Избранная Им

Font size: - +

Глава 13. Невозможно поверить

В эту ночь я, так же как и в предыдущую, долго не могла заснуть. Сюрприз, обещанный Ником накануне, тут был абсолютно не причем. Конечно, я думала об этом, не могла не думать. Я думала о Нике, о его словах и о том, что он думает обо мне, как ко мне относится. Еще думала о… о чем я только не думала. Кажется, вместо того, чтобы спать, я всю ночь думала. Только этим я и занималась, не в силах остановиться, правда, на этот раз мои думы, а вместе с ними и чувства, не были темными. Моя голова кружилась от переполнявших ее мыслей и образов, отчасти виной тому была опера, красочным вихрем ворвавшаяся в мою голову, но, лишь отчасти.

Обещанный сюрприз, еще пока неизвестный, роскошный ужин, репетиция, которую я никогда не забуду, золотой песок пляжа и его глаза цвета горького шоколада, все это несвязно кружилось в моей голове, причудливым образом превращаясь из одного в другое. О! Некоторые мысли меня смущали и вгоняли в краску, мои щеки пылали, даже несмотря на то, что я в своей комнате была одна, и свет был выключен. Мне было нестерпимо жарко от прилившей к щекам крови. Я, как и в предыдущую ночь, металась по кровати не в силах долго лежать на одном месте, кровать, кажется, всего за несколько мгновений раскалялась подо мной.

Мне кажется, до рассвета было уже совсем недалеко, когда я, наконец, заснула, скорее даже забылась, замотанная в простыню, как окуклившаяся гусеница. Когда утром ровно в семь часов в телефоне сработал будильник, я потянулась, чтобы выключить его, но не смогла и рукой пошевелить. Я оторвала голову от подушки и открыла глаза, точнее один глаз, и тут же закрыла его обратно, так как в комнате было ослепительно светло. Кляня себя за забывчивость, из-за которой я не задвинула перед сном шторы, я вновь открыла глаза. Телефон, разрываясь от оглушительной мелодии, мигал экраном и степенно полз к краю тумбочки. Полное сознание вернулось ко мне не сразу, и еще минут пять, не меньше, я каталась по кровати, выпутываясь из силков простыни. Мне казалось, что мой будильник давно уже разбудил всех обитателей отеля.

— Ха-ха-ха, — Лана разразилась безудержным смехом.

Я замерла, так и не выпутавшись, и посмотрела на нее, изогнувшись при этом подобно гимнасту. В руках Ланы извечный фотоаппарат, я бы искренне удивилась, не увидев его. По всей видимости, она была зрителем с самого начала представления.

— Ах, вот ты какая! — возмутилась я, принявшись вырываться еще отчаяннее. — Вместо того чтобы помочь мне, она тут… снимает. Помоги-и-и мне-е-е.

Смех между тем становился все громче, заглушая трели будильника. Я была уверена, что запись будет напоминать события, сопутствующие сильному землетрясению.

— Ты что, как я могу пропустить такие кадры, — проговорила Лана сквозь слезы смеха, сползая по дверному косяку на пол. — Человечество никогда мне этого не простит.

Я между тем докатилась до края кровати и едва не упала, тут уж Лане пришлось бросать свое занятие и спасать меня, а потом мы еще минут десять лежали поперек кровати, не в силах подняться. Будильник выключился сам собой, точнее выключился телефон, от того, что у него села батарея. Собравшись с силами и пытаясь сдержать истерический смех, все же не хотелось, чтобы к нам отправили патруль наркополиции, я дотянулась до стационарного телефона и принялась набирать четырехзначный номер.

— Ты куда звонишь?

— Завтрак заказать хочу.

— Закажи чего-нибудь сладенького и сока апельсинового. И побольше, и сока побольше, и сладенького, я голодна как четыре собаки.

Я кивнула и углубилась в телефонный разговор, стараясь думать на требуемом языке. Завтрак пообещали принести к восьми. Есть время принять горячую ванну, собственно именно ради этого я и поднялась так рано. Ой, как я люблю горячую ванну с утра. Лана отправилась к себе, скорее всего за тем же самым.

Было без десяти минут восемь, когда раздался стук в дверь, я немедля открыла, не забыв плотнее запахнуться в махровый халат. Рассыпаясь в извинениях за несвоевременное беспокойство, молодой симпатичный парень, одетый в серебристую форму отеля, вкатил серебристую же тележку, уставленную тарелками, стаканами и графинами. У меня тут же несказанно сильно разыгрался аппетит, кажется, это было слышно повсюду.

Сладостей оказалось больше, чем я предполагала. Три большие тарелки, я представляла их минимум вдвое меньше, с горкой, одна с печеньем, политым глазурью, и булочками, вторая с ручной работы шоколадными конфетами, а третья с чем-то похожим на пастилу с орехами, да еще и в сиропе. Разлив свежевыжатый апельсиновый сок по высоким стаканам мы устроились на диване и предались одному из смертных грехов, чревоугодию.

— А чего мы сидим-то, — воскликнула я, соскочив с дивана, когда чувство голода несколько поутихло, — нам же еще нужно решить, во что одеться, а времени осталось в обрез.

— А что тут решать-то, — пробормотала Лана, выбирая, какой бы кусочек пастилы ухватить, то ли тот, что больше, то ли тот, что сочнее, — джинсы и футболку…

— Ты что, забыла что ли, сколько джинсов и футболок, а также кроссовок, мы вчера прикупили?

Лицо ланы вытянулось, видимо она припомнила, что купила футболок в два раза больше чем я, мгновенно побледнела, а мгновение спустя она подскочила как ужаленная, запихала остаток булочки в рот, хорошо, что пастилу она так и не взяла, иначе наверняка подавилась бы, и умчалась в свою комнату.



Юля Ова

Edited: 23.12.2018

Add to Library


Complain