Избранная №147/2

Размер шрифта: - +

- 1 -

ЧАСТЬ I

ЖРЕБИЙ БРОШЕН

Пролог

— Мне дадут волшебную палочку?

— Дадут меч.

— Двухметровый, инкрустированный золотом и бриллиантами?

— Не длиннее метра и деревянный.

— Но волшебный?

— Тренировочный.

 

 

— 1 —

Мое имя и род деятельности значения не имеют. Семейное положение: есть свой кот. Звезд с неба не хватаю. Периодически счастлива. Временами депрессивна. Статус: все как у всех. Интеллект: достаточно высокий, чтобы получить высшее образование, достаточно низкий, чтобы выучиться на нелюбимую специальность.

Я — избранная. Пока с маленькой буквы, но так я еще с драконами не сражалась, великих тайн не открывала и мир не спасала. Жила себе никого не трогала, в аферы не ввязывалась, шифрующихся колдуний не злила, старинных книг не трогала, на Крещенье в прорубь не прыгала, под машины не попадала, чужих мужиков не уводила. Работа обычная, на жизнь хватает, отпуск два раза в год, кино по субботам, постоянного ухажера нет, живу с родителями. Все очень стандартно и без вселенских драм.

Хотелось ли попасть в другой мир? Честно? Как в книгах — хотелось, а как реально — нет. Я себя знаю: сдалась бы при первых трудностях. Легкий ветерок — и я с простудой. Один порез — заражение крови. Бандиты на дороге — и, вот я, валяюсь в канаве с перерезанным горлом. Нет, это не пессимизма. Просто в двадцать девять лет я знаю все свои достоинства и недостатки. На лошадях ездить не умею, иностранными языками владею только с переводчиком (и не с гуглом, а с настоящим живым переводчиком), не танцую, не пою, мечом не машу, из лука не стреляю, крестиком не вышиваю. Со спортом на «Вы», с выживанием в диких условиях на «переключу-ка лучше на сериал».

Что умею? Машину неплохо вожу. Но что-то подсказывает, в среднестатистическом мире магии это не пригодится. Это вообще ни в одном другом мире не будет полезным. Скажем так, выезжая заграницу, водительское мастерство уже подвергается сомнению, что говорить о средневековье?

Итак, для другого мира я бесполезна. С вражиной не повоюю, из экономического кризиса королевство не вытащу. А если не самой? Если вдохновить кого на подвиги? Влюбить в себя местного принца, могучего война или злобного некроманта? Ха! Будем честными, искусство флирта — это прям совсем не мое. Умей я лихо крутить мужиками, уже была бы замужем. Или лежала на шелковых простынях, заколотая из ревности.

Оставался последний вариант, как стать избранной. Оказаться ребенком беженцев из другого мира, которые некогда обосновались на Земле. В восемнадцать лет я подошла к родителям с таким вопросом. Мол, совершеннолетняя уже, раскройте тайну нашего магического рода. Мама показала фотографии наших дальних родственников, папа рассказал про нашу родословную, которую можно проследить до девятнадцатого века, а потом мы дружно пошли к психологу (сначала предлагался нарколог, но тут удалось откосить слезами и мольбами, что я нормальная, а фантазия — не очень).

Встает закономерный вопрос: какого же черта, со своей совершенно серой и невзрачной личностью, скучным прошлым и скептичным настроем, я смею зваться избранной? Легко! К моей униформе, состоящей из длинного коричневого платья и кофейного цвета передничка, пришпилен значок с надписью «Избранная 147/2».

Откуда такая странная цифра? О, нет. Знаю, о чем вы подумали. Что наш с вами мир, где вертится круглый шарик Земли, значится под таким номером, и чтобы меня не спутать с другим отребьем, дали отличительный знак. Ха-ха. Я — избранная номер сто сорок семь дробь два и таких избранных здесь еще сто сорок семь. Сюрприз! Но начнем по порядку.

✽ ✽ ✽

Переход в другую реальность оказался до невозможности простым и банальным. Складывалось впечатление, что проработав похищение ста сорока семи девушек, у организатора проекта «Каждому миру по «избранной»» закончилась фантазия. На мне реально схалтурили. Легла я спать дома в пижаме, проснулась в униформе, посреди темного зала с мраморным полом и светящейся ямой.

— Осознанное сновидение, — предположила я, разглядывая свои руки. — Кастанеда мне в помощь, что дальше-то делать?

Ощущения были и впрямь, как в реальности. Все пять чувств работали. Мыслила связно. Очень четко помнила, как перед сном расправляла постель, ставила будильник на утро, мазала руки кремом. Так же хорошо я чувствовала холодный сквозняк, что гулял по залу-пещере, щурила глаза от нежно-голубого света, что шел из ямы, слышала перезвон мелких колокольчиков, ощущала, как пересыхает горло.

— Как в жизни, — поежилась я. — Чересчур осозналась, наверное.

— О, собрание уже закончилось? — прогрохотал голос из ямы, что расположилась посередине зала. Я подскочила на месте. На всякий случай сжала руки в кулаки, готовая в любой момент продемонстрировать технику борьбы из неудачных дублей фильмов с Джеки Чаном. Не дождавшись обидчиков, вытянула шею, разглядывая, что прячется в провале, где обрывался земляной пол.

— Какое собрание?

— Ты из какой группы? — заволновалась яма.



Китра-Л

Отредактировано: 01.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться