Избранница Чёрного Дракона

Размер шрифта: - +

Глава 15. Крылатая бестия

 

Губы отчего–то пылали, словно коснулись горячего молока, и теперь не хотели остывать. И от этого странное, незнакомое чувство разливалось в груди, и остановив бы Бурю, поразмыслив над ним ещё немного, я наверняка узнала бы, что оно означало. Вспомнила, поняла, но на это просто не было времени. И приходилось лишний раз сжимать рубашку на груди, подставив лицо прохладному солнцу и ветру, играющему с плащом и короткими волосами, прилизанными назад. Приходилось терпеть, а после уже не возвращаться…

Впереди, на белом, словно сошедшего с гор снега, коне мчался гавран, и его странные, причудливые волосы, пахнущие лесом и свободой, искрились от ярко–золотого до тёмно–рыжего, почти бордового. И взгляд каждый раз скользил по разноцветным прядям, с отчаяньем давая понять, что даже будучи в своём истинном обличие, мои волосы были тёмными, как и у всех, и вовсе не завораживали чужой взгляд. Но вот глаза… как же я скучала по ним! Скучала по чёрному, словно сама ночь, и голубому, как небо над нашими головами. И с тоской понимала – их не вернуть. О моём имени никто не знает, обо мне никто не знает, и это лишь пустая мечта. А мечтам обычно не суждено сбываться.

Слева, словно кромка заката, вырастали туманные горы, теряющиеся в небесах, перекрывающие впереди путь, и заставляющие дорогу скользить вниз, к никогда не замерзающему морю. Там же расположился и громадный город, о котором я слышала лишь от слов торговцев, да отца с Ангусом. Город Помун. Место, где можно найти всё, что угодно душе. От красивого гребня, до корабля, что довезёт тебя до куда угодно. Даже до имперского архипелага! А попасть туда я мечтала чуть ли не всю жизнь. Да и кто откажется посмотреть на громадные железные левиафаны, летающие над городом, на дороги с настоящими поездами, о которых я и вообразить не могла? Да никто. И, возможно, если Чёрный Дракон всё же падёт, первым делом я отправлюсь именно туда.

Буря всхрапнула, вызволив из омута мыслей и дав вновь ощутить колкий холодный ветер на щеках, и медленно угасающее солнце, стремившееся к горизонту. А леса всё не было – лишь дорога из жёлтого щебня, да пустырь с высокой зеленовато–серой травой. И лишь редкие деревья, вгрызаясь в мёрзлую чёрную землю, стремились ввысь, к почти чистому небу, шелестя густой кроной.

И всё было до необычайности тихо, и это пугало. Лишь редкие галки птиц проносились над головами, ловя крыльями воздух и заставляя лишний раз запрокидывать голову. Не было слышно ни ржание дикого табуна, ни вой далёкого волка в подлеске, ничего. И даже нежить молчала, что было по истине странно. Обычно на одиноких путников могли с лёгкостью напасть крылатые бестии, селившиеся прямо на земле в больших сплетённых гнёздах. Но всё было тихо.

Вдохнув морозного воздуха, я осторожно закрыла глаза, прежде чем отпустить душу на волю. И та, раскрыв пернатые незримые крылья, вознеслась к небесам, давая рассмотреть бескрайние просторы Посоха, далёкие горы, да двух всадников, что были похожи на тёмные расплывчатые точки далеко внизу. И только благодаря диве, что в первый раз освободила мою душу, явив ей свои воспоминания, я могла делать это.

Старая Мэна не раз упоминала в своих историях пилигримов, которые помимо различных историй могли освобождать свою душу, и та, обращаясь зверем, оберегала их сон. Я чувствовала себя сейчас точно так же как эти пилигримы: неслась на встречу своей судьбе, расправив крылья и забывшись обо всём…

Громоздкая тёмная тень вдруг накрыла с головой, и вздрогнув, я камнем ринулась вниз, раскрыв глаза и с силой потянув поводья на себя, так и заставив Бурю удивлённо вздыбиться, непонимающе пронзив воздух своим громогласным ржанием. Гавран, тут же заподозрив неладное, поднял на дыбы своего коня, с долей непонимания и настороженности оглянувшись в мою сторону.

Вскинув голову и зажмурив глаза, я вгляделась в слишком голубое небо, различая помимо чёрных точек птиц неясный силуэт зверя.

– Что это?.. – оторопело прошептала я, смотря, как странное существо, распростерев свои громадные крылья, плавно спускается вниз.

– Это… – сощурив глаза, неуверенно произнёс Руд, прежде чем выхватить из–за пояса короткий стилет. – Вот чёрт! Живо, в пролесок!

Голос приказом отозвался в голове, и не смея оспаривать его, я погнала тут же сорвавшуюся с места Бурю, уже чувствуя неизвестную опасность над нами и стараясь как можно быстрее успокоить сердце. А то, глупое, как нарочно громко билось в груди, мешая сосредоточиться и сбивая дыхание.

Белый конь с наездником мелькали перед глазами, и первыми успели скрыться в небольшом пролеске, проломив грудью ветки, и лошадь подомной фыркнула. Ну же, родимая, всего один прыжок, и тень скроется над верхушками высоких берёз, которых можно было спутать с соснами. Всего не так много… и долгожданная прохлада дыхнула в лицо, как что–то сжалось на рёбрах, вдруг рывком вытянув из седла. Крик потонул в ледяном воздухе, дыхнувшем в лицо, и Буря испуганно всхрапнула, ещё не понимая, что произошло.

– Гавран! – отчаянно схватившись за что–то острое, напоминающее загнутый матовый коготь, вскричала я, но тот и так уже натягивал тетиву.

Стрела, мелькнув над моим ухом, впилась в плечо твари, и та вдруг сделала резкий взмах крыльями, выбив из меня весь воздух и перевернув мир вверх тормашками. Ещё одна стрела, свистнув, промчалась рядом с головой бестии, срезав пару пёрышек и заставив ту издать злобный, недовольный клич птицы, смешенный с расстроенным рёвом.



Валиса Рома

Отредактировано: 22.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться