Избранница Чёрного Дракона

Размер шрифта: - +

Эпилог

 

Встречать рассвет в одиночестве на холодной скале, белой от снега и чёрной от ледяной воды, было мукой. Волосы поседели от инея, а глаза потускнели, безразлично всматриваясь в горизонт с медленно выглядывающим золотистым диском солнца. А вокруг – пустота. Даже птиц в небе нет, и весь мир кажется пустым, безжизненным, отвернувшимся от меня.

Воздух зарябил, и позади раздался треск.

– ТЫ СОБИРАЕШЬСЯ УМЕРЕТЬ ЗДЕСЬ ОТ ГОЛОДА, ИЛИ ПРЕДПОЧТЁШЬ СГИНУТЬ В ВОДЕ?

– Чего тебе? – сухо бросила я, обняв себе за плечи. – Пришёл запомнить этот исторический момент?

– А ТЫ ЗНАЛА, ЧТО У ДРАКОНОВ ВСЕГДА ДВЕ ЖИЗНИ? – словно не слыша меня, спросил Асх'Умн. – ОДНА – ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ, А ВТОРАЯ ДРАКОНЬЯ… КОГДА УМИРАЕТ ОДНА, ВТОРАЯ ПРОДОЛЖАЕТ ЖИТЬ, ИСПОЛЬЗУЯ ВОСПОМИНАНИЯ ПЕРВОЙ. НО ЭТО УЖЕ ДРУГОЕ СУЩЕСТВО…

– Правда? – безразлично спросила я.

– А ЕЩЁ ДРАКОНОВ МОЖНО УБИТЬ ЛЮБЫМ ОРУЖИЕМ ТОЛЬКО В ИХ ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ТЕЛЕ, ДАЖЕ ОТРАВИТЬ, – продолжил костяной ящер, словно пытаясь похвастаться своими знаниями, но мне они были безразличны, как и весь мир вокруг. – У ТЕБЯ НЕ БЫЛО ВЫБОРА, ДЕВОЧКА.

Его голос прозвучал тихо, но в нём не было и намёка на упрёк, лишь свойственное костям безразличие. Но мне показалось, или он захотел меня утешить? Хотя, «утешение» у Турана понятие скользкое, непонятное.

– У мены был выбор, – негромко прошептала я, сжавшись от холода. – Был выбор не идти к ведьме, покинуть Ельник. Я бы всё равно тогда встретилась с Рудом, и всё было бы по–другому… мне не пришлось бы прикидываться другим человеком, выслеживать дракона, которому даже царапины не нанесла. И что в итоге? Я вновь потеряла всё, что мне было дорого… я вновь потеряла Руда…

В моей голове всплыли туманные слова старой Мэны: «Трудная тебе судьба, Юна, заготовлена… потери одни… то себя потеряешь, то человека любимого, то жизнь свою». Потеряла. Всё потеряла. И лишь из–за собственной дурости. Гадюка я, которая добро помнить не умеет, и лишь всех своим ядом убивает.

Глаза защипало, и вытерев кулаком искорки слёз, я всё же заставила себя подняться с ледяной земли, сжимая пальцы на холодном клыке на груди. Он больше не грел. Он пугал. Пугал моим выбором, моей гордостью, моим безразличием. Руд любил меня. А я? Любила ли я его? Или это был лишь обман глупого сердца и Игоря? Он знал, как причинить мне боль, и ему это удалось.

– Асх'Умн.

Кости позади меня затрещали, и оторвав взгляд от рассветного солнца, золотистым бликом упавшим на моё лицо, я взглянула на гордого Турана, казавшегося лишь сказкой из старых легенд. Легенд, рассказанных Рудом.

– Я хочу, что бы ты отвёз меня в Аманили.

– К ТОМУ МАЛЬЧИШКЕ? – недоверчиво фыркнул тот, и подумав, всё же подставил крыло. – ЗАБИРАЙСЯ, ДЕВОЧКА… МОЖЕТ, УЖЕ НАСТАЛО ВРЕМЯ?

Я промолчала, осторожно взобравшись на негнущихся ногах по костяному крылу Асх'Умна и сев на его лопатки, с дрожью понимая, что сидела здесь буквально пару часов назад, только за моей спиной был дракон – горячий, обжигающий, как и его губы, как и его пальцы…

Туран взлетел бесшумно, скользя над чёрной водой и порой тихо стукая костями. Он летел медленно, плавно, что бы ледяной ветер не сшиб меня с его спины. Я и так сжалась, пытаясь сохранить собственное тепло и почти не вдыхая морозного утреннего воздуха. Но и он скоро пропал, сменившись тёплыми потоками и еле заметной полосой на горизонте. Она неторопливо приближалась, и вскоре уже угадывались зелёные горы величавой Аманили. Я вновь искала в них приют.

Прошло ещё несколько часов, когда под костями Асх'Умна показались высокие зелёные леса, но воздух так и не стал тёплым. Приходилось дрожать, цепляясь онемевшей ладонью за подвернувшийся шип и всматриваться в распростёршееся внизу королевство Аманили. Оно восхищало – бескрайние просторы с горами, равнины с реками, деревни, похожие на маленькие города, и города, разросшиеся на целые острова. Но мы всё летели и летели, а солнце грело нам спины. И всё же было ещё слишком рано, что бы увидеть далеко внизу точки людей. Но достаточно для того, чтобы воздух немного прогрелся, и реки сверкали зеркальными бликами.

На горизонте что–то замаячило, и не успела я даже толком рассмотреть, как впервые за несколько часов тишины раздался голос Турана:

– ЭТО ОЛЬ ВАЙН – ГЛАВНЫЙ ГОРОД АМАНИЛИ. СТОЛИЦА, ЧЬЕЙ КРАСОТЕ УСТУПАЕТ ВСЯ ИМПЕРИЯ СОХ.

Лишь спустя пару десятков минут я поняла, почему ящер начал расхваливать столицу королевства. Не восхищаться ей было невозможно.

Оль Вайн находился на холмистой местности, окружённый с одной стороны грозными горами с белыми верхушками, а с другой широкой лентой реки, через которую были построены лёгкие резные мосты из серого и белого камня. Они вели к высоким двойным стенам из безупречно ровного камня с пляшущими от ветра флагами: золотое солнце на белом фоне. Ещё издали я заметила странное строение города: Помун находился у моря на равнине, потому и казался безвкусным и страшным. Оль Вайн же напоминал пирамиду: нижние широкие этажи перетекали плавными мостами и лестницами на верхние, те в свою очередь вздымались ещё выше, и так до тех пор, пока те не упирались в лёгкие, словно воздушные, стены громадного замка, парившего над всем городом. Резные стройные башни, украшенные на наконечниках солнцами, словно так и хотели дотянуться до неба, но не пронзить его, а озарить всё своим светом. По сравнению с Помуном, этот город завораживал и притягивал…



Валиса Рома

Отредактировано: 22.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться