Избранница Чёрного Дракона

Размер шрифта: - +

Глава 7. Ольхник

 

Слабый свет пробивался через листву, заставляя лишь плотнее укутываться в мягкую тёмную шкуру, затылком чувствуя горячий бок лошади, чьё дыхание опаляло острое плечо. Холодный ветерок умывал озябшее лицо, заставляя волосы колкими иголками покалывать уши и шею, и морщиться каждый раз, когда под спину попадал острый камешек.

Еле раскрыв отяжелевшие веки и осторожно вскинув голову, я взглянула на окутанное синевой небо. Такое далёкое, скрывающееся за пышными ветками рябины с красными гроздями, что захотелось протянуть руку и попробовать до него дотянуться. Но вместо этого, опёршись об локти, я качнула головой, и по лицу тут же рассыпались короткие тёмные волосы. И ведь их нельзя было даже перевязать, и они как назло лезли в глаза, чуть прикрывая скверные шрамы.

Смутные воспоминания ещё сегодняшней ночи и утра слабыми волнами накатывали на спящий разум. И от них становилось зябко, холодно и страшно. Но вместе с этим странная уверенность и потаённый огонь, дремавшие всё это время в груди, всколыхивались внутри диким бураном. И он то заставлял меня подниматься на дрожащие ноги, подбадривая скорой местью и опаляющей кровью дракона на руках.

Легко поднявшись на ноги, лошадь сонно качнула головой, охраняя весь мой сон всё это время. На её спине ютилось ободранное, с тёмными вкраплениями гари и крови, седло с небольшой сумкой. Ещё с ночи я положила туда небольшую буханку хлеба, флягу с водой и ржавые иголки с однотонной чёрной ниткой. Они то мне сейчас и пригодились.

Без сожаления разорвав юбку платья и стащив с груди получившуюся рубаху, я неумело пришила к воротнику грубую ткань. Впереди нас ждал Ольхник, и вряд ли бы меня даже пустили в деревню с таким лицом. Да и кому по нраву торговаться с прокажённой? А так всего лишь заплутавшийся мальчишка без имени, который ищет себя в этом мире.

Накинув на голову пропахший гарью капюшон и заправив за остроконечные уши колкие чёрные волоски, я даже слишком легко запрыгнула на Бурю, чувствуя в этом слабом теле странную силу, способную горы разворотить.

Вытянув руку, я взглянула на тускло мерцающий серебристый след, что указывал в сторону Ольхника. Значит, дракон пролетал над деревней, и на моё счастье, лучше бы не сжёг её. А там уже можно и понять, куда он полетел дальше.

Пнув пятками Бурю, нехотя сорвавшуюся с места, я сжала на груди почему–то тёплый клык, остававшийся обычно холодным и нелюдимым. Чувствовал, что рядом драконоборец, и оттого запретная магия, запертая в нём, стремилась на волю? Что ж, возможно.

Сам Ольхник был больше Елиника раза в три, если не четыре. Да и расположен северней, от чего листья желтели и блёкли, а всё вокруг становилось серым и зыбким, как туман. И в нём чудились странные тени, всадники, что скакали вровень со мной, не замечая худую фигуру на коне и ускользая вдаль. Их хотелось окрикнуть, догнать, но это была лишь иллюзия утомлённого сознания. Не было ни всадников, ни теней, лишь зыбкие воспоминания, что всплывали в моей голове каждый раз, стоило только задуматься.

Это были древние, могучие знания драконоборцев. Их трепет душ, их судьбы и мысли, сплетались вокруг меня в одну прочную сеть, из которой невозможно было вырваться. И драконы – красивые, могучие, и опасные – мельтешили над головой, извергая только мне одной слышимый рёв. И лишь Чёрные могли низвергать огонь, но их было так мало, что драконоборцы возвели их в короли. Самые опасные. Самые страшные. Те, что не знали ни страха, ни сочувствия, ни горечи. Они несли смерть на своих крыльях, а убить их можно было только в сердце, когда они выдыхали свой смертоносный огонь. Но подобраться было невозможно, а щит из их чешуи утерян так давно, что из всех воспоминаний я так и не смогла даже намёка на него отыскать. Но он был. Существовал. Похороненный в одной из пещер под костями человека и дракона. Так же, как и лук, чьи стрелы могут пробить кости ящера, и меч.

Всё это было, но так далеко, что добраться до этого становилось непосильной задачей. И всё же я должна была попробовать. Одним кинжалом Чёрного Дракона не завалить – его огонь спалит меня раньше, чем я к нему и на сотню метров подойду. Мне нужен был щит, или лук. То, что могло уберечь от огня, и сбить крылатую бестию. Но найти всё это было непросто – слишком много чужих воспоминаний крутилось в голове. И что бы найти нужное требовались дни, если ни недели…

Впереди замаячили серые струйки дыма, и вскоре показался высокий частокол с запертыми воротами и пожухлым старичком на старой табуретке, что из–под густых бровей смотрел на дорогу. Нехорошее предчувствие плетью накинулось на шею, заставив потянуть поводья на себя, и заслышать, как недовольно всхрапнула лошадь, останавливаясь напротив высоких ворот, до верха которых я не дотянулась даже встав на Бурю.

– Почему ворота закрыты? – взглянув на старика, глухо и сипло произнесла я, поморщившись от собственного голоса.

Ольхник расположился на главной дороге, и через деревню шло множество караванов, давая той расти чуть ли не на глазах. И обычно проход всё время был открыт, даже в летние ночи.

– Так, мил человек, положение то… опасное. Никого впускать не велено, и выпускать тоже, – так же хрипло ответил старик, закутавшись в разодранное пальто и лишь сильнее склонившись к коленям.

– И в честь чего, дед? – вскинув брови, сухо поинтересовалась я, гадая над ответом. Неужели дракон? Так что мне теперь, в обход идти через лес, что вокруг Ольхника так разросся, что и муха через стволы не протиснется?



Валиса Рома

Отредактировано: 22.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться