Избранный, который смог

Размер шрифта: - +

Прогулка по воспоминаниям

Весь месяц Гарри ловил на себе осуждающие взгляды, слышал шепотки, а когда появлялся в Большом зале, то все замолкали. Это раздражало, хотелось уйти куда угодно от этих взглядов. Лишь трое людей знали о нём правду, лишь его друзья знали, что Гарри никакой не наследник. И вот, в один из дней, которые уже стали однотипными, к Гарри в коридоре подошёл Рон Уизли, и со всей своей надменностью, на которую он только был способен, попытался поддеть Гарри.

— Поттер, и ты продолжаешь разгуливать по школе? Наследник Слизерина! — выплюнул он последнюю фразу и скорчил гримасу отвращения.

— Уизли, ты окончательно сбрендил? Ты ещё скажи, что я прихвостень Волдеморта, — усмехнувшись, Гарри с каким-то неподдельным наслаждением наблюдал за выражением лица Рона. — Хочешь совет? Держись от меня подальше, а то знаешь, кто знает, может, рядом окажется змея, и я её натравлю на тебя…

Рон побелел, но спохватившись, вернул своему лицу былую надменность и с вызовом посмотрел на оппонента.

— И с какой такой радости я должен тебе верить? Ты разговариваешь на парселтанге, тут не может быть оправданий, и то, что произошло с Колином, не удивлюсь, если это твоя вина! — Рон презрительно глянул на Гарри.

— Тогда, — Гарри ухмыльнулся и с прищуром посмотрел на рыжего парня. — Тем более, держись от меня подальше, может ты и прав, и это всё же я, — и, не говоря больше не слова, Гарри развернулся и поспешил к подземельям.

По пути Гарри столкнулся с ребятами с других факультетов, которые так же смотрели с испугом и долей отвращения. Это сильно напрягало. Драко пытался связаться с отцом, чтобы узнать как у того дела, но ответа так и не дождался. Снейп же, по мнению Гарри, кидал на него немало взглядов. Гарри пытался не пересекаться с профессором, насколько такое вообще было возможно. Но на одном из уроков по защите от тёмных сил, где Снейп подменял Локонса, всё же задержал Гарри.

— Сэр? — Гарри, собравший уже сумку и готовый выйти, был остановлен профессором.

— Поттер, в чём дело? Почему, вы меня избегаете? — с напором спросил профессор.

— Простите, сэр, но почему вы так решили? — Гарри напрягся, всеми силами стараясь не смотреть прямо в глаза.

— Не прикидывайтесь, ну, я жду, — Снейп сложил руки на груди, продолжая сверлить парня взглядом.

Гарри прикусил щеку от волнения, сказать профессору о том, что он узнал, было самоубийством и, подумав, он ответил:

— Я вовсе не избегаю вас, профессор, — Гарри с вызовом посмотрел на мужчину. — Возможно, вам показалось.

Несмотря на то, что внешне Гарри выглядел спокойно, даже уверенно, внутри всё переворачивалось, сердце бешено стучало и хотелось убежать. Пусть профессор не проявлял видимой опасности, но сам факт того, что он один из прихвостней Волдеморта, не давал ему покоя. Гарри замолчал, стараясь внутренне заглушить панику.

— Что же, возможно вы правы, мистер Поттер, и я правда придал этому большон значения, но у меня к вам был ещё один разговор, — профессор ухмыльнулся и, пригласив жестом Гарри присесть на стул, сел за свой стол. — И так, я почти месяц пытался выловить вас для разговора. Мне интересны некоторые события, например, откуда у вас умение разговаривать на парселтанге? — Снейп в упор посмотрел на парня, будто вдавив его в спинку стула своим тяжёлым взглядом.

— Эм, — Гарри напрягся ещё больше, что ответить на это, он не знал. — Честно? Я и сам не знаю, сэр… — пожал плечами он.

Снейп задумчиво посмотрел на парня, из-за чего Гарри занервничал пуще прежнего, не понимая столь странного взгляда.

— Я могу предположить откуда у вас, мистер Поттер, такой навык, но это лишь предположение, — проговорил Снейп.

