Избранная морского принца

Размер шрифта: - +

Глава 9. Стража земли и моря

Приглашения на следующий королевский совет Джиад не ждала. Никому не понравится показывать чужестранке пороки своего народа и делиться семейными тайнами, пусть даже чужестранка и увязла во всем этом не меньше местных. Так что она немало удивилась, когда утром следующего дня сразу после завтрака на пороге спальни появился слуга с весточкой для тир-на Алестара и его избранной.

Стоило двери за пареньком закрыться, принц повернулся к Джиад.

- Ты и правда думаешь, что Миалара во всем этом замешана?

За остаток прошлого дня и утро нынешнего рыжий едва ли дюжину слов произнес, а теперь ему срочно понадобилось выяснить виновность Миалары? Джиад глубоко вдохнула, отгоняя смесь обиды и глухого раздражения, но ответила:

- Я думаю, её использовали. Подсказали, как обеспечить ваше внимание и, заодно, куда увести из главного зала. Госпожа Миалара не похожа на ту, кто…

- Много думает? – уточнил принц. – Ну да, это не про неё. Джи, я тебе Тремя клянусь: ничего между нами не случилось.

- Это ваше дело, тир-на, - прохладно ответила Джиад, поднимаясь с ложа и расправляя складки рубашки.

Жи, решивший, что его сейчас поведут на прогулку, радостно заметался вокруг.

- То есть тебе все равно?

Принц закончил переплетать косу и раздраженно отбросил тяжелый рыжий жгут на спину.

- Нет.

Джиад спокойно посмотрела ему в лицо.

- Мне не все равно, ваше высочество. Но я понимаю, что вы были под дурманом.

- Тогда на что ты злишься? – тихо спросил Алестар.

Он не глядя почесал нос рыбеныша, сунувшегося под ладонь, помял тому загривок, не сводя с Джиад внимательного и какого-то тоскливого взгляда, заговорил снова:

- Я же действительно не хотел. Глубинные боги, да если бы я даже решил… То уж точно не с Миаларой! От нее же потом не отцепишься!

- Вот в это я верю, ваше высочество, - невольно улыбнулась Джиад. – И я не злюсь. Мне просто не нравится происходящее вокруг. И то, что я ничего не могу с этим сделать.

Только сейчас она вдруг поняла, что если Алестар  молчал все это время, то и сама она была не слишком разговорчива. А принц принял это за обиду?

- Через два дня большие королевские гонки.

Алестар отвернулся от Джиад, старательно оправил тунику и отпихнул рыбеныша, втихомолку мусолящего конец его кожаного пояса. Подплыл к двери и открыл ее, придержав.

- И что? – осторожно поинтересовалась Джиад, вслед за принцем подплывая к двери.

Жи, поняв, что его с собой брать не собираются, обиженно вякнул и попытался выскользнуть  первым, но тут же попятился назад, отброшенный ловким взмахом хвоста Алестара.

- И ничего, - усмехнулся принц, глядя мимо Джиад в пустой коридор. – Ты же слышала, я не должен причинять новых хлопот…

Джиад могла бы сказать, что обойтись без любимой забавы – это не такая уж великая жертва ради спокойствия больного отца, но промолчала. Ясно же, что гонки для принца не просто развлечение, а способ вернуть себе утраченную, как он сам думает, смелость. И тут неизвестно, что лучше: поберечь Алестара от новой опасности или позволить ему победить страх Арены. Еще недавно Джиад сказала бы, что первое безусловно важнее. Сейчас она не знала. Алестар замкнулся в себе, мучительно переживая случившееся с Эрувейном, а его отец продолжал вести себя так, словно принц – прежний безрассудный мальчишка. Что ж, может, и безрассудный временами. Но грань между отвагой и безрассудством тонка, а трусость не равна благоразумию.

Размышляя об этом, она проследовала за вновь смолкнувшим рыжим по коридору к королевскому кабинету. Проплыла внутрь – и вежливое приветствие замерло на языке под внимательными взглядами уже собравшихся там иреназе. Сам король, начальник охраны Ираталь и… два жреца,  знакомых Джиад по встрече в королевском саду. Как же их зовут…

- Доброго дня, отец, - поздоровался принц, склонившись в глубоком поклоне. – Доброго дня, каи-на Ираталь и почтенные амо-на.

Джиад тоже поклонилась, мысленно окружая себя сияющим щитом Малкависа – предосторожность, возможно, и лишняя, но успокаивающая.

- Доброго дня, - отозвался король, взглядом указывая им на два свободных кресла посередине.

Джиад предпочла бы сесть подальше от Алестара, как и в прошлый раз, но крайние кресла уже заняли жрецы и Ираталь. Что ж, разве она не избранная принца? Вряд ли Тиаран –  всплыло в памяти имя, отозвавшееся болью – снова учинит что-то на глазах у всех.

Дождавшись, пока Алестар выберет себе место рядом с жрецом Троих, она опустилась в последнее свободное кресло, оказавшись между принцем и Ираталем. Круглое глубокое сиденье для человека не предназначалось, так что Джиад устроилась на краю, пользуясь тем, что вода все равно держит ее над креслом. Зато со своего места она видела не только короля и обоих жрецов. Тиаран и Герлас… А обращаться к жрецам, значит, следует «амо-на». Интересно, почему тогда саму Джиад король зовет не жреческим титулом, а титулом подводной аристократки, дарованным за спасение принца от сирен? То ли не задумывается, что Джиад тоже жрица, то ли так называют только подводных жрецов, то ли дело в чем-то еще… Ее размышления прервал негромкий голос короля:



Дана Арнаутова

Отредактировано: 11.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться