Избранная №147/2

- 16 -

Я возмущенно вскрикнула. Встрепенулась и потянулась отобрать обратно свое имущество (то есть, Клода, но кто считает?).

— Не вставай, — предупредил Враг, преграждая мне путь мечом. — То, что произойдет дальше, тебе не по силам.

Лезвие сверкнуло, описывая дугу, и замирая передо мной. Я очень хотела, чтобы это смотрелось угрожающе, но с того ракурса, где стоял Клод, можно было решить, что жест Тинхе имел защитнический характер.

— Как давно? — спросил Клод. Под металлической оболочкой растекалось пламя гнева.

— Тебе не обязательно отвечать, — меч рассек воздух прямо перед моим носом и плавно лег в петлю перевязи. — Это мне пригодится для Ле'ахеш'иарс'ту.

Враг намеренно выстраивал действия и слова в той последовательности, чтобы происходящее имело двойственную трактовку. Вряд ли он боялся, что мы с Клодом объединимся против него. Скорее желал еще сильнее позлить железного бога.

Мужчина в черном вытащил из ножен свой собственный меч, но прежде, чем направиться к противнику, обернулся ко мне.

— Не болтайся под ногами, — предупредил он, пригвождая взглядом к полу. Что-то мутное и липкое поползло по сознанию. Что-то напоминающее чувство, возникшее в нашу первую встречу в Лэйтарии, когда он убеждал верить ему. Но гораздо, гораздо сильнее. Разновидность магии, что мутила разум.

Враг неспешной походкой направился к Клоду. А я так и осталась сидеть на корточках. Тело сковало невидимыми цепями подчинения, лишая возможности встать. Золотистые переплетениями заклинания продолжали магическими росчерками оплетать Атроса.

— Мы не закончили, верно? — в баритон Врага добавилось несколько новых ноток, когда он обратился к Клоду. — Еще с того раза.

Он явно отсылал не к встрече в Центре. Речь шла о чем-то, что произошло гораздо раньше.

Клод поудобней перехватил меч, мимолетно прожигая меня взглядом.

— Маленький перерыв, чтобы остановить подосланную тобой крысу.

Выводы Клода были понятны. Если я на стороне Центра, разве слушалась бы Врага? Вскочила бы на ноги и бросилась Тинхе на спину, обезоружила и пронзила черное сердце отобранным мечом. Ну да, как же. Даже если бы слова Странника не держали в оцепенении, я бы не рискнула нападать. Не так. Враг — здоровенный мужик с магическим шмотьем и физической силой уровня богатыря. Он отшвырнет меня как котенка и никакие целебные свойства Центра не помогут.

«Пожалуйста, Клод, — взмолилась я. — Посмотри же, меня окутывает разноцветная пыльца. Она не моя собственная. Это последствия использования на мне чужеродной магии!»

Я заставила себя сомкнуть губы и умолкнуть, чтобы не отвлекать бога бесполезными выкриками о невиновности. Клоду нужно сосредоточиться, чтобы победить.

Мышцы в животе свело спазмом.

Грозное божество в одеяниях храмовника тренировало не одну сотню Избранных. Разве это не показатель высокого мастерства и огромного опыта? Так почему же страх сжимал до судорог, при одной мысли, что Клоду придется выступать в честном бою против Врага?

Может оттого, что бой не такой уж и честный?

Мужчины скрестили клинки. Я отвела взгляд. Если победит Враг — то он разрушит весь Центр, но возможно пощадит меня, раз не считает серьезной угрозой. А если выиграет Клод, то мне не жить. Щадить Тинхе он не станет. Нанесет смертельный удар при первой возможности и тут же займется мной. Я не успею и слова сказать в свою защиту.

Как же спасти Центр и не угробить себя?

Если я не могу помочь, вклинивши в бой с мечом наголо, должен быть другой способ. Думай же Дробь. Соображай. Если время разговоров прошло и в бой идет грубая сила, то все сводится не только к драке. Остается магия. Например, я могла бы бросить во Врага заклятьем. И никакого стыда за подлый приемчик. Только вот… магия… Почему с ней не так просто, как всегда кажется в фильмах и книгах?

— Я давно ждал возможность реванша, — зло выдохнул Тинхе, сопровождая слова молниеносным ударом меча.

Клод отбил его. Но далось это не так легко, как он пытался показать.

— Столько усилий ради того, чтобы вновь проиграть?

Лязг серии ударов звоном отозвался в ушах.

Клод умел оскорблять одной только интонацией.

Я посмотрела на свои руки, будто измазанные в золотой саже. Потом на яму. Враг производил манипуляции, запечатывая Атроса. Если я обладаю той же магией, могу ли повлиять на сотканное заклинание?

Я потянулась к мерцающей сетке, растянувшейся на всю площадь проема. Нити сияли в темноте, создавая солнечные переливы, подобные северному сиянию. Теплые, но неосязаемые. Они сдерживали божественную силу хранителя Центра.

Вот бы убрать магическую паутину! Атрос всегда на моей стороне. Он бы убедил Клода дать мне шанс!

Магия Золотой оси заражала миры, людей и другую магию. Она меняла то, что предначертано судьбой. Богами. Она делала это в пользу своих носителей. Если отойти от абстрактных размышлений и попробовать дать более правильное обозначение, наверное, ее можно было назвать магией удачи. Фортуны.

А Фортуна дама переменчивая.

«Малыш, — позвала я. — Малыш, ты мне нужен».



Китра-Л

Отредактировано: 26.05.2022

Добавить в библиотеку


Пожаловаться