Избранный, который смог

Размер шрифта: - +

Никто не забыт, ничто не забыто

Утром тридцать первого июля Гарри проснулся в приподнятом настроении. Дядя и кузен уехали до середины августа к тёте Мардж, и хотя бы это время он проживёт в относительном спокойствии. Тётя с утра расстаралась, приготовив завтрак и положив на блюдце фрукты и испечённый вчера пирог.

— Доброе утро Гарри, — поприветствовала она племянника, вставая из-за стола. — С днём рождения тебя, ты прости, что я заранее не купила тебе подарок, просто я хотела купить его в Косом переулке…

Но Гарри не дал ей договорить:

— Тётя, все хорошо, у меня есть к вам одно предложение, только вот я не знаю… согласитесь ли вы? — Гарри выжидающе глянул на тётю и, словно обдумывая как сказать, начал: — Я хотел бы съездить в Годрикову Впадину на могилу к родителям, и если вы… — словно комом застрявшие в горле слова булькали в горле, из-за чего мальчик запинался и с волнением смотрел на тетю, которая поначалу удивилась, но взяла себя в руки.

— Конечно, Гарри. Только… я там никогда не была, я, честно сказать, даже не знаю, где находится Годрикова Впадина… — тетя, печально вздохнув, смахнула со столешницы несуществующую пыль.

— Тётя, я знаю, — Гарри постарался улыбнуться ей. — Я специально узнавал, это не так далеко, на автобусе часа три езды. Для меня это очень важно, чтобы вы были со мной… с мамой, — запнулся Гарри на полуслове. Тётя обняла Гарри и, улыбнувшись, погладила его по спине. Ей было нестерпимо больно, когда он говорил о родителях, она всеми силами старалась стать ему пусть не матерью, но по возможности близким человеком. Гарри уткнулся носом ей в плечо. Они так и простояли минут десять и, наконец, сели завтракать.

— Гарри, тогда давай позавтракаем и поедем. Автобус из Лондона выезжает через час, а нам ещё до станции добраться нужно, — Гарри кивнул и принялся доедать кашу.

Спустя минут пятнадцать сборов они вышли на улицу — тёплый и солнечный день добавлял чуточку тепла в сердце. Дорога до места назначения прошла быстро, Гарри рассказывал тёте о том, как они с Малфоем однажды по дикой случайности заколдовали Рона, тот, как окаменевшая статуя, прыгал по школе, пока доблестные учителя не расколдовали его. Тётя лишь покачала на это головой, мол: «нельзя так делать», и все равно улыбнулась.

Доехав до небольшой с виду деревушки, Петунья и Гарри вышли на остановке. Где находится дом родителей Гарри, они не знали, но, спросив у прохожего, — по всей видимости, жителя этой деревни, они нашли тот дом. Он был зачарован, и только маги могли его видеть, Петунья как не старалась, вглядываясь в пустое, как ей казалось место, не могла разглядеть что там такого. А Гарри видел. Из его глаз скатилась одинокая и печальная слеза, он дотронулся рукой до мемориала, на котором были высечены слова. Тётя не видела того же что и он, но поняла, что там о нем и родителях. Она положила руку на его плечо.

— Гарри… — отрывать его от скорби ей не хотелось, было тяжело и, словно — подло. Но им нужно идти дальше, а что там увидел Гарри, она решила, что спросит позже. — Нам пора идти, — Петунья прикусила краешек губы и посмотрела на мальчика. На лице Гарри не было эмоций, его взгляд был пустым. Он, словно придя в себя, посмотрел на тётю и постарался улыбнуться, но вышло криво. Он кивнул, и они отправились в сторону кладбища.

Кладбище было большим, насколько Гарри знал, в этом месте похоронены не только маги, но и магглы. Гарри и тётя стали расхаживать вдоль могил, выискивая такие родные имена. Вот они наткнулись на могилу некоего Игнотуса Певерелла. Гарри мельком лишь глянул, могила была старой и заброшенной. Они прошли дальше, на пути им встретилась также интересная могила: на тёмном, в пятнах лишайника граните выбита надпись «Кендра Дамблдор», даты рождения и смерти, а чуть пониже «и её дочь Ариана». Также на камне присутствует изречение из Библии: «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» — гласила надпись. Гарри в изумлении посмотрел на плиту. Тётя тоже посмотрела и ахнула. «Неужели у Дамблдора была семья, и они жили тут», — промелькнула мысль в голове у Петунии, она мало что знала о Дамблдоре и то со слов Лили.

Постояв так ещё пару минут и приведя в порядок надгробную плиту Поттеров, Гарри и тётя уже собирались уходить, как откуда не возьмись все небо заволокло тучами, появился сильный туман и полил дождь. Погода из солнечной и тёплой превратилась в холодную и мокрую стужу. Из этой дымки был виден еле различимый силуэт — мужчина. Неизвестный был одет в какой-то балахон, он стоял с неким посохом в руках, расписанным рунами.

Мужчина посмотрел на двух стоявших на кладбище людей: Гарри и его тётю. Гарри лишь интуитивно сжал в руках палочку, хоть неизвестный не пытался атаковать, но подстраховка никому не вредила. Мужчина какое-то время так и стоял, но, услышав, чей-то голос, он, взглянув в последний раз, исчез точно так же, как и появился. Гарри и Петунья переглянулись. Туман рассеялся, тучи ушли, вновь выглянуло солнце.

— Ч-что это было? — Петунья, не отрывая взгляд, смотрела в то место, откуда недавно исчез неизвестный.

— Н-не знаю… — также заикаясь, ответил Гарри.

Было понятно одно: мужчина был не здешний, не из этих краёв, так как палочки у него не было, которую, похоже, заменял непонятный посох. Мужчина появился внезапно, зачем и что он искал, было не ясно. Так как неизвестный даже не подошёл к ним, Петуния, пребывая всё ещё в каком-то шоке, взяла Гарри за руку и повела в сторону остановки. Пора было возвращаться домой.

Добравшись домой они, встревоженные и слегка напуганные, сели в зале — говорить и о чём-то спрашивать не хотелось. Спустя десять минут тишины, тётя все же решилась заговорить.

— Гарри, ты кушать хочешь? — тётя взволнованно посмотрела на Гарри. Мальчик, находясь всё ещё в каком-то ступоре, лишь кратко мотнул головой.

— Спасибо, тётя, я не голоден пока что… — Гарри выглядел расстроенно. У него всё не выходило из головы, что у Дамблдора, возможно, была семья. Кто тот мужчина, и почему ему и его семье воздвигли целый мемориал. Гарри надоело сидеть, и он, пожелав тёте хорошего вечера, отправился в свою комнату, и обдумать было много чего.

Дальнейший вечер проходил в спокойствии. День рождения прошёл как-то сумбурно, даже понять что-либо не удавалось. Спать не хотелось, и Гарри решил пойти на кухню, чтобы перекусить. На кухне он столкнулся с… эльфом? Тот стоял и, дрожа, как осиновый лист на ветру, большими, словно блюдца, глазами, смотрел на Гарри.

— Сэр Гарри Поттер, вам не стоит ехать в школу в этом году, — эльф начал ещё больше дрожать. Тётя сидела в своей спальне с громко включённым телевизором, поэтому на радость Гарри она ничего не слышала.

— Прости, давай для начала ты хотя бы представишься? — он посмотрел на эльфа.

— Я Добби, — проблеял эльф. — Для меня большая честь увидеться с вами, — он склонил голову в поклоне, отчего уши забавно хлопнули его по мордочке.

— Хм. Ну, допустим, — Гарри скептически хмыкнул. — И чем же обязан, Добби? — эльф потупил взгляд и словно поёжился.

— Сэр, я пришёл сообщить, что вам не стоит в этом году ехать в школу, — Добби пугливо посмотрел на Гарри, нервно теребя край надетой на тельце наволочки.

— Это ещё почему? — в изумлении посмотрел на него Гарри.

— Мистеру Гарри Поттеру грозит опасность, сэр, — и тут Добби повёл себя ещё страннее, он начал испуганно озираться по сторонам. Гарри смекнул, что эльф собрался что-то расколотить. И во время спохватился, так как несчастный Добби собирался стукнуть голову об фарфоровый чайник.

— Добби, прекрати немедленно! — рыкнул Гарри. — Сейчас же объясни, что или кто мне может угрожать? — Гарри помнил прошлый учебный год, что не такая школа и безопасная на самом деле. Эльф отпустил чайничек и посмотрел на Гарри.

— Я-я… не могу сказать, сэр… просто знайте, вам угрожает опасность! — Добби выжидающе посмотрел на парня и продолжил: — Пообещайте мне, мистер Гарри Поттер, что не поедете в школу?

Гарри понял, что если он откажется, то Добби начнёт давить, а если согласится…

— Хорошо, Добби, я обещаю, что не поеду в школу. Все? — Добби улыбнулся и закивал головой, потом откуда-то из-за пазухи достал стопку конвертов и протянул Гарри.

Гарри взял в руки эту стопку писем. Неужели Добби их перехватывал?

— То есть ты перехватывал мои письма, так?!

Добби неуверенно закивал и поспешил добавить:

— Мистеру Гарри Поттеру угрожала опасность, я хотел уберечь вас, сэр… — Добби вжал голову в плечи.

Гарри положил письма на стол, и из комнаты послышался голос тети:

— Гарри, у тебя там всё в порядке? — обеспокоенно поинтересовалась она.

— Да, все хорошо тётя, не беспокойтесь, — крикнул ей Гарри. — А ты, Добби! Рассказывай, чей ты эльф, кто тебя прислал?! — Гарри в упор смотрел на дрожащего эльфа.

— Н-никто… — проблеял он.

Сказав ещё раз, чтобы Гарри не появлялся в Хогвартсе, эльф исчез. А Гарри хмуро посмотрел на то место, где был недавно Добби. И схватив со стола стопку писем, он направился в свою комнату.

Взяв первое письмо, которое, как оказалось, было от Малфоя, Гарри усмехнулся, открыл его и прочёл:

 



Liforta

Отредактировано: 12.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться