Избранная Им

Font size: - +

Глава 8. Белый букет и расследование

На следующий день, несмотря на бессонную ночь, я проснулась рано, задолго до будильника, который был заведен на восемь тридцать, и уже не смогла уснуть. Не знаю, почему я проснулась, ведь под утро сон был довольно крепким, наполненным приятными сновидениями. Я нехотя переворачивалась с боку на бок, вздыхала, но вставать не собиралась, как минимум до тех пор, пока не прозвенит будильник.

Солнце поднялось уже довольно высоко, его легкие золотистые лучики заглядывали сквозь щелку между плотными портьерами, оживляя неподвижный воздух комнаты воздушными светящимися пылинками. Эти светлячки плясали, повинуясь ритму неведомого танца, кружили парами, завораживали, гипнотизировали.

Издали, отгороженный несколькими закрытыми дверями, донеслось противное пиликанье будильника, и сразу затихло, по всей видимости Лана, как и я, уже не спала, причем давно, иначе будильник верещал бы никак не меньше нескольких минут. Послышалась вялая возня, сопровождающаяся невнятным бормотанием и вздохами. Неужели Лана решилась встать? Ведь еще и десяти минут не прошло после того, как она выключила будильник. Чуть позже донесся плеск воды.

Я зарылась поглубже в одеяло, всерьез подумала о том, чтобы забраться в пододеяльник, и накрыла голову подушкой. Мне захотелось, чтобы исчезло все, кроме подушки и одеяла, ну, и кровати, и в первую очередь все звуки, что заполняли мою голову. Я прекрасно, не смотря на расстояние и количество закрытых дверей, слышала, как Лана плещется в воде и мурлычет что-то себе под нос. Если бы я хорошенько прислушалась, то наверняка разобрала бы слова, к тому же, мотив мне казался знакомым, но я никак не могла вспомнит эту песню. Была слышна возня соседей сверху, и снизу, а из-за стены доносились приглушенные звуки и даже кажется голоса, мужской и женский. Невыносимо. Невыносимо, когда по неизвестной причине просыпаешься не с лучшим настроением.

Если было бы открыто окно, были бы слышны звуки улицы, еще более невыносимые.

— «Почему окно закрыто?» — подумала я, подглядывая из-под подушки за кружением светящихся пылинок сквозь маленькую щелку. — «Может быть, я его забыла открыть, когда ложилась спать? Но ведь накануне было так душно. Как я могла забыть открыть его?».

Это обеспокоило меня. Меня обеспокоила тишина, что было само по себе странно, ведь всего мгновение назад меня донимал шум. Привыкшего к постоянному шуму человека всегда пугает тишина, впрочем, эта тишина длилась недолго, еще мгновение спустя звуки, тихие звуки, наполняющие отель вернулись.

Я подумала о том, что неплохо было бы встать и открыть окна, чтобы впустить свежий воздух, открыть не только в своей комнате, но и в гостиной, а может быть и в комнате Ланы, если она сама еще не открыла. Нет, кажется, не открыла. Но мне так сильно не хотелось вставать, что я издала протяжный жалобный стон, наверняка Лана слышала его, но с места так и не сдвинулась. А еще я постаралась ни о чем не думать, хотя это всегда нелегко.

Лана, между тем, закончила принимать душ, шум воды затих, а мелодичное мурлыканье стало громче, правда нисколько не отчетливее, затем она открыла шторы, их шелест показался мне оглушительным. Послышался отдаленный шум машин, пиликанье их клаксонов и музыка, некоторое время он нарастал, словно кто-то прибавлял звук радио. Крики людей и шелест деревьев, все это казалось таким близким, мне даже показалось, что я расслышала шум далекого моря и крики чаек рассекающих своими узкими упругими крыльями морской воздух.

— А-а-а-х! — громогласно вздохнула Лана, когда ее приближающиеся шаги затихли в гостиной.

От такого экспрессивного и крайне неожиданного выражения чувств я вздрогнула и подняла голову вместе с покоившейся на ней подушкой. Что же могло ее так удивить? Послышались легкие быстрые шаги около двери моей комнаты, я не задумываясь приняла вид глубоко спящего человека, опустив голову и обхватив подушку руками, а мгновением позже меня подбросило на кровати — это Лана запрыгнула ко мне на постель. Без лишних раздумий она принялась трясти меня за плечо.

— Ита, вставай, — завопила она мне в самое ухо, точнее попыталась, но подушка меня спасла от глухоты, — вставай же, ты должна, ты просто обязана это увидеть.

— Отстань, — проворчала я, пытаясь, не отпуская подушки отползти подальше от Ланы, тем самым надеясь отвязаться от нее, хотя на самом деле мне было очень интересно узнать, что там такое удивительное случилось.

— Что значит отстань? — фыркнула Лана, и встала с кровати. — Он… он… самый прекрасный… на свете… я таких раньше… не видела… А уж ты то знаешь… что я… по роду деятельности… всякие повидала.

Каждое слово ей давалось с трудом, так как в это самое время она немало усилий прикладывала для того, чтобы стянуть меня с кровати. Для этой цели она использовала мою беззаботно торчащую из подо одеяла ногу. Я завопила еще до того, как свалилась на пол. Щекотки я нисколько не боюсь, но, все же, несколько недолюбливаю, и если постараться, можно вызвать у меня истерический хохот и крики, еще и лягнуть могу.

— Я это так не оставлю, — проворчала я, закинув подушку на кровать, и при этом пытаясь подняться, — я тебе это припомню.

— Припомнишь-припомнишь, — проворковала Лана, подхватив меня под руки и поставив на ноги, — потом, как-нибудь, а сейчас ты пойдешь со мной, иначе я…



Юля Ова

Edited: 23.12.2018

Add to Library


Complain