Избранный, который смог

Размер шрифта: - +

Фиделиус

— И что теперь? — спросил Гарри, чуть успокоившись и смотря на покровителя.

— Для начала, Сириус, ты пойдёшь и приведёшь себя в порядок. А мы с Гарри, отправимся по делам, нужно же с чего-то начинать, — фигура в плаще взмахнула рукой, указывая Блэку направление.

— Пошли, Гарри, я покажу тебе кое-что.

Гарри кивнул и послушно направился за опекуном. Они пошли извилистыми путями, по лабиринту коридоров, по бокам которого были дубовые, кремового цвета двери. Складывалось такое ощущение, что дом менял планировку каждый раз, когда они проходили за поворот. Вот, они спустились по красивой мраморной лестнице, перед ними оказался большой зал, также сделанный из мрамора и белого камня, который так и переливался в свете свечей. Мужчина провёл парня дальше, в самую глубь комнаты, где стояла ещё одна двустворчатая дубовая дверь, в которую они и прошли. Гарри изумился, поражаясь красотой зала, куда провёл его опекун. Это была светлая комната, посреди неё стоял большой камень, там же стояла пиала и лежала толстая книга.

 — Сейчас, мы с тобой проведём один ритуал, не бойся, он никак тебе не повредит. Ты очистишься, спадут все блоки, и затем мы прольём немного твоей крови на этот родовой камень, — пояснил мужчина.

Гарри удивлённо посмотрел на него, — зачем и для чего это было нужно, — он не понимал.

— Сэр, но зачем? — спросил мальчик.

— Затем, мой друг, ты же хочешь чтобы тобой не смогли манипулировать? Чтобы твои силы стали больше? — он взмахнул рукой, и в эту же минуту камень окружили свечи. — Не бойся, тебе это никак не навредит, просто пару дней будет немного не по себе, в остальном же, станет лучше буквально через два-три дня, — объяснил опекун.

— А что потом? — спросил с волнением Гарри.

— После ритуала мы с тобой сделаем ещё кое-что с твоим домом. Да, Гарри, он по праву твой, твои родители тут не жили, потому что были под влиянием директора. Который, к слову, говорил им что-то вроде «тут не безопасно, вас раскроют…», что само по себе глупость! — в сердцах проговорил мужчина.

Гарри задумался, всё было как-то совсем странно и запутано. Почему они так верили директору? И зачем Дамблдору вообще было подставлять их, что они ему сделали? А, может, они знали что-то очень ценное? Или владели чем-то важным?

— Сэр, а для чего директор так поступал? Что мои родители сделали ему, что он их откровенно подставил? Из ваших слов я понял, что они ему доверяли, так к чему же он их так завербовал? — Гарри с интересом посмотрел на мужчину, пока тот раскладывал на камне последние необходимые составляющие.

— Гарри, я не уверен, что сейчас подходящее время, — проговорил покровитель.

— Знаете, у вас талант выкручиваться, — подметил Поттер, с неким раздражением смотря на мужчину. — Только давайте так: я вам ведь доверяю, ладно, не рассказывайте мне всё, возможно, я сейчас не готов, но хоть это я могу услышать? Что такого сделали родители, раз их возненавидел директор?

Послышался шумный выдох, и мужчина оставил попытки разложить вещи.

— Если коротко, то власть, Гарри. А так, он любил манипулировать людьми, да чего уж там, он и сейчас это любит. Вот только если Лили и правда свято и бескорыстно заглядывала тому в рот, то Джеймс оказался на порядок умнее и прознал про махинации Дамблдора. Когда ему удалось убедить в этом и жену, которая в то время уже была беременна, то понятное дело, бежать было некуда.

Опекун облокотился бедром о камень, чувствовалось, что ему дается тяжело этот рассказ.

— Потом они узнали о пророчестве. Опять же, насколько оно подлинное и относится именно к тебе — непонятно, но директор смог убедить Лили в том, что это пророчество именно о тебе. А она, как и любая мать, при словах об угрозе ребенку, уже не способна размышлять логично. Если Лили была затуманена этим, то вот Джеймс видел все куда трезвее, он понимал, в какую пропасть их тянет Дамблдор, — продолжал объяснять опекун.

Гарри, не перебивая, слушал мужчину. Вся картина приобрела хоть какие-то краски, он, затаив дыхание, как завороженный слушал его. Тем временем, покровитель продолжал свой длинный монолог.

— Ладно, Джеймс поддался истерикам Лили, понимая, что Дамблдор знал, на что надавить и как повлиять на женщину. Разрушать свой брак он не хотел, потому, он просто согласился с Лили, которая предлагала наложить на дом фиделиус. Директор, понятное дело, предложил в качестве хранителя тайны себя, но и тут Джеймс настоял, чтобы этим кем-то стал Сириус. В свою очередь, Блэк ляпнул глупость, мол, на меня сразу подумают, пусть это будет Питер, он ведь у нас серая мышь, никто не подумает на него. Но, как оказалось, этот Петтигрю в итоге и сдал вашу семью.

Мужчина был напряжен, это ощущалось.

— В общем, если это всё, то давай лучше продолжим, времени и так мало, — поспешил отмахнуться от объяснений опекун.

— Постойте, а кто этот Петтигрю, и где он тогда, раз жив? — нахмурился Гарри.

— Гарри, время, помнишь? — раздражённо напомнил мужчина.

Пришлось замолчать, возможно, крестный объяснит немного позже.

Под чутким руководством опекуна Гарри порезал ладонь и, поднеся ее к родовому камню, слегка провёл окровавленной ладонью по чуть шероховатой поверхности. Кровь тут же впиталась и пропала, Гарри накапал немного своей крови в пиалу, в которую, впоследствии, опекун добавил какое-то зелье, что-то бормотал, предположительно, заклинание.

Позже камень обдало свечением, появились какие-то руны, и опекун, продолжая что-то говорить на непонятном для Гарри языке, выписывал также какие-то руны на камне, затем дал Гарри книгу и попросил также прочесть строки. Гарри посмотрел на страницу с текстом и, глупо говоря, ничего не понял. Затем, на странице, рядом, проступили слова, но уже на родном и знакомом ему языке.

Проделав всё, что требовалось, Гарри слегка обдало ветерком, по телу прошёл разряд, пол под ногами словно уходил куда-то в сторону. Стараясь не упасть, мальчик удержался о стену, — странное было ощущение, не знакомо ему ранее.



Liforta

Отредактировано: 12.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться