Избранный, который смог

Размер шрифта: - +

Игры и интриги

В ожидании, Гарри не заметил, как задремал и проснулся от шороха. Это вернулся Драко, на часах было одиннадцать вечера. Где тот был допоздна, Гарри не знал и, дождавшись, когда Драко уснёт, подскочил с кровати. Натянув мантию поверх формы и убедившись, что сосед спит, Гарри схватил кулон, и его затянуло в воронку.

Приземлившись на твердую поверхность и еле устояв на ногах, мальчик оглядел место, куда его занесло. Он стоял на улице, напротив какого-то мэнора: дом был большой, ворота были выкованы из очень прочной стали, Гарри стал ждать, что к нему кто-то выйдет, но отчего-то никого не было. Он подошел к воротам и коснулся их ладонью. Они отозвались вибрацией и, скрипнув, открылись. Мальчик удивился, но осторожно прошел внутрь двора.

Пока он шел, по бокам загорались фонари, а в доме уже отчетливо виднелся свет. Гарри подошел к двери и дернул за ручку, дверь открылась, пропуская гостя. Зайдя в дом, он оказался перед большой гостиной с камином и большими окнами, и над головой парила большая люстра с мерцающими лампами. Гостиная была круглой, и от неё отходило много дверей, но куда они вели, мальчик не знал.

Гарри заметно напрягся, ему было отчего-то страшно, он не понимал, где тот самый опекун и куда идти, тут перед ним, словно из неоткуда, появился эльф в накидке из хлопка с вышитым непонятным Гарри гербом на груди.

— Сэр Гарри Поттер, Ричи рад вас приветствовать, хозяин уже вас заждался, прошу, пройдемте за мной.

И эльф повел Гарри по какому-то коридору, в конце которого находилась большая массивная дверь золотого цвета, и на ней были изображены люди в доспехах. Гарри, нервно сглотнув, осторожно открыл дверь, это оказалась большая и просторная столовая, с большим круглым столом из дуба, у стены, стоял камин; создавалось впечатление уюта.

Около камина стояла фигура в мантии и капюшоне, ни лица, ни даже пол, ему были непонятны, так как человек стоял спиной к Гарри. И лишь когда неизвестный заговорил, стало ясно, что это мужчина, какого только возраста, было непонятно. Голос был мелодичным с чуть слышной хрипотцой, в комнате пахли благовония, создавая головокружительный эффект.

— Здравствуй, Гарри! — поприветствовал он мальчика.

Гарри, лишь затаив дыхание, прошел чуть вперед, и присел на кресло, потому что стоять он уже не мог.

— Здравствуйте! Сэр, извините, но могу я всё-таки узнать, кто вы? Эти игры неизвестных мне не нравятся, — Гарри напрягся и ждал ответа.

Фигура в мантии левитировала к себе бокал с вином, и неизвестный, монотонно проговорил:

— Ты обязательно узнаешь, друг мой, но сейчас, не время. Если ты узнаешь, то окажешься в ещё большей опасности, чем сейчас. Мне бы этого не хотелось, но обещаю, придет время, и я сниму перед тобой маску. Потерпи Гарри.

Он замолчал, и повернулся к мальчику, на его лице и правда была маска черного цвета. А капюшон добавлял еще большей загадочности образу, ни цвета глаз, ни каких-то примет разглядеть не удавалось, тусклый свет от камина лишь затемняет пространство.

— Расскажи лучше, как прошла неделя в Хогвартсе? Директор проявлял интерес?

Гарри ещё раз взглянул на мужчину перед ним и удивился — от неизвестного исходила неведомая сила и мощь, магия так и искрилась вокруг него. Мальчик отвел взгляд и, взяв со стола стакан с водой, ответил:

— Нет, сэр… Все было спокойно, разве что Рон только задирал, но это ерунда, могу я задать вопрос? — Гарри выжидающе глянул на опекуна и, дождавшись кивка, продолжил: — Вы знали моих родителей? Как с ними связан профессор Снейп? И кто так называемый… Волдеморт, почему он в школе, и как его не заметил директор?

— Давай по порядку: родители твои светлые люди, но беда их была лишь в том, что они доверились Дамблдору, а когда нужно было бежать, они поняли, что уже слишком поздно.

Неизвестный вновь отпил из бокала и продолжил:

— Снейп учился в одно время с твоим отцом и мамой, родители твои были на Гриффиндоре, а Снейп на Слизерине, из-за этого у Джеймса с Северусом были конфликты, причём иногда грандиозного масштаба, а твоя мать со Снейпом дружила какое-то время, но после дружба, увы, оборвалась. И да, я не знал твоих родителей лично, но могу сказать, что они знали меня. Это всё, что я могу про них рассказать, большее ты узнаешь со временем. Что касается Волдеморта — он действительно в школе, в чужом теле, но раскрыть его личность я не могу, так ты окажешься в большой беде. Пока ты не знаешь его, он тебя не тронет, ведь сейчас он охотится за философским камнем!

Гарри впал в ступор — от такого количества информации голова шла кругом, где-то позади часы пробили полночь. Гарри, обдумав, решился задать ещё вопрос:

— Хорошо, сэр, но как мне тогда к вам обращаться? Как ваше имя?

— Хм… Зови меня просто «сэр», ладно? Пока что никаких имен. Подрастешь, когда наберешься сил, тогда я расскажу тебе всё без прикрас, имя моё тебе сейчас ни к чему. Запомни только несколько вещей: твои враги — это Уизли, все из этой семьи.

Он замолчал, словно обдумывая, что сказать дальше и не сболтнуть лишнего.

— С профессором Снейпом старайся не встревать в конфликт, вообще, держись его, он не такой плохой, как тебе кажется, и он не виноват в смерти твоих родителей, просто… Просто, так всё сложилось. Малфои — это люди, живущие по условиям, выгодными лишь им, они скользкие типы, с ними будь осторожен, но они тебе не враги.

Неизвестный облокотился на спинку стула и, взмахнув рукой, на столе появился чай и вазочка с конфетами, тот словно опомнился, чтобы предложить гостю чай. Но Гарри и кусок сейчас не лез. Он пытался вникнуть, вслушаться в сказанное.

— По поводу директора всё так же, — продолжил неизвестный. — Старайся не смотреть ему в глаза, и если вдруг тебя угораздит остаться с ним наедине, прикинься дурачком и смотри в пол. Не вздумай показывать, насколько ты осведомлен в чем бы то ни было, и да… Философский камень находится на третьем этаже, не суйся туда, ладно?

Гарри в изумлении уставился на сидящего напротив мага, камень в школе? Так вот почему нельзя на третий этаж. И о чем думает директор, храня в школе такие вещи. И опекун, словно прочтя мысли, поспешил заверить Гарри:

— Не грузись этим, директор ведет игру свою, подготавливая тебя, к войне неизбежной, неминуемой войне. Но это сейчас не так важно, до этого еще далеко. А теперь, мой друг, тебе пора, я провожу тебя, — Гарри уже встал с кресла, как решился задать еще один вопрос:

— А вы? — посмотрел Гарри с вызовом, на человека напротив. — Какую игру ведете вы, и какая роль в этом у меня? — Гарри понимал, что наезжать вот так на неизвестного ему человека, еще и в его доме было высшим абсурдом, но чем черт не шутит.

— Гарри… Я лишь защищаю тебя и стараюсь помочь избежать той роли и той участи, к которой тебя готовят, я достаточно взрослый, чтобы наравне плести интриги с директором и Волдемортом, но ты ещё недостаточно умен, чтобы схватиться в поединке с ними двумя, они очень сильные и могущественные волшебники.

Опекун тяжело вздохнул и устало провел ладонью по лицу, что скрывается под капюшоном.

— Каждый из них имеет свои тузы в рукавах, и ты им не ровня. Не суйся туда, где тебя задавят, где ты проиграешь. Учись, развивайся, собирай союзников! Но пока ты не будешь уверен, что сможешь одолеть хоть одного из них, не лезь. Я попробую в этом разобраться. Давай, пойдём, я провожу тебя.

Гарри нахмурился, но понимал, что он прав, сейчас он не в силах бороться, но доверять опекуну всё ещё не мог до конца. И они вышли из дома, опекун позвал эльфа и попросил трансгрессировать мальчика в Хогвартс, в его спальню, и, пожелав Гарри спокойной ночи, пообещав, что это не последняя встреча, удалился. Эльф взял мальчика за руку и перенес его в спальню.

Перемещение Гарри давалось с трудом, его замутило, а перед глазами все поплыло. Спустя какое-то время всё прошло, а эльфа уже не было на месте. Гарри, убедившись, что Драко спит, лёг на свою кровать, сон ни в какую не шел, и он, не зная, сколько так пролежал, ворочаясь на кровати, уснул лишь под утро.

Утром всех поднял староста. Гарри, кое-как сев, отчаянно пытался проснуться. Вчерашнюю ночь он вспоминал с грустью, так и не поняв, кто такой этот опекун, про родителей так же мало чего было понятно, только то, что они доверились не тому человеку, а Волдеморт, околачивается где-то по школе, и вообще вызывал нервный тик. Гарри поднялся с постели и пошел умываться, по пути наткнувшись на Драко, тот посмотрел на мальчика скептически и с интересом, но, ничего не сказав, пошёл переодеваться.