Гарри удивился — с чего бы профессору с ним откровенничать? Снейп тем временем продолжил:

— Ваш шрам, он беспокоит вас? — спросил вдруг мужчина.

— Нет, сэр, — мотнул головой Гарри. — Причём тут шрам?

— Есть предположение, что через шрам вам передались некоторые навыки Тёмного Лорда, — задумчиво предположил Снейп. — Иначе откуда у вас такой навык? Этот дар передаётся наследственным путём, а вы, мистер Поттер, вряд ли относитесь к его родственникам.

Гарри удивленно посмотрел на мужчину, всё ещё не понимая, как могут чьи-то умения и знания передаться через шрам? Он даже не знал, как всё было в ту ночь.

— Простите, профессор, могу я у вас спросить кое-что? — решился Гарри, затаив дыхание и дождавшись кивка, спросил: — Что же всё-таки произошло в ту ночь? — он понимал, что вот так спрашивать у Снейпа было очень рискованно — откровенничать с профессором не хотелось, но бояться не было уже сил.

«Хотел бы убить или навредить, навредил бы», — подумал Гарри. В голове крутились мысли: зачем он тогда спас его, тогда, от Квиррелла? Если он пожиратель смерти и напал тогда на своего хозяина, то в чём был смысл? Гарри не мог понять, какую игру ведет этот тёмный профессор, который, казалось, ведёт даже двойную игру не по правилам. Если про того же Локонса было всё понятно, то с Снейпом было сложнее, этот человек никогда не улыбается, говорит расплывчато, но в то же самое время прямолинеен, и никогда не знаешь что от него ждать. Это настораживало Гарри и в тоже время заинтересовало. Доверять ему больше не было каких-либо причин, особенно когда Гарри узнал, кто такой Снейп. Удивляло больше то, почему опекун ему доверяет? Он ведь знает о профессоре не мало, Гарри был в этом уверен.

— Не знаю, мистер Поттер, — проговорил он. Гарри показалось, что в глазах преподавателя мелькнула печаль. — С этим вопросом вам к директору, он знает больше, — проговорил мужчина. — А сейчас, идите, мистер Поттер, не знаю почему вы вдруг стали сторониться меня, но я вам не враг, будьте уверены.

Гарри потупил взгляд и, встав, покинул класс.

Школа казалась пустой, так как многие уехали на рождественские каникулы. На втором этаже, где находился пустующий туалет с небезызвестной Плаксой Миртл, на Гарри налетела Джинни. Девочка выглядела совсем напуганной: волосы и одежда были мокрыми, откуда девочка так бежала было непонятно.

— Джинни? — удивлённо спросил Гарри.

— Г-гарри… — заикаясь, пробормотала испуганная девочка. — Я, мне… — она явно терялась, не зная, что сказать.

— Джинни, — послышалось где-то сзади — это шёл один из близнецов Уизли, только который, непонятно. — Ты что тут делаешь? А, — заметив Гарри, посмотрел парень на него. — Привет, Гарри, что происходит?

— Откуда мне знать? Я шёл и случайно наткнулся на твою сестру, которая чуть не снесла меня, — ответил Поттер.

— Джинни, что ты тут делала? — поинтересовался парень у своей сестры.

Девочка сжалась ещё больше под таким напором, старший Уизли продолжал смотреть на девочку, и положив руку ей на плечо, он сжал его, и повёл её в гостиную Гриффиндора, поблагодарив Гарри они удалились.

Гарри, всё ещё недоумевая, прошёл туда, откуда выбежала девочка. Около самого туалета, он заметил воду на полу и, стараясь двигаться осторожно он направился к туалету, откуда доносился негромкий плач. Гарри напрягся и, открыв дверь с табличкой «туалет не работает», вошёл внутрь, задрав предварительно подол мантии, чтобы не намочить.

В туалете царила тьма, свечи смыло потоками воды, заливающей стены и пол.

— Миртл? — позвал тихо Гарри.

— Кто там? — отозвалась Миртл, шмыгая носом. — Пришли снова кинуть в меня что-нибудь?

Гарри подошёл к кабинке, из которой доносился голос.

— А почему я должен что-то в тебя швырять? — недоумённо поинтересовался Гарри.

— Откуда мне знать? — проговорило приведение, появляясь из сливного бочка с очередной волной, которая обрушилась на пол. — Я тут сижу, никому не мешаю, и тут в меня начинают швыряться книгами!

— Но с тобой же ничего не случится, — резонно заметил Гарри.

Сказав это, Гарри пожалел о сказанном. Миртл взмыла к потолку и завопила своим писклявым голосом.

— Значит, надо швыряться в бедную Миртл? Она же всё равно ничего не чувствует! Приз тому, кто попадёт мне в голову, отличная игра, вот только мне она не нравится!

— А кто швырялся-то? — спросил Гарри, примерно уже догадываясь.

— Понятия не имею! Сижу себе в унитазе, предаюсь грустным мыслям о смерти, как эта штука пронзает мою голову! — Миртл свирепо посмотрела на Гарри. — Вон она, под раковиной, туда её смыло, — указала пальцем она в сторону раковины.

Гарри подошёл к раковине и присел на корточки. В воде плавала небольшая тетрадка. Она была в чёрной потрёпанной обложке и мокрая насквозь, как и всё в туалете. Гарри прикусил губу, думая, взять её или нет. Он видел такую же тетрадку у Джинни, может, это она её выкинула? Но зачем? Гарри, переборов себя, взял в руки эту странную тетрадку.

По выцветшей дате полувековой давности Гарри понял, что тетрадка является дневником. Открыв странный дневник на первой странице, можно было разобрать едва различимую надпись, инициалы — Т.М. Реддл было написано расплывающимися чернилами.

Страницы дневника были абсолютно чистыми, без каких-либо надписей или пометок, словно им никогда не пользовались. Гарри также подметил, что дневник явно куплен в маггловском мире, потому как, на обратной стороне дневника был адрес где был куплен дневник, «Воксхолл-Роуд, Лондон». Подумав, что разберётся с ним позже, он убрал его в карман мантии и поспешил покинуть туалет.

Весь вечер Гарри не видел Гермиону, он стал даже нервничать, обычно она в это время всегда была в гостиной. Найдя Малфоя, Гарри решил спросить у него.

— Драко, ты не видел Гермиону? — Драко, сидевший в кресле с какой-то книжкой, недоумённо посмотрел на товарища.

— Нет, возможно, она как и всегда — в библиотеке, — мудро заметил Драко.

Гермиона часто там пропадала, это так, но в пять вечера она обычно всегда возвращалась.

— Возможно, нужно сходить и посмотреть, — Гарри развернулся было к выходу, но его перехватил Драко.

— Подожди, чего ты так паникуешь? Раньше ты так не беспокоился, что она где-то задерживается, — прищурившись, Малфой посмотрел на Гарри.

— Может потому что, Драко, в школе участились случаи нападения и тот же Колин, ещё не очнулся! — подметил Гарри и, ничего не говоря, покинул гостиную.

Малфой тяжело вздохнув, вышел за ним вслед, под сопровождение подозрительных взглядов сокурсников.

Когда ребята пришли в пустую библиотеку, в которой сидели те редкие ученики, кто не отправился на каникулы, Гарри прошёлся взглядом по помещению, ища знакомую макушку. Но всё, увы, было безрезультатно, девушки тут не оказалось.

— Как думаешь, куда она делась? — спросил Гарри, пока они шли по коридорам, заглядывая в каждый класс.

— Понятия не имею, Гарри, — отозвался блондин.

Когда ребята проходили мимо одного из классов, к ним навстречу вышла Гермиона.

— Ну, наконец-то, Грейнджер, где тебя носит? — возмутился Малфой.

Гермиона устало посмотрела на друзей и мотнула в сторону двери, ведущей в класс.

Зайдя внутрь, недоумевающие Гарри и Драко присели на стулья, озадаченно смотря на подругу.

— Я перерыла всю библиотеку, всё, что можно было бы найти про василиска. Я нашла пару книг, но все они в основном о том, какие зелья можно сварить из его яда или что можно сделать из шкуры, — разочарованно проговорила девушка. — Что-то известно про Колина? Он поправился?

Гарри и Драко лишь грустно замотали головами, Гермиона, казалось, поникла в край.

— А зачем тебе вообще искать информацию про василиска? — всё-таки решился спросить Гарри.

— По-твоему, учителя ринутся нас всех спасать, Гарри? — спросила Гермиона. — Отчего же они сейчас все сидят, словно ничего не произошло? Да, нужно дождаться, когда зацветёт Мандрагора, но это будет аж весной!

— Да… — протянул Малфой, задумчиво водя пальцем по губе. — Может, сообщить куда?

Гарри на это лишь фыркнул, и они с Гермионой переглянулись.

— Драко, по твоему кто-то нам позволит? Я слышала, что письма нынче перехватывают, и вообще, сама школа перестала быть безопасной, — подытожила с горечью она, сокрушительно покачав головой.

— Она права, и да, я хотел вам кое-что показать, — проговорил Гарри, вытаскивая из кармана найденный дневник. — Вот, я нашёл его сегодня в закрытом туалете, где обитает Плакса Миртл, — он протянул дневник Гермионе, девушка озадаченно посмотрела на находку.

— Реддл? — спросила девушка, смотря на инициалы. — Где-то я уже видела эту фамилию, только вот где… — она задумчиво разглядывала книжку, Малфой тоже склонился над плечом девушки.

Драко широко распахнул глаза, и его, без того бледное лицо, стало бледнее ещё больше, он в шоке посмотрел на ребят, Гарри и Гермиона недоуменно посмотрели на блондина, что же его так шокировало?

— Эта вещь, — дрожащей рукой Малфой показал на дневник. — Была у моего отца, точно такая же. Он строго настрого запрещал его трогать, даже просто прикасаться, это какой-то очень тёмный артефакт, — Драко стукнул Гермиону по руке, отчего дневник упал на пол.

Гарри удивлённо посмотрел на Драко, не понимая, как такое возможно, но потом он вдруг вспомнил короткий момент в книжном.

— Как он тут оказался? — спросил Драко.

Гарри, покачав головой, взял в руки дневник, Гермиона лишь прикрыла рот рукой, с ужасом наблюдая за действиями друга.

— Мне кажется, — начал Гарри свой монолог, покручивая дневник в руках. — Кто-то подкинул маленькой Джинни эту тетрадку, а она, поняв, что в ней, возможно, ничего интересного, выкинула его в туалет. Или он стал как-то пагубно влиять на неё, раз ты говоришь, что это тёмный артефакт, — заключил Гарри.

Драко в удивлении посмотрел на парня.

— И под этим «кем-то», — сделал акцент он. — Ты подразумеваешь, что это мой отец или я? — Драко нахмурил брови.

— Нет, — отмахнулся Гарри. — Но подумай, кто мог у вас украсть такую вещь? — спросил он.

Драко задумался, но выражение его лица было всё ещё грозным.

— Вот, — продолжил Гарри. — Следует вывод, либо твой отец, либо… эльф.

— Поттер, — возмутился Драко. — Какой к черту эльф?

— Тот, который приходил ко мне летом, — ответил Гарри. — Но я не утверждаю, это лишь предположение, а иначе как он мог оказаться у Джинни?

— Кстати, — подала голос Гермиона, — а причём тут Джинни?

— Я столкнулся с ней перед этим туалетом, — пояснил Гарри. — И уже видел у неё этот дневник ранее, просто я думал, что это её, — пожал он плечами. — Драко, ты не знаешь кому принадлежал этот дневник?

— Нет, — мотнул головой блондин. — Отец со мной не откровенничал, просто предупреждал, чтобы я его не трогал. Ты зачем его взял, не боишься, что он может повлиять и на тебя?

— Ну, Джинни вроде жива и здорова, и я хожу с ним уже полдня, — ответил Гарри.

Спустя минут пять ребята покинули класс и пошли в Большой зал на ужин. На рождество Драко остался в школе, ехать домой он не хотел, Гермиона тоже решила остаться, родители под защитой, беспокоиться да и светиться не стоило, поэтому она списывалась с ними через письма.

Зал украсили на славу. Везде стояли большие ели, утопающие в разноцветных огоньках, а под потолком сияли звезды, образующие самые разнообразные созвездия. Гарри с ребятами прошли к своему столу. Все, кроме слизеринцев, провожали Гарри косыми взглядами. Хоть он и привык уже, но всё равно было неприятно. Драко, как и всегда, надменно смотрел на всех, гордо задрав подбородок.

После ужина, когда те, немногие на Слизерине, кто остался в школе, отправились в спальни, Гарри с Драко и Гермионой присели вокруг столика. Достав дневник, ребята стали его рассматривать, листать страницы, Гермиона даже попробовала дезиллюминационные чары. Все были удивлены тем, что он пустой. Что Джинни с ним делала, и почему она его выкинула? Посидев ещё с минуту над странной головоломкой, Драко и Гермиона пошли спать, а Гарри сказал, что подойдёт позже.

Оставшись наедине со странной тетрадкой, Гарри достал перо и чернила и, подумав, решил написать там хоть что-то.

«Привет, меня зовут Гарри Поттер!» — написал он первое, что пришло в голову.

Сначала ничего не происходило, Гарри даже подумал, что ерунда всё это, но тут внезапно слова, что написал Гарри пропали, и на их месте появились другие.

«Привет, Гарри Поттер. Меня зовут Том Реддл. Как к тебе попал мой дневник?» — гласила надпись. Гарри не на шутку испугался, стало ясно — дневник волшебный. Подумав, Гарри всё же решил пообщаться с ним.

«Кто-то выбросил его в унитаз».

Ответное сообщение от Реддла не заставило себя ждать.

«Хорошо, что я записал воспоминания не чернилами, а более надёжным способом. Я ведь знал, что это были люди».

Волнуясь, Гарри прикусил губу, а перо непослушными завитками выводило новые слова.

«Что это значит?» — написал Гарри и стал ждать ответа.

«Этот дневник хранит записи об ужасных событиях, окутанных покровом тайны. Они произойти много лет назад в Школе чародейства и волшебства «Хогвартс».

«Я как раз здесь и нахожусь», — быстро писал Гарри. — «В Хогвартсе опять творятся ужасные вещи. Тебе что-нибудь известно про Тайную комнату?»

Реддл не замедлил ответить, почерк у него стал беспорядочным, словно собеседник торопился высказать свои мысли.

«Разумеется, известно. В мое время нам говорили, что это легенда, что ее нет, но это была ложь. На пятом году моего обучения Комнату открыли, монстр вырвался на свободу, напал на студентов и убил одного. Я поймал человека, открывшего Комнату, и его исключили. Директор школы, профессор Диппет, очень стыдился, что подобное могло произойти в Хогвартсе, и запретил мне говорить об этом правду. Дело представили так, будто девушка погибла из-за несчастного случая. А меня наградили красивой доской с гравировкой и велели впредь держать язык за зубами. Но я-то знаю, это может опять повториться — ведь монстр еще жив, а тот, кто способен освободить его, по-прежнему на свободе».

Гарри напрягся, кто это может быть, если сам Волдеморт безвольный дух, а кроме него на странном языке может говорить только Гарри. Он решил всё же спросить:

«А кто этот человек?»

Гарри затаил дыхание.

«Я могу тебе его показать, если хочешь», — откликнулся Реддл. — «Одних моих слов недостаточно. Но я мог бы ввести тебя в свою память на ту ночь, когда я его поймал».

Гарри терзали сомнения. Перо замерло над дневником. Что значат слова Реддла? Как можно попасть к кому-то в память? Он бросил тревожный взгляд на входы в спальни. В гостиной сгущался мрак. Он снова обратил взор на дневник. Там стояли слова:

«Позволь же ввести тебя в мою память».

Гарри помедлил еще долю секунды и написал всего две буквы:

«ОК».

Страницы дневника замелькали, словно подхваченные сильным ветром, и остановились на середине июня. Открыв рот, Гарри наблюдал, как страничка тринадцатого июня превратилась в крохотный телевизионный экран. Дрожащими руками он поднес дневник поближе к глазам, миниатюрное окно внезапно расширилось. Его потянуло внутрь. Гарри почувствовал, как тело оторвалось от дивана, и он головой вперед вышел сквозь открытую страницу в водоворот красок и теней.

