Которые всю жизнь складываются то в фиги, то в другие неприличные жесты.

Говорят, разбитое зеркало приносит семь лет несчастья. Я насчитала двести девяносто четыре года несчастья для себя и в полтора раза больше для камер-лэй, когда та неожиданно замерла.

— Тише!

Я застыла с поднятым над головой обрубком рамы.

— Что?

— Да тише ты! Я слышу шаги.

Я навострила уши. Удары сердца в груди участились. Глубокая тишина обволакивала пространство вокруг зала, не пропуская ни единого звука.

— Там ничего нет.

Камер-лэй бросилась поперек зала ко мне.

— Открывай проход, — прокричала она.

— Сначала мы добьем все зеркала.

— Нет времени!



Китра-Л

Отредактировано: 01.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться