Избранный, который смог

Размер шрифта: - +

Семейная идиллия

Две фигуры в мантиях сидели на бетонном холодном полу. Лунный свет дорожкой простилался между ними, одинокая свеча с трепещущим огоньком стояла в стороне; двое словно вовсе не обращали на нее внимания, склонившись над толстой книгой. Девушка что-то оживленным шепотом яро доказывала, ее тонкий пальчик ткнул в одну из страниц толстого фолианта. Юноша, хмыкнув, пытался доказать обратное, опровергая все возможные аргументы. — Блейз! — наконец, не выдержала Гермиона, с укором посмотрев на парня. — Мне кажется, что это абсурдная идея. Гарри ни за что на это не согласится! В ее карих глазах отразился всполох пламени, а парень задорно улыбнулся, в его глазах плескался азарт, переходящий во что-то похожее на безумие. — А кто его будет спрашивать, Грейнджер? Он не дурак, должен понимать, что на носу война, хотим мы этого или нет. А он, уж прости, важная в ней фигура. А так как мы его… армия, — он криво усмехнулся. — То мы так или иначе идем к нему в комплекте. Прошу, не забывай, что там, по ту сторону баррикад, родители некоторых из нас… и твои, тоже! — Они мне не родители! — горячо заявила Гермиона, крепко сжав края книги, отчего костяшки на пальцах побелели. — Я их знать не желаю. — Тогда, ты понимаешь, что они наверняка попытаются тебя убить за неповиновение… — с некой горечью, грустью и досадой проговорил Забини. — Тебе придется разучивать эти заклинания, Гре… Гермиона. На войне, с присловутым экспелиармусом или петрификусом ты не выживешь! Девушка понурила голову. Она понимала что сейчас Блейз прав, определенно прав. В душе саднила эта обида на биологических родителей — они ее бросили, предпочли ей темного Лорда, жалкую полукровку, психопата, решившего сотворить правосудие. Да кто он ровным счетом такой? Никто. Но разве кто-то из пожирателей об этом задумывался? Возможно да, но метка… метка, что их так держала и не отпускала, заставляла повиноваться и идти, идти на смерть. Они сами решили, они сделали свой выбор. Больше всего Гермионе было досадно, что выбор сделали и за детей, не спрашивая мнения оных. Она яро считала себя дочерью маггловских родителей и не разу не подумала иначе, даже когда узнала правду. Они не виноваты. За них решили. Блейз раскладывал на полу невесть откуда взявшиеся минералы, каждый из которых светился нежно-голубым светом, от них исходило тепло. Выставив по периметру небольшой комнаты свечи, Гермиона взяла в руки книгу. Азарт захлестнул ее, накрыл с головой, адреналин ударил в голову, она сейчас походила больше на представительницу безумных Блэк, нежели на мирную и добрую Гермиону. Блейз с интересом наблюдал за ней, он видел этот блеск в глазах, эту жажду темного наречия, эту власть над темной стихией, ее кровь словно впитала это, изменяя суть. Забини восхищался ей, и где-то там, в душе, глубоко-глубоко, тлела приятная надежда когда-нибудь стать с ней чем-то большим, чем друзьями, большим, чем соратники, больше, чем союзниками… Гермиона посмотрела на товарища, что сидел в позе лотоса, спокойно смотря перед собой. Он с непоколебимостью, вместе с девушкой, начал читать наречие на латыни, слова эхом разносились по комнате, что, отскакивая, растворялись в воздухе. Свечи вспыхнули, пламя поднялось на пару сантиметров ввысь, обжигая напряженный и без этого воздух. Слова впитались, руны заискрили в книге, очерчивая контуры ярким всполохом пламени. Никто в эту ночь не вернется в спальню прежним, они изменились, они смогли. — Нет, Гарри точно нас убьет, — с досадой заключила Гермиона, ей было стыдно, что они за спиной их лидера провернули такой обряд. — Блейз, я надеюсь, ты знаешь, что делаешь! — Грейнджер, угомонись. Все будет хорошо! Мы ничего противозаконного не сделали, — уверил он ее. — Ну да, всего-то, подумаешь, повысили уровень своей силы и усилили магическое ядро с помощью древней темной магии, пф… — пробурчала девушка. — Идем, пока нас не спохватились! Ребята собрали все вещи, что были принесены для ритуала, и отправились в гостиную. Тени заскользили по стенам древнего замка, свечи то и дело трепыхались от сквозняка.

***

Гарри Поттер был зол, нет, он был в ярости! То, что провернули этой весенней ночью Гермиона и Блейз, никак не хотело укладываться в голове. Если от Забини можно было ожидать такого, то от тихой Гермионы, он никак не ожидал. Девушка виновато опустила взгляд, комкая края своей юбки. Гарри метался из стороны в сторону, сидящий рядом Драко лишь изредка посмеивался, косясь на лидера их ордена. Забини благополучно отвязался от разговора, мол, его вызвал декан, варить зелья, ничего не поделаешь. «Предатель», — подумала с горечью Гермиона. Невилл, который благополучно излечился от отравления, сидел с невозмутимым видом, ему, словно было все равно, что он сейчас услышал. Луна загадочно созерцала гобелен на стене: красивая змея, изображенная на нем, хищно взирала на собравшихся. Нотт обрадовался такой новости. С азартом подхватив идею, он единственный встал на сторону Гермионы и Забини, пытаясь убедить в этой навязчивой, опасной идее Гарри, остальные пока придерживались нейтралитета, ожидая решения избранного. — Поттер, да пойми ты, это же ге-ни-ально! — протянул он, растягивая гласные. И с ажиотажем жестикулируя, стал доказывать лидеру, что идея и правда достойна их внимания. — Тео, ты сам слышишь, что говоришь? Это темная магия, нет, это безумно темная магия! Это же надо было додуматься, и со мной даже не посоветовались. Ладно, Блейз, этот жук может, вполне в его стиле, но ты… от тебя, Гермиона, я такого не ожидал, — ругался Гарри. — Гарри… — попыталась девушка вставить слово, но ее бесцеремонно перебили, тяжелый взгляд буравил ее. — Что?! Ты понимаешь, насколько это опасно? Ошибись вы, сделайте что-нибудь не так, да хоть то, что ты могла оказаться слабее должного, и ты бы сгорела! Или осталась бы сквибом. — Гарри, выслушай! — не унималась девушка. она гордо вскинула подбородок с упрямством смотря в глаза другу. — Что сделано, то сделано, я сама так решила! И мы, с Забини, хотели предложить это всем вам. С нашими силами мы не потянем стычку с пожирателями, мы не сможем выучить сложные заклинания, потому что сил не хватит! Подумай сейчас не о себе, а о нас. Многие пойдут за тобой, ты несомненно хороший лидер, умеешь расставлять приоритеты. Но там, у многих родители. Грубо говоря, мы идем против них, потому что они вынуждены подчиниться, а мы вольные, пока что! — она встала, положив руки Гарри на плечи, она в упор посмотрела на парня и шепотом добавила: — Я очень люблю своих маггловских родителей и сделаю все, чтобы их защитить. Надо будет, я выучу темные и самые запрещенные проклятия, чтобы остановить этого идиота… Гарри замер, в неверии смотря на подругу, в чьих глазах вспыхнула неподдельная животная ярость — она и правда пойдет на крайности, вступит на темную тропу. И либо он с ней, чтобы вовремя остановить и направить, либо он сам по себе, и будет вынужден смотреть лишь со стороны. Отогнав угнетающие мысли, он вздохнул обреченно, он понимал, что идея и правда хорошая, но, в тоже время, она до абсурда опасная. «Авантюристы, гребаные», — подумал он. — Я с вами… — наконец, провозгласил Гарри. — Но впредь я прошу советоваться со мной. Не будьте так беспечны, не кидайтесь в крайности. Когда мы вместе, мы непобедимы. Если каждый будет тянуть одеяло на себя, то наш тандем развалится на первой же стычке. Давайте сообща принимать решения! — Спасибо, — благодарно улыбнулась Гермиона. — Ну что, идем на зоти? — она оглядела присутствующих. Все кивнули, нехотя поднимаясь с уютных диванчиков. Гарри хотел было отправиться следом, как на балкончик спикировала сова, неся в лапе привязанный конверт. Гарри оглянулся на товарищей, что уже спустились на первый этаж, он подошел к сипухе и принял из ее лапки письмо, попутно проверяя на различные наложенные заклинания. С тех пор, как Волдеморт начал активно набирать силу, а Сириус по прежнему прячется, а Альбус-много-имен-Дамблдор начал за ним активно следить, парню ничего не оставалось, как научиться проверять все, что попадало ему в руки. Сев обратно на диванчик, он распечатал письмо, в котором аккуратным почерком были выведены слова:



Liforta

Отредактировано: 12.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться