Избранная Им

Font size: - +

Глава 4. Не жизнь, а малина

— И как только я позволила тебе себя уговорить на это, — стенала Лана откуда-то из-под груды подушек, — я же заснула только что.

Ее нежно-розовая пятка медленно заползла под угол одеяла.

— Ага, как же? Я прекрасно слышала, когда точно ты заснула, — проговорила я, откинув одеяло, и принялась щекотать ту самую пятку.

— Ну и что? — промямлила Лана, брыкнув ногой и при этом, намереваясь попасть по мне. — Я не выспалась…

Ее и без того едва слышный голос плавно сошел на нет. Я вновь принялась расталкивать успевшую за какое-то мгновение уснуть подругу, я бы конечно стянула с нее одеяло, ведь в прошлый раз так ловко получилось, но… сейчас предусмотрительная Лана больше всего походила на окуклившуюся гусеницу.

— Ита, отстань, я никуда не еду.

— Я тебе сейчас покажу «не еду», — возмутилась я, ухватив ее за ноги, — я тебя сейчас вместе с одеялом в ванну закину, в ванну с холодной водой. Уж поверь, на это силенок у меня хватит.

Возмущалась я наигранно, так как прекрасно понимала ее желание поспать еще, ведь было очень рано, я и сама себе напоминала сонную муху. Солнце еще даже не взошло, даже небо еще не начало светлеть, но, меньше чем через час нам уже нужно было быть на стоянке, где нас должен забрать туристический автобус. Путь предстоял не близкий, ведь нужно было переехать через всю страну, дабы оказаться на другом берегу острова. Но оно того стоило! О, я должна была, я была просто обязана во что бы то ни стало разбудить Лану.

— Если ты сейчас не встанешь, я буду собирать тебя как маленького ребенка. Сейчас соорудим тебе из чего-нибудь подгузник, да хоть из этой подушки, пустышку и слюнявчик купим где-нибудь по пути…

— Отстань от меня, — заголосила Лага, вырываясь. — А-а-а!

Вырваться у нее, впрочем, не получилось. А что? Никто не заставлял ее заматываться в одеяло, она кажется, даже рукой пошевелить не смогла. Она напоминала мне рыбу, выброшенную на берег, даже рот она разевала похоже, и глазами хлопала, а я крепко держала край одеяла. Это требовало немалых усилий, впрочем, еще больших усилий потребовала попытка сдержаться от истерического смеха.

— Выпусти меня отсюда! — вопила Лана, срываясь на визг.

— А… ты… встанешь? — невинно поинтересовалась я, едва выдавливая из себя слова. Я с трудом пересиливала душивший меня смех.

— Да! И тогда тебе придется от меня убегать.

— Тогда не выпущу…

— Мы же опоздаем.

— Ну и ладно. А тебе-то что за дело? — переводя дыхание, проворчала я, присев на спеленатую подругу как на поваленное дерево, и принялась разглядывать свои ногти. — Ты ведь все равно ехать не хочешь.

— Помогите! — ни с того ни с сего заголосила Лана. — Вызовите полицию!

— Ладно-ладно, вылазь, — примирительно проворчала я, помогая ей выпутаться. Угроз ее я не испугалась, но вот жалоб от соседей как-то не очень хотелось.

Это было то еще зрелище, как в детском мультфильме. Я, что есть силы, потянула за край, что держала в руках, и Лана, вырвавшись из плена одеяла, бодро покатилась к краю кровати. На секунду задержавшись на краю, в этот момент я узнала много нового о себе, она неловко полу-сползла полу-свалилась на пол.

— Я тебе это еще припомню, — пообещала она, зевая во весь рот и на ощупь пробираясь в ванную.

— Ага, — весело согласилась я и отправилась к себе в комнату собираться.

На этот раз автобус выехал вовремя, минута в минуту, и, несмотря на ранний час, не было ни одного опоздавшего. Ехали по пустынному ночному городу следом за клонящейся к горизонту луной.

Мы весело болтали, уплетая фрукты и карамельки. Взять в дорогу немного фруктов и конфет, чтобы было чем перекусить, а в частности позавтракать, нам показалось неплохой идеей. Идея эта на самом деле оказалась блестящей. Мы думали еще и о шоколаде, но вовремя вспомнили, о том, что может быть очень жарко, красочно представили себе растаявшие плитки и себя с ног до головы вымазанными шоколадом, и передумали. Кушали не одни мы, по всему салону продолжительное время разносился шорох, шелест, хруст и чавканье. Все были на редкость веселы, оптимистичны и разговорчивы, впрочем, уже через час воцарилось молчание, прерываемое лишь мелодичным похрапыванием различных тональностей да мерным шумом двигателя.

На место прибыли около полудня. Здесь нас ждал необычный город, в котором живут обычные люди, а сплошной курорт, и все люди, что населяют его, либо отдыхают здесь, либо подрабатывают во время каникул или отпуска. А сколько мы встретили соотечественников, правда, у подавляющего большинства весь отдых проходил здесь. Мы их конечно искренне не понимали, впрочем, взаимно.

Рестораны, кафе и купания на диких, правда, не по нашим меркам, пляжах, прогулки в грандиозном парке, занимающем больше десяти гектаров земли вдоль побережья — вот чем мы занимались до позднего вечера. А ночью были танцы, ха, танцы, мы так наплясались, что едва доволокли ноги в свой маленький номер в маленькой же гостинице почти на самом берегу моря. Шорох прибоя был слышен даже сквозь сон, крепкий, стоит упомянуть, сон уставшего человека.



Юля Ова

Edited: 23.12.2018

Add to Library


Complain