Ноги стукнулись о твердую почву; тряхануло, но он устоял, и размытые очертания окружающего стали отчетливы. Гарри сразу понял, где он находится. Круглая комната с дремлющими на стенах портретами — кабинет Дамблдора. Но за знакомым столом сидит не Дамблдор. Высохший, болезненного вида волшебник, лысый, если не считать нескольких клочков седых волос, читает письмо, освещенное пламенем свечи. Гарри никогда раньше этого человека не видел.

— Простите, сэр, — неуверенно проговорил Гарри, подходя к столу.

Но мужчина его вовсе не замечал, продолжая что-то читать. Гарри провёл рукой перед его лицом, но тот никак не отреагировал. Мужчина встал из-за стола и прошёл к окну, где солнце уже садилось за горизонт. Гарри осмотрелся — в кабинете Дамблдора он был лишь раз. Когда они сцепились с Роном, тогда Гарри повезло, его отмазал Снейп. Но сейчас кабинет выглядел чуть иначе, чем при Дамблдоре. Пожилой волшебник, пройдя по кабинету, сел обратно за стол, сложив руки в замок и пристально смотря на дверь — он кого-то ждал.

Дверь кабинета отворилась и на пороге возник юноша, примерно лет пятнадцати, чуть вьющиеся каштановые волосы и слизеринская форма.

— А, мистер Реддл, — поприветствовал вошедшего мужчина. — Проходите, я как раз читал ваше письмо, — он указал на стул напротив.

Реддл взволнованно посмотрел на директора, нервно теребя край рукава мантии.

— Да, профессор Диппет, я хотел вас попросить об одном одолжении, могу я остаться в школе на каникулы? — парень посмотрел выжидающе на профессора.

Гарри с интересом наблюдал, не понимая до конца что тут происходит, но решил, раз он не видим, и возможно это и есть воспоминания этого Реддла, он должен их увидеть.Может, тут, он и увидит того самого «наследника».

— Мальчик мой, — сокрушительно покачал головой директор. — Я бы рад, но после случившегося, боюсь, что школу вообще могут закрыть, — Диппет грустно посмотрел на парня, говоря всем видом, что он бессилен.

— Вы о тех нападениях, сэр? — задал Реддл вопрос.

— Да, мистер Реддл, сейчас ведутся проверки, мне попросту связали руки, я ничего не могу сделать, — развёл он руками.

— А что, если найдут виновного и чудовище? — спросил вдруг парень.

Гарри подошёл ближе, неужели парень знает, кто это наследник? Стало ещё интереснее, и Гарри ловил каждое слово.

— Если найдут, тогда всё вернётся на свои места, но пока мы все в шатком положении, Том… — проговорил директор, чуть кашлянув. — А сейчас иди, уже давно пора спать, — улыбнулся он доброжелательно и махнул рукой.

Реддл соскользнул с высокого стула и вышел из комнаты. Гарри последовал за ним. Они спустились по винтовой лестнице и вышли в полутемный коридор к горгулье. Реддл остановился — было видно, что он о чем-то напряженно размышляет: он покусывал губу, на лбу залегла морщина. Потом, словно придя к какому-то решению, Реддл бросился прочь. Гарри неслышно помчался вслед. По дороге им не встретилось ни одной живой души, и только в холле рослый волшебник с огромной копной рыжеватых волос и такой же бородой окликнул Реддла с мраморной лестницы:

— Том, почему вы гуляете в такое время?

Гарри посмотрел на мужчину и чуть не осел на пол. Перед ним стоял никто иной, как сам Дамблдор, вот только гораздо моложе. Том напрягся и, прикусив губу, невинно посмотрел на профессора.

— Профессор Дамблдор, — учтиво поздоровался с ним Том. — Добрый вечер, а я как раз иду от директора, — улыбнулся он.

Гарри, казалось, даже не дышал, настолько этот разговор казался напряжённым. Профессор Дамблдор посмотрел на Тома с подозрением, заведя руки за спину.

— Ладно, тогда иди спать, — кивнул он парню. — Сейчас небезопасно ходить по коридорам, после того как… — Дамблдор тяжело вздохнул и, пожелав Тому спокойной ночи, пошёл дальше.

Том дождался, пока тот скрылся из виду, и со всей быстротой поспешил вниз, по каменным ступеням в подземные помещения. Гарри следовал за ним по пятам. Но, увы! Реддл повел его отнюдь не в хитроумно замаскированный проход или секретный тоннель, а в тот кабинет, где Снейп учил их варить зелья. Факелы не горели, Том прикрыл дверь, оставив узкую щелку, и Гарри видел только его одного, неподвижно проникшего к двери и наблюдающего за коридором. Гарри показалось, что они стояли так чуть ли не час. Том Реддл всматривался в узкую щель, обратившись в каменное изваяние. И как раз тогда, когда Гарри совсем отчаялся и уже хотел поискать возможности возвратиться в настоящее, с той стороны двери послышались чьи-то шаги. Гарри отчетливо уловил, как человек миновал дверь, за которой они стояли. Реддл беззвучно, как тень, выскользнул в коридор и двинулся следом; Гарри на цыпочках за ним, забыв о том, что уж его-то никак нельзя услышать. Минут пять они крались за таинственными шагами, пока Реддл вдруг не замер на месте и не повернул голову в направлении каких-то новых звуков. Совсем рядом, где-то за углом, раздался скрип отворяемой двери, и кто-то заговорил хриплым шепотом:

— Ну же, давай, иди скорее, — приговаривал неизвестный шёпотом. — Давай, ну? Вот, молодец, давай в коробку.

Реддл неожиданно вышел из-за угла. Гарри тоже сделал два-три шага и остановился сзади. Ему стал виден силуэт здоровенного парня, присевшего напротив открытой двери, у которой находился громадный ящик.

— Рубеус, здравствуй, — поздоровался Том.

Великан захлопнул ящик и выпрямился.

— Том, что ты тут делаешь? — спросил Рубеус, становясь впереди ящика, закрывая его собой.

Реддл подступил ближе.

— Всё кончено, я поймал тебя, бесполезно отпираться, — ухмыльнулся Том.

— Что кончено?

— Я думаю, ты никого не замышлял убить. Но из чудовища мирного домашнего зверька не сделаешь. Ты выпустил его просто для разминки, чтобы он немного побыл на свободе…

— Он никогда никого не убивал! — закричал высокий парень, стараясь вплотную встать к ящику. Из-под крышки доносилось странное шуршание и пощелкивание.

— Слушай, Рубеус. — Реддл подошел ближе. — Завтра приедут родители погибшей девочки. Самое меньшее, что Хогвартс может сделать для них, — убедить, что тварь, убившая их дочь, уничтожена…

— Это не он убил! — загремел парень. Его голос громким эхом прокатился по темному коридору. — Он… нет, он никогда… он не может!

— Отойди в сторону, — приказал Реддл, вытаскивая волшебную палочку.

Заклинание осветило подземелье яркой вспышкой огня. Крышка ящика за спиной верзилы распахнулась с такой силой, что его отбросило к противоположной стене. И глазам Гарри предстало чудовище, при виде которого он вскрикнул, но, к счастью, беззвучно. Огромное, приземистое, мохнатое тело, неразбериха бесчисленных черных ног, мерцание множества глаз и пара острых как бритвы жвал — не то скорпион, не то паук огромных размеров. Реддл снова поднял волшебную палочку, но опоздал. Спасаясь бегством, чудище перекатилось через него, пронеслось по коридору и пропало из глаз. Реддл с трудом поднялся на ноги, глядя ему вслед, опять взялся за палочку, но великан прыгнул на него, вырвал палочку и, швырнув Реддла на пол, дико заорал: «Не-е-е-т!»

Происходящее закружилось в глазах Гарри, и сейчас же наступила тьма. Гарри куда-то провалился и плашмя приземлился на диван в гостиной Слизерина, а дневник Реддла всё так же лежал на столе. Гарри тяжело дышал, в глазах всё кружило, к горлу подступал ком. Неужели это Хагрид? Да нет, быть такого не может, просто не может… Гарри облокотился на спинку дивана, прикрыв ладонями лицо. Всё, что он увидел казалось или бредом, или галлюцинацией, и верить в виновность Хагрида не хотелось, он же и мухи не обидит. Гарри сидел и думал о том, что он увидел, стараясь переварить всё случившееся.



Liforta

Отредактировано: 12.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться