Избранная Им

Font size: - +

Глава 16. Ни дня без праздника и тяжелых раздумий

Сначала был саундчек, которым руководил Зир, никогда прежде не видела кого бы то ни было таким серьезным, а затем концерт, долгожданный для нас с Ланой. Он начался минута в минуту, без каких-либо проволочек. Уже с первых аккордов вступления, плавно набирающего силу и громкость, зал наполнился эйфорией, сопровождающейся шквалом эмоций, криками признаний и аплодисментами.

Я и думать забыла о том, чтобы жалеть об оставленной в номере гостиницы камере, я бы ее все равно не стала включать, ведь в таком случае внимание к музыке и ко всему тому, что происходило на сцене, было бы снижено. Никакое видео не способно заменить живое выступление, особенно если до главных действующих лиц не больше пяти метров. Кстати говоря, мы с Ланой были в самом первом ряду, прямо перед сценой, секьюрити шли вторым рядом, позади нас, естественно этот факт не причинял нам каких-либо неудобств.

Также нам нисколько не помешало присутствие рядом с нами еще нескольких, естественно, абсолютно неизвестных нам людей. Это были то ли учредители концерта, то ли местные СМИ, а может и не местные, хотя, если честно, фотоаппараты у них были так себе. И они у нас не вызывали неудобства, а вот мы у них напротив, еще как вызывали. Представьте себе взгляд, которым голодная собака смотрит на сахарную кость, почти такими же глазами они смотрели на нас.

Мы, конечно, могли понаблюдать за выступлением и из-за кулис, но оттуда было бы плохо видно сцену и, естественно, представление, что разворачивалось на ней. Смотреть на гроздья разнокалиберных штекеров и паутину из проводов, лежащие позади расставленного на сцене оборудования, не так уж и интересно. Мы заняли свое место, в самом центре этой импровизированной вип зоны минут за пять до начала, а до того были в общей гримерке. Там нам с Ланой посчастливилось на себе испытать невообразимые умения стилистов-профессионалов, уже не один год работавших с ребятами. На закулисных фотографиях мы получились большеглазыми красавицами с шикарными прическами. Кстати о прическах, теперь уже все они, наипрекраснейшие и наиталантливейшие, ну, вы поняли о ком я, были с нарощенными волосами. И когда только успели?

Концерт прошел как по маслу. Мы с Ланой так громко кричали и подпевали, что, естественно, не могли не посадить себе нетренированные связки, причем, не только голосовые связки. Потом была вечеринка, а потом я еще долго находила свои и Ланины фотографии в обществе Ника, Арито и остальных в сети, подписанные гневными заголовками папарацци и сопровождаемые гневными же комментариями поклонников, естественно не наших с Ланой поклонников, точнее поклонниц.

— Какие у вас с Ланой дальше планы? — спросил Ник, когда мы, наконец-то, впервые за весь день, остались наедине на открытой террасе гостиницы, закрытой на частное, так сказать, обслуживание.

— Если честно, я не помню, — ответила я, чуть помедлив, — они были нарушены с самого начала.

— И все же… — настаивал он, теребя длинный хвост волос.

— Я не знаю. Приедем в отель и решим.

— Из-за концерта вам пришлось отменить поездку на север в горы. Она, я так полагаю, уже была оплачена…

Я промолчала, пытаясь припомнить, упоминали ли мы об этом в присутствии Ника, или нет. Вспомнить не смогла, поэтому решила не забивать себе голову.

— Поедете туда?

— Хотелось бы. Там очень красиво.

— Красиво и холодно, — проговорил Ник задумчиво. — Ты не боишься замерзнуть? Не боишься холода?

Я поежилась, вспомнив о своей нелепой детской фобии и о том, случаен ли вопрос Ника, или нет?

— Не то, чтобы боюсь, но… Не мерзнет толь тот, кто тепло одевается.

— Логично. Я имел наглость восстановить вашу путевку.

— Ты такой… предусмотрительный, — прошептала я на ухо, и прижалась щекой к его плечу. — А ты с нами поедешь?

— Я думаю, Лана меня возненавидит. Покатайтесь на лыжах, пускай она от меня отдохнет. Три дня это не так много.

— Да, — вздохнула я грустно.

— Я тебе буду звонить, и ты мне звони, когда захочешь. Хоть ночью!

— Даже ночью?!

— Да…

Мы с Ланой отправились в горы вечером следующего дня. Три дня и вправду быстро пролетели. Мы катались на лыжах столько, сколько позволял световой день и собственные силы, а вечером отправлялись в клуб. Однажды, уже перед отъездом, зависли там почти до утра, и в итоге ехали в автобусе, а затем и в поезде, с больными головами. До сих пор помню тот треск, что всю дорогу не давал мне покоя.

Как-то раз, когда мы заскочили в кафешку пообедать, кажется, это было в первый день, я сидела, жевала сосиску в тесте, запивая ее свежесваренным кофе, и задумчиво разглядывала посетителей. Лана что-то рассказывала, яростно при этом жестикулируя, правда ее слова, даже подкрепленные жестами, никак не желали складываться у меня в голове в предложения. И тут я увидела Ника, я отвела взгляд, предположив, что мне показалось, что было бы вполне понятным, ведь я думала о нем каждую минуту, и даже кажется во сне, но когда вновь посмотрела туда, где видела его, он был на месте и смотрел на меня.



Юля Ова

Edited: 23.12.2018

Add to Library


Complain