Приведя себя в порядок и переодевшись в форму, Гарри пошел в гостиную. Там уже толпилось большинство первокурсников, к нему шла Гермиона, оглядев мальчика с ног до головы, она отвела его чуть в сторону, чтобы устроить допрос.

— Гарри, что с тобой? Ты бледный, а под глазами синяки. Ты плохо спал? — девочка смотрела обеспокоено, продолжая оглядывать парня.

— Да, все замечательно… Я… Просто не выспался, поздно лег, — врать Гарри не хотел, но и рассказывать о его приключении тоже не желал.

Они ещё пока что не друзья, но, стараясь не признаваться даже себе, Гарри понимал, что она единственная, с кем ему тут комфортно. Гермиона с прищуром посмотрела на него, но, поняв, что больше от него ничего не добьётся, отпустила его руку и, вздохнув, сказала, что пора уже на завтрак, после чего двинулась в сторону выхода. Гарри, обрадовавшись, что от него отстали, пошёл следом за девочкой.

Войдя в зал, Гарри почувствовал, что отчего-то вновь закололо шрам, он огляделся, но ничего такого необычного не заметил. Всё было как и всегда: за преподавательским столом сидели профессора, в середине директор, который посмотрел на Гарри, улыбнулся краешком губ и подмигнул. Что это было, Гарри не знал, но тут же отвел взгляд. Сев, Гарри прислушался к разговорам сидящих рядом ребят, мальчик по имени Леон рассказывал, как кто-то из гриффиндорцев пытался пролезть на третий этаж в запретное крыло. Гарри напрягся — кто именно это мог быть, он догадывался, но вот зачем, это уже другой вопрос. Рядом присела Гермиона.

— Гермиона, ты слышала, что кто-то из Гриффиндора пытался проникнуть в запретное крыло на третьем этаже? — Гарри посмотрел на девочку взволнованно.

— Нет, а кто? Да и зачем… Там же вроде ничего необычного, вроде как свалка старых ненужных вещей, в общем — хлам, а еще, там какие-то плохие призраки обитают. Это мне рассказал старшекурсник. — Гермиона гордо задрала носик и, чуть поморщившись, чихнула, отчего Гарри невольно засмеялся.

Гермиона посмотрела на него с удивлением.

—Ты смеяться умеешь? Ничего себе, впервые слышу твой смех, — и девочка заулыбалась, от чего мальчик смутился.

— О, влюбленная парочка, воркуете, голубки? — они не заметили, как напротив сел Малфой. Ребята хмуро посмотрели на него, Гарри лишь изобразил на лице ухмылку.

— Завидуешь, Драко? Ты знаешь, зависть — это один из грехов. Впрочем, чего тебе переживать, одним больше, одним меньше, — Гарри с победным ликом глянул на блондина, тот лишь засмеялся.

— Было бы чему, — фыркнул Малфой.

Прошли выходные, и наступил понедельник. Весь день ребята бегали по урокам. За завтраком к ним подошли старосты и предупредили, что сегодня будут полеты на метлах.

Прошло уже полдня, время приближалось к обеду, первокурсники вышли на площадку, где обучали полетам. Там уже стояли гриффиндорцы, громко что-то обсуждая, на земле, в ряд лежали метлы, среди этой толпы, Гарри заприметил Рона. Тот, заметив его, хмыкнул и встал в гордую позу, Гарри со всеми слизеринцами остановился в сторонке, они старались держаться подальше от львов, те были какие-то агрессивные, как сказал Малфой. Подошла уже мадам Трюк, оглядев всех своими глазами, как у ястреба, она рявкнула.

— Ну, чего стоите? Встаньте напротив метел, пошевеливаетесь! —она посмотрела на ребят и, дождавшись, когда все встали у метел, начала объяснять.

— Вытяните правую руку перед метлой, — скомандовала она, стоя перед строем. — И скажите: Вверх! — она вновь оглядела ребят, дожидаясь, когда они выполнят просьбу. Все начали кричать слова призывающие метла.

У кого-то, получалось с первого раза, и к ним в руки подлетела метла, у кого-то не получалось и вовсе. У Гарри метла прилетела лишь со второго раза. Затем мадам Трюк показала, как садиться на метлу и как держаться, ребята повторили.

 — Теперь, когда дуну в свой свисток, вы оттолкнетесь от земли, крепко схватитесь за метлу и старайтесь держать её ровно. Старайтесь не взлетать выше метра, полтора. Насчет три. Раз… Два… — но договорить она не успела.

Произошло то, чего никто не ожидал, метла Рона резко воспарила вверх и стала подниматься выше. Рон, умевший летать, пытался её выровнять и опуститься вниз, но у него не получалось. Было видно, что мальчик начал уже паниковать. Гарри, решивший, что надо бы помочь, оторвался от земли и направился к Рону. Подлетев поближе, Гарри старался не смотреть вниз, высоту он не любил. Он схватил метлу Рона и начал аккуратно опускаться вместе с ним, крепко при этом держась за свою метлу, Рон выглядел напугано и вцепился одной рукой в рукоять метлы, а второй в руку Гарри. На земле все смотрели с ужасом, мадам Трюк что-то кричала. Подлетев почти к самой площадке, Гарри отпустил рукоять метлы Рона, и тот кубарем свалился на землю. Так как высота была уже не столь большая, он не пострадал. Гарри приземлился рядом. К ним стремительно подбежала мадам Трюк.

— Поттер и Уизли! Вы сейчас же отправитесь в кабинет директора! — выглядела она грозно.

Гарри, привыкший уже к взглядам Снейпа, не обращал внимание на такие выпады.

— Эй, метла сама взлетела в воздух, я не мог ничего сделать, я умею летать! — начал оправдываться Рон. Гарри насупился, ну вот, сделаешь доброе дело и получи.

— Простите, мадам Трюк, но Рон прав. Его метла вышла из-под контроля, мне пришлось приложить усилия, чтобы опустить её до земли! И почему сразу к директору? Мы ничего противозаконного не сделали, а если вы всё же поведёте, то я расскажу, что вы в то время, когда ваш студент чуть не упал с двухметровой высоты, стояли и просто ругались, ещё и меня пытались выставить виноватым за то, что я выполнял по сути, вашу работу! — Гарри с вызовом глянул ей в глаза.

Мадам Трюк резко побледнела, а её глаза широко открылись в удивлении. Она, поняв, что крыть ей нечем, сказала, что урок окончен, и ушла. Рон, не поблагодарив даже Гарри, ушел к своим однокурсникам. Гарри, пожав плечами, отправился к своим. Драко накинулся на того чуть ли не с кулаками.

— Нет, ну тебе точно нужно было попасть на Гриффиндор. Ты либо самоубийца, либо у тебя синдром героя! А, да, точно, ты же и есть герой! — Малфой готов был рвать и метать, Гарри лишь исподлобья на него глянул, словно, что-то прикидывал.

— Малфой, угомонись уже. По-твоему, лучше, чтобы кто-то упал и разбился? Если кто-то умрёт, то школу закроют. Даже из-за такого, как Рональд. Я не страдаю благородством, но то, что учитель стояла и наблюдала, как студент летит в небо, и не пыталась даже остановить, говорит о её некомпетентности! А если бы тем мальчиком был ты? Он ведь тоже умеет управлять метлой, я в этом не сомневаюсь, она и правда была неуправляема. Что бы ты тогда сказал? — Малфой побледнел, а его серые глаза потемнели.

Он только сейчас понял всю ситуацию. И, помолчав, кивнул Поттеру. Они направились в гостиную, Гарри шел рядом с Гермионой, выслушивая тираду о том, какие учителя безответственные. Гарри резко остановился на полпути к подземельям. Девочка, не ожидавшая такого, чуть не упала. Она в недоумении уставилась на Гарри.

— Ты чего?

— Ты иди… Мне нужно кое-куда!

Гарри выглядел настороженно, он заметил, как профессор Снейп куда-то идёт, причём вид у него был напряженный. И мальчик, решил за ним проследить.

Гарри, оторвавшись от девочки, двинулся за Снейпом. Они поднимались по лестницам, и, поднявшись уже на третий этаж, Снейп завернул в странный коридор, куда никто не заходил. Гарри не спеша шел позади. Он хотел было пройти за ним дальше, но его одернул Филч, который взялся просто из ниоткуда и отправил в гостиную.

Время во всю уже приближалось ко сну. Уже прошёл ужин, все выглядели устало, Драко всё ещё не разговаривал с Гарри, отчего, тому было непонятно, Гермиона, вернувшаяся из библиотеки, несла пару книг. Мальчик, поняв, что уже хочет спать, отправился в спальню.

Гарри, лёжа на кровати, всё думал. Над словами опекуна, над тем, что на третьем этаже лежит некий Философский камень, и что за ним охотится Волд… Стоп, Гарри резко сел на кровати, зачем Снейп туда пошёл? Может, он и есть тот самый, чьё имя никто не называет? Может, поэтому он и ненавидит его? Но опекун ясно дал понять, что Снейпу можно доверять… Тогда зачем он туда ходил, что он хочет там найти? Гарри, понимая, что глаза уже слипаются, лег на подушку и уснул.



Liforta

Отредактировано: 12.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться