Избранный, который смог

Размер шрифта: - +

Новый союзник

Утро Гарри, началось с того, что его сосед по комнате, очень громко ругался, сколько было времени, Гарри не знал, но то, что Драко с самого утра разоряется, стало для мальчика поводом для беспокойства. Гарри разлепил веки и надел очки, перед ним раскинулась прекрасная картина, радующая глаз.

Малфой в одной штанине и с наполовину расстегнутой рубашкой пытался надеть вторую штанину, почему он так торопился, было непонятно, Гарри сел на кровати и, поправив очки, решил спросить, в чем же, собственно, дело:

— Драко, что случилось? На школу летит огромный метеорит, и нас эвакуируют? — Гарри, не до конца еще проснувшись, не понимал, почему Драко собирается в полной панике.

— Поттер! А не пошел бы ты… Знаешь, куда?! Я проспал! Я катастрофически проспал. — Малфой, натянувший уже наконец-то штаны, судорожно пытался застегнуть рубашку, которая отчего-то не поддавалась.

Гарри задумался, куда он так торопился, неужели из-за завтрака?

— Драко, выключи панику, и причем тут я? — Гарри недоуменно посмотрел на своего соседа по комнате.

— Потому что, ты полночи орал как невменяемый, я из-за этого просыпался, и вот результат, я проспал и, как следствие, не выспался! — Драко уже плюнул на рубашку и стал натягивать галстук и мантию.

Гарри уставился на него в еще большем непонимании, то, что он ночью кричал, он не помнил, может, Драко врет, предположил он.

— Драко, да сядь ты, объясни в конце концов, что произошло и куда ты так торопишься? Разве нас не должны разбудить старосты? Если они еще не пришли, значит, завтрак еще не наступил. — Малфой, перестал пыхтеть, и сел на кровать.

— Да причем тут завтрак, Поттер? Ты ночью кричал, черт подери! Я, подскакивал, думал что на нас напали, ты псих! — Драко смотрел раздраженно. — А куда я так спешу, не твоего ума дело, есть у меня утром свои дела, — он вздохнул и, поправив галстук, который никак не хотел лежать спокойно, вышел за дверь.

Гарри, все еще сидя на кровати, судорожно пытался переварить слова блондина, что же ему такое снилось? Он не помнил, шрам на лбу слегка покалывал, Гарри, переборов сонливость, поднялся с кровати и, отправился в ванную комнату.

Встав у зеркала, он уставился на свое отражение. На него смотрел чуть бледный мальчик, с изумрудными глазами, шрам был слегка припухший, от чего, создавалось впечатление, словно на шрам давили. Гарри не спеша умылся и привел себя в порядок, надев форму, он вышел в гостиную Слизерина. Там горел камин, а на диване, уже сидели ученики старших курсов, и что-то бурно обсуждали. Завидев Гарри, один из них решил спросить, чего он так рано встал:

— Привет Гарри, ты чего так рано? Еще же спать и спать, — второй старшекурсник, смотрел с интересом, от чего Гарри стало неуютно.

— Да так, встал и встал, а вы не знаете, куда Малфой убежал? Он так спешил, что я подумал, будто мы проспали. — Гарри посмотрел на ребят выжидающе.

— А, так он к профессору Снейпу побежал, у них какая-то договоренность была на утро, — пожал плечами все тот же старшекурсник. — Я, кстати, Норман Брэйдвуд, а это, Реджи Эйдриан. — представил он себя и своего товарища.

Гарри удивился, он не понимал, что это за договоренность такая. Гарри сел рядом со старшекурсниками и взял какую-то книгу со стола, книга была о знаменитых магах и их достижения, мальчик, подумав, что до завтрака еще довольно-таки далеко, начал изучать книжку.

Спустя почти полчаса, из комнат стали выходить остальные ребята, Малфой всё еще не вернулся, и Гарри, заприметив Гермиону, отправился к ней.

— Доброе утро, Гермиона, как спалось? — поинтересовался мальчик. Гермиона одарила его улыбкой и поспешила ответить:

— Хорошо, хотя и непривычно еще, а моя соседка оказалась довольно хорошей, она мне подарила заколку с сапфирами, и помогла заплести косу. — Девочка показала Гарри заколку в виде цветка лилии и, улыбнувшись, спросила: — А как тебе спалось? И где твой сосед? — Девочка оглядела гостиную и, не увидев Малфоя, решила поинтересоваться.

— Спалось хорошо, а Драко, ушел к профессору Снейпу, у них какая-то договоренность на утро, наверно, занятия. Ну что, пойдем? — и мальчик улыбнулся ей в ответ, старосты, выстроив первокурсников, повели их на завтрак.

Зайдя в большой зал, Гарри направился было уже к столу Слизерина, но к нему подошел Рон. Одежда была помятой, волосы взлохмачены, на лице не смытая со вчерашнего дня клякса.

— Поттер, значит, да? — Рон посмотрел на Гарри осуждающе. — Твои родители, между прочим, оканчивали Гриффиндор, а ты… — договорить он не успел, так как к ним подошёл откуда-то Драко.

— Уизли, значит? В поношенной одежонке, в обносках братьев, и даже что такое умывальник, не знаешь, да? Что, папа с мамой так заняты были строганием детишек, что забыли манерам научить, да? — Драко смотрел на Рона с презрением.

Гарри открыл было уже рот, но тут же его захлопнул, тирада Малфоя показалась ему интереснее.

— Да как ты смеешь? Ты, сын пожирателя смерти? Мои родители хотя бы не запятнаны этим! — Рон так же скривил гримасу.

— Правильно, твои родители замешаны лишь в том, что запятнали кровь и считаются изгоями, чем же тут гордиться-то! — Малфой уже сложил руки на груди, казалось, что этот поединок ему нравился.

Но доспорить мальчики не успели, на их беду, к ним подошел профессор Снейп и, оглядев первокурсников своим цепким и колким взглядом, он монотонно и с слышной грозностью проговорил:

— Так-так, мистер Уизли, вы забыли, что такое душ? А заклинания разглаживания одежды вам также не знакомы?

Казалось, если бы взглядом можно было сжечь, от Уизли бы сейчас не осталось и пепла, профессор скривив губы в ухмылке, продолжил:

 — Минус десять очков Гриффиндору за ненадлежащий вид! — Рон насупился, но ответить что-либо не посмел и, гневно глянув на Малфоя и Гарри, ушёл к своему столу.

А тем временем, профессор уже взялся за Поттера.

— Поттер, вы настолько полюбили свою популярность, что ищите конфликты уже в зале? Чего мелочиться, может, поищите по всему Хогвартсу? А ты, Драко? Нашел, к кому цепляться. — Профессор в упор смотрел на Гарри, от чего тот готов был провалиться сквозь землю.

Он стойко держал голову и принял вызов взглядов. Снейп посмотрел еще немного и, развернувшись, ушел.

— Поттер, ты сплошная неприятность, ты в курсе? — Малфой выглядел раздраженно. — Ты мало того что ночами орешь, как истеричка, так еще умудряешься с этим… Уизли сталкиваться, как тебя вообще в Слизерин только занесло? — Малфой хмуро глянул на Гарри и пошел к столу.

Гарри лишь удивлённо посмотрел тому вслед, за всё это время, он не проронил ни звука, Гермиона, сидевшая уже за столом, наблюдала за скандалом с озадаченным видом, а когда Гарри сел рядом, девочка начала допытывать его:

— Гарри, чего Рон от тебя хотел? — спросила Гермиона с нажимом, в глазах плескался интерес.

— Решил напомнить, что Гриффиндор — самый лучший факультет и что там учились мои родители, а я лишь позорю их имя. — пробубнил Гарри, накладывая в тарелку пирожные.

— Гарри, и ты это так оставишь? Он же провоцирует тебя на конфликт. Неужели не видно? Отчего ты такой спокойный? — Девочку раздражало, что Гарри постоянно такой отрешённый.

— А чего мне нервничать? Пусть говорит, что хочет, его не воспитали как следует, он не знает, что такое общество, кроме своей семьи, и моих родителей, впрочем, как и меня, он тоже не знает. Так на что мне обижаться, Гермиона. Он просто не думает, что говорит, и тут отчасти, виноваты его родители. — Гарри постарался улыбнуться девочке, но получалось как-то криво.

— Знаешь, Гарри, я тут подумала и решила, что на рождественские каникулы, когда поеду домой, хочу съездить в Косой переулок и зайти в банк, как ты и посоветовал. Только вот проблема, одна, я, туда попасть не смогу, а родителям придется объяснять, зачем мне в банк… — девочка, решила перевести разговор в нужное ей русло, ей было интересно, что посоветует Гарри.

— Я думаю, ты могла бы сказать им правду, например? — Гарри, который не любил врать, искренне не понимал, почему нельзя рассказать всё родителям.

— Гарри, ты в своем уме? Они тогда подумают, что я их подозреваю в чем-то. Разве так можно? — девочка недоуменно посмотрела на Гарри.

— Гермиона, если ты не хочешь им говорить правду, но и врать не любишь, то тогда скажи правду, но не договаривая подробности. Я когда делал проверку крови, моя тётя…

— Стоп, извини что перебила, ты делал проверку крови? Но зачем? — Девочка удивлённо посмотрела.

— Не перебивай, пожалуйста! — Гарри хмуро глянул на девочку. — Потому что мне нужно было подтвердить, что я — это я. Так вот, ты можешь и без родителей пройти эту проверку, они пусть подождут в холле, у стойки. — ответил Гарри.

— Хм… Стоит попробовать! Мне важно узнать, кто я такая на самом деле. И если мои родители действительно маглы, то я успокоюсь, — задумчиво проговорила девочка. — Но я уверена, что всё будет именно так, — Гермиона улыбнулась ещё раз, и стала поглощать десерт.

Гарри посмотрел на неё с интересом и повернувшись к столу, он принялся за пирожные.

Так и прошла уже неделя.

В Хогвартсе, было сто сорок две лестницы. Одни из них, были широкие и просторные, другие, узкие и шаткие. Были лестницы, которые меняли направление по дням недель. Были также лестницы, у которых внезапно пропадало несколько ступеней при том, что происходило это внезапно. С дверьми было тоже интересно, некоторые не открывались, пока не попросишь их вежливо, а за какими-то были вообще стены. Запомнить расположение коридоров, лестниц, дверей и классов было сложно. Казалось, что в Хогвартсе каждый день меняется расположение кабинетов и коридоров.

С одним из призраков у Гарри сложились неприятные отношения. Ему не нравился один полтергейст по имени Пивз. Он был шутником и бедокуром, и постоянно подстраивал ловушки, это усложняло поиски нужного кабинета еще больше.

С Гриффиндорцами Гарри не общался, Рон постоянно придирался, что Гарри не нравилось вовсе. А вот школьный смотритель, мистер Филч, был еще хуже даже Пивза. Казалось, что, куда ни придешь, везде он тебя настигнет врасплох, как он это делал, Гарри не знал, но всюду натыкался на него и его странную кошку, которая была худая и облезлая, а звали её Миссис Норрис.

Трудней всего было освоить магию. Это не просто какое-то глупое махание палочкой и набор слов, а сложное и нелёгкое действо. Каждую среду, в полночь они должны ходить на астрономическую башню, изучать созвездия.

А трижды в неделю посещали оранжереи, которые находились за замком, и урок назывался травология, вела его профессор Стебель. Низкорослая полная дама. Гарри не особо любил растения. Поэтому, как такового, восторга не испытывал. Невилл же, который попал на Пуффендуй, очень любил растения, он с восторгом посещал занятия.

Самым утомительным уроком оказалась история магии, это единственный предмет, который вёл призрак профессор Бинс. Говорит он ужасно долго, монотонно и без остановки, многие просто засыпали на его уроке, а те кто, старался успеть записать за ним, путали даты и имена.

Профессор Флитвик, преподававший заклинания, был очень низкого роста, поэтому, чтобы видеть учеников, он приспособился ставить стопку книг, а сверху становиться самому. На первом уроке, зачитывая фамилии в слух и дойдя до Гарри, он воодушевленно пискнул и исчез из виду, свалившись со своей подставки.

А вот профессор МакГонагалл была такой, какой Гарри и думал, строгая женщина, но очень умная. Такой не хотелось перечить. Как раз у нее сейчас и был урок. Когда все расселись по местам, она начала.

— Трансфигурация — один из опасных и сложных разделов магии, которые вы будете изучать в Хогвартсе! — она обвела класс строгим взглядом. — На моих уроках, я требую соблюдение дисциплины. Если хоть кто-то нарушит, выйдет из класса и больше не зайдёт!

После её речи все заметно напряглись, в классе стояла тишина, лишь профессор МакГонагалл продолжала вести урок, сначала, она решила показать ребятам на практике трансфигурацию, превратив стол в свинью, а потом, обратно, все смотрели завороженно. После она дала каждому по спичке и, сказав заклинание, попросила превратить спичку в иголку, для этого нужно было просто представить её.

Мало у кого получилось сразу, оказывается, это было сложно, лишь у Гермионы вышло наполовину превратить спичку в иголку. На что девочка сидела, гордо задрав голову и задорно улыбаясь Гарри. На что мальчик улыбнулся и большим пальцем показал «класс».

Профессор МакГонагалл отчего-то не особо была рада, что у девочки из Слизерина получилось, но она, все же похвалив её, присудила пять очков факультету.

Урок у Квиррелла, напоминал больше юмористическое шоу, от него пахло чесноком, а его тюрбан выглядел нелепо. Но занятие Квиррелл старался вести со знанием дела, от чего это выглядело еще комичнее.

Вот и наступила пятница, Гарри уже без помощи мог найти нужный кабинет и дойти до зала. На завтрак он также сел с Гермионой, а напротив сел Драко.

Вот и совиная почта, подумал Гарри, заметив сов, несущих письма. Гарри заприметил сову, что когда-то принесла ему письмо, она, облетев зал, подлетела к мальчику, к лапе было привязан конверт. Гарри напрягся, он уже понимал, от кого оно… Он аккуратно отвязал от птицы конверт и, осмотрев его, не найдя ни адреса, ни надписей, убрал в карман мантии. Его уже напрягал этот неизвестный, он вёл какую-то игру, известную и понятную лишь ему самому. Гермиона удивлённо и вопросительно посмотрела на Поттера, Малфой тоже глядел с интересом.

— Гарри? — Шепотом позвала его Гермиона.

— Что?

— От кого письмо? — Гермиона озадаченно посмотрела на Гарри.

— От всё того же неизвестного… — Гарри напрягся, открываться вот так девочке он не спешил.

— А почему не откроешь? — Спросила Гермиона, недоуменно глядя.

— Потому что открою потом. — Коротко ответил Гарри. Малфой, сидевший все это время с замершей с ложкой в руке, неотрывно наблюдал за всей этой картиной, но он не слышал, о чем перешептывались Гарри и Грейнджер.

— Поттер, тебе, что, письма от поклонниц уже приходят? Шустро ты. — Блондин скептически глянул на Гарри, а на его лице появилась ухмылка.

— Драко, неужели завидный и самый желанный принц слизерина мне сейчас завидует? — Гарри с усмешкой посмотрел на Драко, от чего тот, на мгновение подзавис.

— Ну, до меня тебе далеко, Поттер. Не обольщайся слишком. — Драко нравилось препираться с Гарри, это не выходило за грани приличия. Ему нравилось, что Гарри не терялся и не летел с кулаками, а спокойно, даже с усмешкой, отвечал на выпады.

Закончив завтракать, они двинулись к классу зельеварения. Находившийся постоянно в подземельях Гарри уже привык к этому месту, он ощущал себя уже тут как дома, и даже холод и сырость не напрягали.

Ученики столпились у кабинета, тут подошёл и сам профессор, выглядел он, конечно, вблизи завораживающе, его подол мантии словно парил в воздухе, а взгляд холодный и строгий, казалось, мог убить. Когда все расселись, Снейп взял в руки журнал и стал называть фамилии, дойдя до Гарри, он остановился и глянул на того в упор, любой от такого взгляда испепеляющего вжался бы в стул, но не Гарри. Он взаимно отвечал на его взгляд, ни разу не шелохнувшись.

— Поттер, наша новая знаменитость! — С какой-то кривой усмешкой произнес профессор.

Позже, все-таки оторвав взгляд от мальчика, продолжил знакомство с классом. А Гарри задумался, от чего профессор его так невзлюбил? Что такого успел сделать Гарри, чтобы на него смотрели так, словно он его злейший враг? Гарри был в недоумении, но взгляда он не боялся. В конце концов лучше смотреть врагу в глаза и ожидать нападения, чем повернуться спиной и показать трусость.

Снейп же был удивлен, почему мальчик ведет себя так самоуверенно и совсем не боится его словно. Закончив знакомиться с классом, он начал урок. Профессор стал расхаживать по классу медленно и чуть слышно, его голос словно отзывался эхом в тишине. Никто не решался заговорить. Он, как и профессор МакГонагалл, обладал даром контролировать класс.

— Вы здесь, чтобы изучить такую тонкую и точную науку приготовления волшебных зелий и снадобий, — начал он. — Глупое махание палочкой к этой науке не имеет никакого отношения, так что многие из вас могут усомниться в том, что это вообще магия. Я не ожидаю, что вы будете в состоянии оценить красоту медленно кипящего котла с его мерцающими парами, изысканную силу жидкостей, которые пробираются по венам человека, околдовывая его разум, порабощая чувства… Я могу научить вас, как разлить по сосудам известность, приготовить славу и даже заткнуть пробкой смерть — если вы, конечно же, отличаетесь от того стада твердолобых тупиц, которых мне обычно приходится обучать.

После этих слов, тишина стала совсем звенящей, Гарри лишь в удивлении посмотрел на Гермиону, та сидела, в нетерпении ерзая на стуле. Неожиданно профессор обратился к Гарри:

— Поттер…! Что случится, если я смешаю измельченный корень асфоделя с настойкой полыни? — Снейп в предвкушении провала мальчика ожидал ответа.

Но он не ожидал, того что мальчик, уверенно поправив очки на носу, ответит на его вызов.

— Получится усыпляющее зелье, говоря другими словами, её еще называют напитком живой смерти! — Со знающим видом ответил Гарри, Снейп лишь в удивлении глянул, но продолжил засыпать вопросами.

— Хм, хорошо, Поттер, а если я попрошу вас добыть мне безоаровый камень, где вы будете его искать? — Снейп уже с интересом смотрел на мальчика, весь класс замер и с интересом наблюдали этот поединок, Гермиона во всю тянула руку.

— Безоар — это камень, который является противоядием от многих ядов, а извлекается он из желудка козы. — Гарри вновь ответил на выпад профессора, от чего тот стал еще угрюмей.

— В чем разница, Поттер, между волчьей отравой и клобуком монаха? — Задал он последний вопрос и уже сверлил мальчика взглядом.

Гарри не растерялся и все так же спокойно ответил.

— Это, профессор, одно и то же растение, по-другому его ещё называют аконитом! — Гарри, казалось, ни на йоту не нервничал и абсолютно спокойно отвечал, все смотрели с открытыми ртами, ведь то, что спрашивал профессор, не изучают на первом курсе.

Малфой, сидевший с Кребом и Гойлом, своими друзьями, лишь уставился в изумлении на мальчика. Снейп, скрипнув зубами и переведя взгляд на класс, рявкнул уже чуть громче:

— Что сидите? Вы слышали Поттера, записывайте! И да… десять очков Слизерину. — Профессор, казалось, готов был прибить каждого студента, что сидел тут, но особенно Поттера.

Этот мальчишка, оказался не так глуп. Хоть он и был на его факультете, но унизить мальчика перед всеми и тем самым погасить самоуверенность того он хотел.

После того, как все записали, Снейп разделил ребят по парам и заставил готовить простенькое зелье для исцеления от фурункулов. Он ходил по классу, шурша своей мантией, следя за тем, как ребята что-то взвешивают и нарезают, добавляя в котлы. Он раскритиковал всех, кроме Слизерина, от чего Рон гневно смотрел в сторону Гарри, тот, казалось, вовсе не видел этого и старался строго по рецепту готовить зелье, не отвлекаясь ни на что другое. Закончив урок, все стали собираться и выходить из класса, Гарри собрался последним и хотел уже выходить, как его окликнул холодный пронизывающий голос, Гарри обернулся.

— Поттер… Похвально, что вы оказались умнее своего отца! Готовились перед школой? — спросил профессор, и с интересом глядел на мальчика.

— И да, и нет. За неделю до урока готовился, сэр! А причем тут мой отец? Вы знали его? — Гарри посмотрел на Снейпа озадаченно.

— Было дело, неважно! Ладно, можете идти… И да, Поттер! — вновь окликнул он мальчика, когда тот, развернулся, чтобы уйти. — Вы всегда можете прийти, если возникнут проблемы или вопросы. И еще… Вы правы, ваш отец тут ни причём, вы отличаетесь от него, теперь это видно! А сейчас, вам пора мистер Поттер.

Гарри, недоуменно глянул на профессора, все ещё не понимая, к чему тот клонит. Пожав мысленно плечами, он поспешил покинуть класс.

Когда все уроки закончились и уже прошел ужин, Гарри вспомнил, что у него в кармане лежит письмо, которое хотелось прочесть. Попрощавшись с Гермионой и пожелав ей спокойной ночи, отправился в спальню.

Зайдя в комнату и обрадовавшись, что Малфой еще не пришел, открыл конверт, в котором лежало письмо и какой-то кулон. Гарри нахмурил взгляд, снова какая-то загадка. Делать было нечего, он открыл письмо и стал читать.

 



Liforta

Отредактировано: 12.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться