Избранный, который смог

Размер шрифта: - +

Корона Избранного

Весеннее солнце поднялось высоко над Запретным лесом, дементоров давно убрали, но тень их холода и страха все еще преследовали по пятам. Подходя к самим воротам Гарри обернулся. Тоска накатила словно лавина, как бы там ни было, а расставаться со школой грустно. Хогвартс стал для него вторым домом, пусть хоть призрачно, но он чувствовал себя в безопасности, а там, за оградой, за большим забором и коваными воротами, царила звенящая, даже пугающая пустота. Да, он вернется в свой мэнор, туда, где даже директор не сможет его достать. Отчего-то не привыкший жить в большом доме — своем доме, Гарри каждый раз ощущал себя неуютно. Побыть хозяином жизни ему пока не приходилось, да чего уж там, ему постоянно кто-то да указывает. Гарри усмехнулся, вспоминая слова Гарольда «не позволяй тобой помыкать», хотя сам опекун, то и делает, что командует. Гарри все думал, как он из «хлюпика» вырос в такого сильного мага? Сравнивать себя с Гарольдом ему было сложно, словно он не тот человек, и с ним его связывает лишь отдаленная схожесть.

Поезд уже стоял у платформы, черный смолистый дым валил из трубы, а столпившиеся школьники, толкаясь, протискивались внутрь. Хотя протискивались в основном гриффиндорцы, остальные спокойно проходили по очереди; сначала младшекурсники, которых рассаживали старосты, потом остальные. Гарри держался своих друзей, он не знал как рассказать им про опекуна. Как они отреагируют и поверят ли? Хотя, как Гарри подметил, вплетенные в клятву слова про ложь и доверие должны сыграть роль. Последний первокурсник переступил порог поезда, и дальше движение пошло более оживленно. Провожавший ребят Хагрид смахнул выступившую слезу, прощаясь с Гарри и говоря какие-то слова, в смысл которых Гарри не вслушивался и, буркнув на прощание «увидимся в следующем году», великан неспешно покидал платформу с поездом, который, издав гудок, уносил прочь уставших и повзрослевших за год студентов.

Заняв одно из свободных купе, ребята расселись по сидениям с мягкой обивкой. Гермиона с того дня больше не выглядела убитой, даже улыбалась и пыталась подбодрить Гарри и Невилла — отчего-то именно эти двое сидели в неведомом для окружающих напряжении. Луна покровительственно положила свою ладонь поверх руки Поттера, с добротой и теплом посмотрев на него. Стало легче, отступила тревога и напряжение, словно весь мир на миг затих, и время остановилось. Гарри никогда не понимал, как девушке это удается — стоит ей лишь коснуться, и все в мире становится не важно; краски меркнут перед глазами, голоса стихают, шум движущегося локомотива перестает стучать по слуху. Из такого транса его выдернула чья-то рука, трясущая за рукав свитера. Гарри вздрогнул и резко вернулся в реальный мир, где были слышны вновь и шум, и гам, и стук колёс. Луна не убрала своей ладони, но уже не смотрела на Гарри словно завороженная. Оба из них несли на плечах секрет, который узнать под силу немногим. И, если в случае с Гарри еще можно понять и принять, то вот о возродившихся основателях знать вряд ли кто хочет, мало кто готов принять такую правду. Луна молчала, она словно знала что Гарри нужно сказать, словно читала его мысли, а, может, она просто видела его напряжение. Пейзаж за окном сменился с редких покосившихся домиков и густого леса на пустые поля и яркое солнце, что согревало своими лучами, бликами играя на непослушных волосах подростков, скользя по лицам, запутываясь в сплетенные пальцы пар, играя на молодых губах, что пропитаны вишнёвым привкусом и запахом миндаля. Гарри, наконец собравшись с мыслями, сжав кулаки и тяжело выдохнув, посмотрел на ребят, обводя взглядом небольшое купе.

— Мне нужно вам кое-что рассказать, — вот и сказал, назад пути нет, слова вырвались подобно вздоху, а в теле дрожь.

Вновь, Луна — его личный якорь — сжимала его ладонь, словно зная, что ему это сейчас необходимо. Он чувствовал это тепло, шедшее от девушки, оно пробиралось под кожу, проходя разрядом тока, приятной истомой растекалось по венам, согревая и обволакивая, успокаивая, даря свою поддержку. Драко изогнул бровь и палочкой взмахнул в сторону потертой двери, закрывая ее ото всех. Ребята посмотрели на своего лидера. Все ждали, что же скажет Гарри. А он не знал с чего и начать, но рассказать было нужно, да и не хотел он скрывать от них этот секрет, мечтая поделиться хоть с кем-то, чтобы разделить между друзьями.

— Гарри, что-то случилось? — спросила Гермиона с нотками волнения.

— Нет, — мотнул головой юноша. — Вы ведь помните про моего опекуна, тот, о личности которого даже директор не ведает?

— Помним, — ответил за всех Блейз. — И что с ним?

Вновь группа ребят в упор посмотрела на Поттера, эта вечная публичность, взгляды, и когда так смотрят, хочется спрятаться, уйти, сбежать. Он опустил взгляд, сжав в ответ ладонь Луны.

— На прошлой неделе я узнал кто же он такой, — тихо начал Гарри, отгоняя волнение и сосредоточившись на ощущениях тепла, по прежнему исходящего от девушки. — Этот человек я сам, — продолжил он так и не поднимая взгляда, а напряжение в воздухе становилось осязаемым. — Этот человек… Он прошёл то, что ожидало бы меня, что не сотрешь из памяти, что не пожелаешь никому. Предательство, обман, войну и Азкабан. А знаете кто ему по настоящему помог, тот от кого этого не ожидаешь, глядя на кого ставишь клеймо — убийца и каратель, — профессор Снейп. Я всего не хочу рассказывать, нет, вы не подумайте, мне не запрещено говорить вам, просто вы вряд ли захотите это слушать. Да и мне в голову лезут не самые радужные мысли.

Он остановил речь, в купе стояла звенящая, давящая тишина, словно он тут один, лишь рука Луны, что сжимала яро, говорила о том, что он всё ещё не один. Подняв несмелый взгляд, он встретился с серыми, холодными, словно лед, глазами Драко. Нет, тот не смотрел осуждающе, не было в этом взгляде и насмешки или злости, но он был серьезным, таким, как Люциус смотрел на продавца в книжной лавке — давящим и неприступным.



Liforta

Отредактировано: 12.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться