Избранный, который смог

Размер шрифта: - +

День изменивший всё.

Утро Гарри Поттера всегда проходило одинаково: подъём в семь утра, помощь на кухне тёте Петунье и поливка рассады за окном. Сегодняшнее утро ничем бы не отличалось от прочих, если бы не одно «но»! Сперва Гарри, как и обычно, помогал в приготовлении завтрака, жарил яичницу, пока тётя делала тосты. В семье, где он проживал, его не особо любили, но относились нормально, никто не доставал с лишними умозаключениями и наставлениями, поэтому Гарри рос спокойным ребёнком, не доставляя хлопот окружающим.

Гарри уже приготовил завтрак, даже разложил по тарелкам, оставалось только наложить себе. Расставив тарелки на стол, перед каждым членом семьи, он повернулся к столу, и, пока родственники были заняты едой, он вздохнув, стал соскребать остатки яичницы со сковороды и, потянулся за тарелкой что лежала далеко, и тут, произошло то, что он и не ожидал. Тарелка, не с того не с чего, воспарила в воздухе. Гарри икнул, и с удивлением уставился на парящую посудину, он оглянулся на стол, где сидели родственники, и поняв, что они увлечены своими разговорами, он аккуратно дотронулся до тарелки, видима, потеряв концентрацию, он дёрнулся, и тарелка, чуть не упала на стол, мальчик вовремя поймал её у самого стола. Наложив наконец себе яичницу, если так можно было назвать его завтрак, он сел со всеми за стол.

Дадли — кузен Гарри, чавкая, пытался рассказать отцу, как весело он поглумился над соседскими кошками, привязав к их хвостам жестяные банки. Гарри лишь нахмурился, никто в семье, отчаянно не брался за воспитание мальчика, все его боготворили, казалось, даже пушинки сдували, Гарри скривился от такого. Когда все наконец поели, тётя Петунья поспешила проводить мужа на работу, запихивая ему в сумку контейнеры с едой, давая наставления, и чтобы он, не задерживался допоздна, мол, оставаться с ненавистным племянником на весь день, было мукой. Но, только Гарри знал их общий с тётей секрет. Когда дома никого кроме них не было, она его не трогала, не обзывала, даже кормила нормально. Пусть, не проявляла вселенской любви, но и этого было более чем достаточно.
Гарри жил в семье своей тёти уже вот девять лет. Своих родителей он не знал, в семье о них никто не говорил, а если Гарри и пытался спрашивать, то тётя нервно вздрагивала, а Вернон просто отвечал, что и слышать о них не желает. И уводили разговор в другое русло. Почему так, Гарри не знал и сегодняшнее странное происшествие, которое не вписывалось в логику простых вещей, его напрягало. Дадли, конечно, мог такое подстроить, но как? Как ему это удалось? Какие такие невидимые нити он приклеил к ней? Когда Гарри брал эту тарелку в руки, он ничего на ней не заметил. Это-то и было странно.

Когда за Верноном закрылась дверь, а Дадли умчался в школу, Гарри сел на ступеньки, голова кружилась, тошнило, было похоже на сотрясение, только вот, он не где не ударялся, летающая тарелка на кухне, вообще плод воображения. Сославшись на недосып, Гарри кое-как поднялся, и хотел было отпроситься у тёти, чтобы остаться дома. Как женщина, и сама похоже заметила, что мальчик явно болен.

— Гарри, — Петунья подбежала к нему, щупая его лоб и осматривая с ног до головы. — Что такое? У тебя болит что-то? — она обеспокоенно посмотрела на него.

— Нет, — Гарри мотнул головой, беспокоить тётю, не хотелось. — Просто, что-то голова закружилась, ничего страшного, возможно, мне просто нужно полежать…

— Конечно, я позвоню в школу, и предупрежу миссис Гордон, что ты не придёшь сегодня, иди, отдохни мальчик.

Женщина ушла на кухню, кинув напоследок, что принесёт ему поесть. Гарри не раздумывая зашёл в свой чулан под лестницей, любезно предоставленной родственниками. Нет, он не жаловался, да, и на что, жаловаться то? Его кормят, одевают, и не важно что в поношенную одежду Дадли, одевают же? Тётя, ему покупает тайком одежду, чтобы выходить на улицу. А Вернону, сказала, что мальчику помогают волонтёры, и просто соседи. Гарри лёг на прогнувшийся диванчик, ему настолько стало не по себе, что он просто не заострял внимание на старой мебели, прикрыв глаза, мальчик провалился в темноту.

Спустя какое-то время, Гарри разбудила тётя, сказав, что ей нужно помочь в саду с цветами и, поинтересовалась, стало ли ему лучше? Гарри ответил ей кивком, состояние и правда стало немного получше. Они вышли на улицу и Гарри принялся за поливку, в то время как Петуния копалась в земле, тут, Поттеру стало ещё хуже, а цветок, что он придерживал в руках, вдруг вспыхнул пламенем. Петуния это заметила и, испугавшись, вылила на несчастное растение воду. Гарри был напуган, он не понимал, что происходит и как такое возможно. Мальчика удивило больше то, как Петунья, спокойно подняв мальчика на ноги, волоком повела в дом, и заведя в гостиную, усадила на диван.

— Гарри… — начала женщина, меряя шагами гостиную. — Скажи, было ли с тобой, в последнее время, что-то похожее, странное, то, что не вписывается в твоё привычное мировоззрение? — Женщина выжидающе смотрела на мальчика, ожидая его ответа.

— Да, — тихо ответил ей Гарри. — Сегодня утром произошло кое-что странное, но я, подумал, что возможно, это шутка Дадли, простите, — добавил он, тётя улыбнулась и кивнула, чтобы он продолжал. — Так вот, тарелка летала в воздухе, такое вообще, возможно? А этот огонь? Что это значит, тётя? — мальчика переполняли эмоции, голова снова начала болеть.

Сказать что он был всему этому удивлён, ни сказать ничего. Все законы физики, химии, да вообще известные ему законы ломались вдрызг, потому что, то, что с ним произошло за половину дня, не вписывалось вообще ни в одно известное правило науки.

— Гхм… — прокашлявшись, она начала объяснять племяннику то, о чём знала давно, но о чём ей запрещалось с ним говорить. — Гарри, это, если коротко, называется магией, волшебством, то, что не могут одни, но могут другие. К счастью или сожалению, ты такой не один! Есть целый мир подобных тебе, и таких, как правило, обучают в специальной школе, — Петуния старалась говорить осторожно, тщательно подбирая слова. — Твои родители, — продолжала она, нервно теребя подол сарафана и сев наконец рядом. — Они тоже были магами, твой отец, насколько мне известно, был чистокровным, в каком-то там поколении магом, а мама, она была маглорожденой, но очень талантливой, умной… — женщине трудно давались слова, это было видно. — Ты Гарри, главное знай, ты — не всём не виноват, здесь нет правых или виноватых, просто так сложилось, они оказались не в то время не в том месте, ты — всё что осталось.

Петунья очень нервничала, рассказывая Гарри о том, о чём мечтала молчать. Она очень надеялась, что мальчик будет обычным. Поттер сидел ни жив, ни мёртв, он был не то что ошарашен, он честно полагал, что всё, что сейчас услышал — это бред безумца, не иначе. Он посмотрел на тётю, пытаясь отыскать в её словах и во взгляде хоть какой-то намёк на шутку, розыгрыш и на то, что у него чересчур разыгралось воображение. Но нет, тётя смотрела уверенно, ни глазом не моргнув. В её взгляде были лишь сожаление и некое раскаяние.

— Но, тётя… Но как так? Как такое возможно? Ну, хорошо, допустим, это так…

— Не «Допустим», а так и есть, Гарри, ты же не думаешь, что я тут шутки шучу, верно?

Петунья посмотрела с укором, давая понять, что ей самой нелегко это всё рассказывать, и шутки тут вообще не к месту.

— Хорошо, тётя, извините… Но почему тогда я об этом узнаю сейчас?

Гарри нервничал, впервые он был загнан в тупик, у него не было объяснений ни тому, что говорила тётя, ни тому, что произошло ранее. Голова, и без того болевшая, начала кружиться, а к горлу подступала тошнота.

— Пойми ты, Гарри, я тебе говорю это, потому что ты очень умный мальчик, ты всё поймешь, пусть не сейчас, не сразу, но потом, ты всё равно придёшь к этому, я уверена! Мне было строго-настрого запрещено говорить тебе об этом до того момента, пока твоя магия не даст выход наружу. Вернон ничего не знает, о сестре я ему говорила лишь то, что она уехала за границу, и я с ней не общалась. А когда к нам в дом пришёл мужчина в мантии, с тобой на руках, кажется, его зовут Дамблдор. Я его ранее не видела, но он представился тогда директором, Лили мне о нём не раз рассказывала, какой он могущественный, умный, и так помогает… Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что она доверилась, слепо доверилась не тому. Не знаю насколько тут вина этого директора, но могу лишь предполагать, прошу, будь с ним осторожнее, — она посмотрела вдаль и продолжила: — Миссис Фигг, соседка наша, тоже из того мира, но она, вроде как — сквибб. По-моему, я правильно пояснила. И она, может что-то подсказать тебе, совет дать…

Петунья гулко выдохнула, пытаясь подобрать слова, и смотрела на Гарри, держа его за руку. Мальчик молчал, стараясь понять хоть что-то, но столько свалившейся информации, никак не хотело укладываться в голове. Гарри откинулся на спинку дивана, стало совсем плохо. Он не знал от чего именно: от услышанного, или всё по той же причине…

— Гарри, тебе плохо? — Петунья обеспокоенно смотрела на племянника, Гарри слышал её голос, сквозь пелену, словно где-то вдалеке. — Я сейчас, полежи, я приведу помощь.

Петунья выбежала из дома, оставив Гарри наедине со своими мыслями. Мальчик совсем и окончательно впал в ступор, он отчаянно пытался проснуться, надеясь, что это всё сон, но наваждение никак не проходило. Гарри нервничал, его и без того не радужное состояние ни на каплю не становилось лучше.

Как объяснить то, чего раньше не видел, не слышал и даже не читал о таком. В доме мало было детской литературы, в основном то, что покупали Дадли, но после него до Гарри эти книжки доходили в таком виде, что их только выкинуть, и Гарри читал всегда взрослую литературу, как классику, так и научные истории. Поэтому для человека, привыкшего всё воспринимать и мерить по физическим и материальным нормам, всё подгоняя под логику, было трудно понять всё это. Поттер всегда знал, что любую вещь можно объяснить логически. Но магия… Она совершенно не подходила ни к одному научному объяснению. Мозг вообще уже отказывался понимать происходящее, мальчик даже не заметил, как вернулась тётя, ведя за собой соседку.

— Миссис Фигг, вот, посмотрите, я не понимаю, чем ему помочь, — Петуния выглядела взволнованно, она понимала, что сама она помочь не сможет, даже при наличии лекарств, ведь для Поттера они не подойдут.

Женщина подошла к дивану, в руках, она держала саквояж, и, что-то высматривая на лице Гарри, она задала вопрос:

— Гарри, опиши своё состояние. Я смогу помочь, если буду знать, что тебя беспокоит. — Миссис Фигг смотрела на мальчика внимательно, ожидая ответа.

— М-м — промычал Гарри. — Голова болит и тошнит, и ещё слабость… — Гарри всё также лежал, ему вообще не хотелось уже шевелиться, сил не было.

Миссис Фигг кивнула и достала из своего чемоданчика бутылёк с какой-то жидкостью и поднесла к губам мальчика со словами: «Это нужно выпить». Сначала Гарри скептически глянул и скривил лицо, так как запах был ужасным, но, поняв, что ему хотят всё-таки помочь, он проглотил содержимое, не задерживая во рту. И буквально через минут пять ему заметно полегчало, жар отступил, в голове прояснилось, хотя ещё и тошнило, но уже было терпимо. Гарри смог присесть на диване и решился спросить:

— Простите, мэм, а что со мной? — голос немного дрогнул, постепенно приходя в норму.

Соседка вздохнула и, закрыв свой саквояж, она села рядом.

— Обычный магический выброс, у детей твоего возраста такое случается, а, от того, что ты не пользовался ей никогда, вот она и выплеснулась за раз, что и привело к твоему ухудшению. Сейчас тебе полегчает, полежи немного, отдохни. А лучше — поспи.

Гарри хотел было спросить соседку о магии, но решил промолчать, сейчас не самое лучшее состояние для этого, да и она вряд ли ответит. Миссис Фигг, что-то дала тёте, и спешно покинула дом. Петунья, закрыв за гостьей дверь, присела рядом с Гарри, и посмотрев взволнованно на племянника она спросила:

— Гарри, как ты себя чувствуешь? Может, беспокоит что? Давай сейчас я уберусь в комнате наверху и ты приляжешь отдохнуть уже там, всё-таки тебе нужен свежий воздух, а там можно проветрить комнату, — она провела ладонью по его щеке, в уголках её глаз появились морщины.

— Нет, тётя, не нужно. Я в порядке, могу убраться сам, так что не стоит беспокоиться… — постарался успокоить её племянник. — Но, тётя, как я понял, я не могу её контролировать, как мне быть? Я даже не понимаю, как она работает, вроде ничего ведь и не делаю… — Гарри не знал, как вести себя, когда дома Вернон и Дадли, ведь если он нечаянно кому-то навредит, это уже будет большой бедой.

Женщина сокрушительно покачала головой, и решила прояснить:

— Гарри, скоро тебе придет письмо, оно должно придти. И, когда ты его получишь, я прошу, не показывай его никому. Ты его узнаешь, оно будет отличаться от остальных. Совсем скоро день рождения Дадли, поэтому я попрошу тебя, это время побыть у себя, и выходить при крайней необходимости. Конечно, когда никого, кроме меня, дома не будет, я буду разрешать тебе выходить и гулять, пойми, я сама не знаю, как это устроено… но ты же понимаешь, что так будет спокойнее всем нам. Я желаю тебе ведь добра, но при Верноне я не могу проявлять повышенный интерес, прости… — Петунья была расстроена, Гарри видел, как она сожалеет об этом, и, скорее всего, если бы не её муж, то жизнь была бы проще.

— Тётя, я всё понял и сделаю так, как вы советуете, но скажите, в ту школу ведь нужно покупать что-то специальное? И платить за обучение, где же деньги взять на это? — в душе заскребли как говорится кошки, денег у него не было, а дядя, тот точно не даст, скорее он продаст дом, но не потратит и фунта на него.

— Насколько мне известно, таким детям — сиротам, выделяют деньги на нужды для обучения, однако, так же, тебе что-то должно достаться от родителей, ведь они не были нищими.

Петунья, мало что знала о том мире и его обитателях, и то, лишь со слов сестры, которая не шибко распространялась на эту тему. На свадьбе она не была, так как та проходила в магическом мире и простым людям, туда не попасть.

Гарри удивлённо смотрел на тётю и старался слушать внимательно, не упуская ни одного слова. Ему было важно узнать хоть что-то, даже самую малость информации о том, откуда его родители и откуда он сам.

— Гарри, помни, тут твой дом и хотя бы один человек, но всегда будет тебя ждать. Я, по возможности, постараюсь тебе помочь, чем смогу… я не была такой поддержкой моей сестре и чувствую свою вину за её смерть! Поэтому, я хочу искупить эти ошибки, и быть хотя бы тебе поддержкой. Я уверена, у тебя всё получиться, прошу, береги себя там. Я не смогу тебе помочь отсюда, но будет лучше, если на время твоего обучения мы не будем общаться, так как общение там проходит с помощью сов, а Вернон начнёт задавать вопросы, на которые, сам понимаешь, ответить я не смогу, не объясняя ему всего… но, в крайнем случае, попроси эльфов послать мне письмо, они могут быть незаметными, — Петунья улыбнулась Гарри, даже приобняла слегка, от чего мальчик смутился, ведь такого никогда не происходило.

Гарри, на миг подумал, кто такие эльфы? Тётя, тем временем, продолжала говорить:

— Ты, главное, постарайся никуда не влезать, обходи неприятности разными путями, я уверена, ты будешь талантливым волшебником! — в глазах Петунии встали слезы, она обмакнув их платком, и посмотрела на Гарри, на её губах, дрогнула лёгкая полуулыбка.

— Спасибо, тётя… — Гарри не знал, что ей сказать, сейчас они были семьёй, той, что он лишился когда-то.

Слишком близко и слишком всё откровенно, и мальчику это нравилось, он почувствовал себя значимым хотя бы для одного человека и неважно, что ей приходится играть роль той, кому всё равно, ведь теперь он знал, что он ей важен.

— Спасибо вам за поддержку, тётя, и за правду. Даже то, что вы знаете, это уже что-то. Я буду хотя бы хоть в чём-то подкован, — Гарри постарался улыбнуться и хотел уже встать, так как понял, что ел он довольно-таки давно, а уже, время к обеду подходит и нужно бы подкрепиться, Петуния его остановила, взяв за руку.

— Гарри, ты куда? — тётя выглядела обеспокоенной, ведь ещё недавно Поттер еле ходил, а уже куда-то собрался.

— Нужно бы поесть, как считаете? — улыбнулся мальчик.

— Я займусь обедом, заодно и ужином, а ты пока иди в комнату и приберись уж там, надеюсь, ты хорошо себя чувствуешь? А то давай и я займусь попозже сама… — миссис Дурсль посмотрела внимательно на мальчика, ища хоть какой-то намёк на плохое самочувствие.

— Тётя, уверяю, всё хорошо, да, я займусь тогда комнатой… спасибо вам ещё раз…

У Гарри не было слов, чтобы выразить этот всплеск чувств, он был счастлив, что тётя на его стороне. Так и порешили они: Петунья отправилась на кухню, а Гарри в комнату на второй этаж. Помещение было небольшое. Напротив окна стояла кровать, также был шкаф, большой дубовый, пол был застелен ковром. Около кровати стояла тумбочка, а над ней — полка с книгами. Всё, конечно, было покрыто пылью, но это не вызывало грусти. Сейчас Поттер испытывал прилив положительных эмоций впервые за столь долгое время.

На кровати горкой лежали коробки и какие-то вещи, мальчик свалил это всё в шкаф, пыль везде протёр и помыл полы. Тётя помогла ему перенести его вещи из чулана и Гарри положил это всё пока на кровать, тем временем обед уже был готов и скоро должен будет придти Дадли, поэтому, Поттер поел раньше и отправился в свою новую комнату. Как они и договорились с тётей, он не выходил из неё, кроме как по нуждам в туалет, в ванную или покушать.

Так и пролетали дни, недели, прошёл уже и день рождения Дадли, на котором Гарри не присутствовал, сославшись на весьма плохое самочувствие. Петунья в отсутствие Дадли и Вернона давала Гарри свободу действий, он выходил погулять, посидеть у телевизора. Она ему в комнату, пока никто не видел, относила кусочки сладкого пирога и фруктов, прикупила ему немного одежды.

Всплески магии продолжались, она жила словно своей жизнью, но Гарри удавалось скрывать это от домочадцев, знала об этом только тётя и прикрывала мальчика, если из его комнаты слышался шум. Так приблизился и день рождения Гарри, и в этот день Петуния отправила Вернона и Дадли развлечься куда-нибудь, на что отец и сын отозвались положительно, однако она сослалась на то, что хочет потравить насекомых и не желает, чтобы они надышались гадостью. Тогда мужчины, вроде, успокоились и уехали в аквапарк, погода была для этого замечательная. Когда Вернон и Дадли покинули дом, Петунья постучалась в комнату к Гарри. За дверью послышались шаги и какое-то шуршание, затем дверь открылась, мальчик посмотрел на тётю вопросительно и пригласил войти.

— Гарри! — начала она. — Я искренне хочу поздравить тебя с одиннадцатилетием. Пожелать тебе успехов в будущем, и вот… подарок… — Гарри увидел в руках у тёти небольшой свёрток, обёрнутый подарочной бумагой и с приклеенным сверху бантом. — Тут, в общем, всё, что осталось от моей сестры, она когда-то прислала мне это на рождество и вот, я сейчас решила отдать его тебе, открой, посмотри, — тётя волновалась, она медленно протянула Гарри свёрток, мальчик взял его в руки, всё ещё недоумевая, что же там такого.

Он его развернул, снял обертку и увидел перед собой книгу… нет, это был альбом и Гарри открыл его. На первой странице была фотография: мужчина и женщина, и на руках у них сидел маленький ребёнок примерно полгода-год отроду. Гарри всматривался в эти лица и пытался понять, кто эти люди. Мужчина был похож чем-то на Гарри, у него тоже были иссиня-чёрные волосы, очки… но не было, правда, шрама, а у женщины отличались лишь глаза, такие же, как у Гарри, тускло-зелёные и Поттер понял, кто эти люди и этот ребёнок на их руках. Его накрыли эмоции, он впервые увидел их… тех, кого он не помнил, но кого любил, представляя их иначе, но они оказались красивее, чем он ожидал.

— Тётя… это лучший подарок на свете! — у Гарри не было слов, чтобы выразить своё чувство.

Он начал листать альбом. На других страницах эта же женщина с мужчиной стояли у какого-то фонтана, одетые в свадебные наряды, Гарри рассматривал фотографии с восторгом и восхищением. Когда он, наконец, пролистал его, то повернулся к тёте, которая всё также стояла в дверях и улыбалась, а из её глаз текли слёзы. Гарри подошёл к ней и обнял, как никогда этого не делал раньше, как в последний раз.

— Спасибо вам за эту память. Я никогда не расстанусь с ним.

Петунья улыбнулась Гарри и обняла его в ответ.

— Это ещё не все, мой мальчик, — и тут она достала из кармана конверт с незнакомой печатью и гербом. Гарри понял, что это письмо, вероятнее всего, из школы. — Вообще, за тобой должен прибыть сопровождающий, это обычно какой-то профессор или же заместитель директора, но я через миссис Фигг попросила, чтобы не присылали, либо же, чтобы мы встретились в условном месте.

Ей ответили, что если они знают, как попасть в Косой Переулок, то могут сами сопроводить мальчика. Куда идти, Петуния знала, поэтому была рада, что не нужно будет ждать до определённой даты. Так как она была там с сестрой в своё время, то знала, где банк, да и расположение магазинов ей более-менее знакомо. Тётя предложила Гарри съездить туда завтра, так как Вернон хотел свозить Дадли к своей сестре на неделю. Петунья не хотела туда ехать, потому что сестру Вернона она не переваривала, к слову, совсем, и сослалась на то, что она за домом присмотрит.

Гарри сразу понял, что эта неделя будет самой лучшей из всех, потому что ему не придётся сидеть в комнате. Он свободно будет смотреть телевизор и они с тётей будут выходить в интересные места. Ну и, конечно же, то, чего Гарри ждал с нетерпением — поход в Косой Переулок. Осталось ждать всего один день и мальчик просто готов был прыгать от счастья. Петунья сказала, что пойдёт пока соберёт вещи для поездки Вернона и Дадли, а Гарри может выйти на кухню и позавтракать.

 



Liforta

Отредактировано: 12.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться