Избранница Бога Света

Размер шрифта: - +

Глава 1

Золотая колесница Амон Ра уже промчалась по небосводу Египта, озаряя яркими лучами небо. И сейчас он мог спокойно наслаждаться глухой тишиной. Чаще всего вокруг него кружилось множество людей, в основном это были женщины. Жрицы в его храме. И он порой уставал от шума от неугомонных жриц, которые наперебой пытались сослужить ему службу.

Ипет-Исут[1] выполнен в форме прямоугольника, который тянулся вдоль Нила. Во всем сооружении наблюдалась четкая симметричность. В Ипет-Исут, как и в остальных храмах, посвященных богам, было множество колонн: в залах, в вестибюле, в центральной колоннаде. На каждой колонне изображен цветок папируса и рельефы, повествующие о жизни легендарных фараонов. Во дворе храма были установлены статуи самого Амон Ра в стоящих и сидящих позах.

     Излюбленным местом Амон Ра, являлась открытая беседка, расположившаяся в самом конце двора храма. И именно здесь он уединялся и наслаждался тишиной. Небольшой бельведер, окруженный мраморным парапетом. Крыша беседки имела форму зонтика и удерживалась на шести колоннах.

     Бог Света стоял оперевшись на парапет и смотрел вдаль. Много времени прошло с тех пор, как ему довелось познакомиться с девушкой из другого мира. Он уже и забыл, когда в последний раз спускался в Дуат.[2] Да и зачем? Любовь Инги к Анубису[3] была дарована самой Богиней Судьбы. Так что ничто в мире не разорвет их узы. В принципе Амон Ра и не хотел этого. Просто в глубине души мечтал о такой же настоящей любви.

Когда Ра находился в беседке никто из служанок и жриц не смел его беспокоить. Даже если он просиживал здесь часами.

     После того как его колесница вновь промчалась по небосводу забирая солнце до рассвета, Ра снова вернулся в свой тихий уголок. Туда где он мог побыть наедине со своими мыслями.

                                                                        ***

     Ольга громко хлопнула дверью. Очередное агентство выпроводило ее со словами: «Мы вам позвоним…». Но всем давно известно, что эту фразу трактуют не иначе как: «Мы бы вас послали, но воспитание не позволяет!».

  — Гады! — злилась Кручинина, — когда я была на пике славы, то готовы были с руками и ногами оторвать. Мерзкий журналюга!

Ольга просто кипела от злости и была готова убить того журналиста, который напечатал статью. Она плюхнулась в кресло своей иномарки и достала с бардачка тот самый журнал, на котором красовалось ее фото не в самом лучшем виде. Тогда, Кручинина была на вечеринке и слегка перебрала коктейлей. Впрочем, она тоже человек и имеет право на маленькие слабости, но модельные агентства эти слабости не волновали.

Ольга скомкала ненавистный журнал и проезжая мимо мусорных баков, словно спортсмен-баскетболист, забросила глянец в один из них. Она гнала «Киа» к улице Нижние Мневники, домой. Агентство «Русские Куклы»[4], являлось уже третьим, которое ей отказало. Сил ехать в еще одно, чтобы услышать отказ, не было.

Ольга припарковала машину у моста, а сама пешком прошлась до середины. Она облокотилась о перила и смотрела вдаль. Над рекой с криками летали чайки, а ветер трепал непослушные волосы, которые Кручинина укладывала несколько часов в салоне красоты. Но ее это уже не волновало. Ольга была расстроена. Неудачи преследовали одна за другой. Эта вечеринка испортила всю карьеру модели. Глядя на красивый вид, она впервые в жизни решила сделать селфи. Покопавшись в сумочке, Кручинина достала айфон. Несмотря на то, что она являлась популярной моделью, эта «игрушка» долгое время было дорогим удовольствием. Настроив камеру, она щелкнулась и… уронила телефон на узенький бордюр.

  — Вот черт!

Ольга на трясущихся ногах прошла по бордюру до того места куда приземлился мобильник. Она осторожно нагнулась и протянула руку за айфоном. В лучах заходящего солнца, золотой амулет «уджат»,[5] на ее шее засиял, словно яркая вспышка света.

  — Эй, — раздался мужской голос позади. — Не делай этого! Ты же молодая красивая женщина! Тебе еще жить да жить! Ты слышишь меня?

Кручинина подняла телефон, пролезла между широко расположенными друг к другу прутьями и недовольно пробубнила:

  — О чем ты вообще?! Я тел…

Договорить она не смогла, мысли разбежались в разные стороны. Ольга заливисто рассмеялась.

 Перед ней стоял мужчина. Высокий статный, словно ожившая статуя Давида. Кудрявые, светлые волосы, спускались по шее до плеч, аккуратными прядками. Синяя тога прикрывала торс незнакомца и больше походила на платьице. Непонятную одежду дополнял венок из лавровых листьев. Судя по всему, золотой. И завершал весь несуразный наряд кожаные, плетеные сандалии.

  — Ну и костюмчик! — хохотала Кручинина, — ты вообще, откуда такой?

Незнакомец промолчал.

  — Ну и ладно, — буркнула Ольга. — Вообще-то я телефон доставала, а не то о чем ты подумал, — она недовольно фыркнула, — вот еще! Делать мне больше нечего, кроме как с моста прыгать! Да еще и в грязную воду!

  — Что такое телефон? — поинтересовался мужчина.

  — В смысле? Ты не знаешь? — удивилась Ольга. — Это такая штука, через которую можно позвонить… — пустилась она в объяснения.

  — Там, откуда я родом об этой штуке, даже не слышали…



Нигина Хусаинова

Отредактировано: 01.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться